Доброта была вначале…

Доброта была вначале…

Причиной для знакомства с семьёй из посёлка Передового Изобильненского района стало письмо от Р. Комнатной. В нём Раиса Ивановна благодарила управляющего Ставропольским Фондом социального страхования РФ за помощь её 103-летней матери М. Мишуковой. Специальный противопролежневый матрас, прогулочное кресло-коляска и кресло-стул, выделенные пожилой женщине в соответствии с индивидуальной программой реабилитации, подоспели к дню её рождения и были как нельзя кстати. Два момента в письме заставили выделить его из почты. Во-первых, не так уж много у нас в стране долгожителей. Ну а то, что семья в несколько десятков человек остаётся верной малой родине, где и больницы-то нет, а только фельдшерский пункт — вообще из разряда фантастики.

Самый богатый человек

В селе всё рядом. Нужный дом с оградой и тенистой верандой оказался по соседству с административным зданием. Навстречу выбежала звонкая собачонка – не отпугнуть чужаков, а, скорее, сообщить о гостях. Проходим в комнаты.

— А мамы нашей уже нет в живых, — сообщила Таисия Ивановна Березовская. — После дня рождения всего полмесяца и пожила…

В доме Таисии Ивановны, где собрались родственники, о матери напоминает всё. И любовно изготовленные ею белоснежные наволочки, и воздушные подушки «для убора», и перина — Мария Ивановна самолично перебрала перо так, чтобы была «пушинка к пушинке»; на каждом пёрышке твёрдые части ножницами обреза-ла.

— Мама в военные годы работала в колхозе, отец на - железной дороге… Была рядовая колхозница, в числе первых туда пошла.

— До конца жизни работала. Шила, — включается в разговор Григорий Иванович, внук долгожительницы. — Уезжаю на работу, она – то носки вяжет, то шьёт.

— Она и умирала, а пыталась нитку в иголку вдеть. До последнего нам помогала, — продолжает Раиса Ивановна. – В 90 лет в Белгород ездила правнучку нянчить. А когда возвращалась, решила сделать остановку в Ростове, навестить брата, полковника в отставке. Отыскала его в незнакомом городе сама. Дядя Стёпа был младший в семье, 1919 года рождения, но крепкий мужчина, героический… Мамина семья тоже была большая, как это принято у казаков: тринадцать детей. Выжили девять. Кто-то от скарлатины умер, другие голода тридцатых, лишений сороковых не выдержали.

Домочадцы показали нам статью в районной газете «Живая летопись района», опубликованную, когда Марии Ивановне исполнилось сто лет. Журналистка описала, как долгожительницу приезжали поздравлять первые лица района. «Мария Ивановна самый богатый человек. У неё трое замечательных детей, семь внуков, одиннадцать правнуков и два праправнука». Глава района А. Чуриков во время чаепития поинтересовался здоровьем юбилярши. И как же были удивлены гости, когда выяснилось, что медицинская карточка Марии Ивановны практически пуста. Нетребовательная и жизнерадостная, хвори она переносила на ногах. Только к концу жизни стала прибаливать. И тут активность проявили дети.

Доброта была вначале…

— Мы ходатайствовали, чтобы ей помогли социальные службы, — рассказывает Таисия Ивановна. – Маме в общей сложности две коляски выдали. Первую мы получили в 1997 году от управления труда и соцзащиты, ее потом забрали назад.

Раиса Ивановна обеспокоенно оборачивается к нам – а эту тоже придётся сдавать? Мы ведь уже немолодые. Грише 76 год, инвалид второй группы по общим заболеваниям, столько уже операций перенёс. Таечке семьдесят первый. Да и я не девушка.

Владимир Иванович Казаков, заместитель директора филиала № 1 отделения Фонда, шутливо обижается: – Мы подарков назад не забираем. Не волнуйтесь, всё в наследство перейдёт.

За всё добро расплатимся добром

Что греха таить, далеко не всегда взаимоотношения большого государства и маленького человека строятся на такой ясной и естественной основе, о которой сказал в своих стихах поэт Н. Рубцов. Сколько раз случалось: идёшь к человеку на интервью и неожиданно попадаешь под обстрел обвинений, оказываешься виноватым едва ли не во всех социальных и политических бедах страны. («Почему вы не пишите? Не защищаете?») Мои новые знакомые Мишуковы-Комнатные-Березовские жизнь привыкли строить сами. Они, конечно, тоже могут поговорить про политику, но спрашивать по полной программе за свою жизнь и дела привыкли с себя. Хорошо помнят завет отцов, что жить надо в любви, а не в ненависти-зависти (к соседу, времени, власти), тогда и трудности преодолеваются легче, и помощь приходит. Остро понадобилась она однажды и Таисии Ивановне Березовской, которая всю жизнь проработала в школе.

— В 2005 году у меня случился инсульт. Сестра Раиса прибежала. Фельдшер послушала и говорит, ничего страшного. Полежите, успокойтесь, всё пройдёт.

В разговор вступил сын Таисии Ивановны Андрей.

— Понимаете, у нас нет своей больницы и специалистов узких – тоже. Если с человеком случается беда, механизм такой: звонишь фельдшеру, она не выезжает, как это надо бы, а вначале звонит в Солнечнодольск. Только если дают разрешение, «скорая» сдвигается с места. А заболевания сердца — они ведь коварные: мгновение и нет человека.

Когда Таисию Ивановну доставили в больницу, состояние было угрожающим. Восстановление проходило трудно. Врачи объяснили – крайне необходимо курортное лечение. За помощью Раиса Ивановна обратились напрямую к управляющему отделения Фонда.

— Когда ты пишешь письма в инстанции и тебе под разными предлогами отказывают, этим сегодня никого не удивишь, — говорит Таисия Ивановна. — А вот когда ты обратился и тебе помогли — почти из разряда «такого не бывает». По программе реабилитации в отделении Фонда мне выделили путёвку в Пятигорский санаторий «Лесная поляна». До этого ни разу не ездила на курорты. Впервые в жизни почувствовала, что моим здоровьем всерьёз занимаются.

У каждого святого есть прошлое…

Мои новые знакомые показали мне фильмы, снятые к юбилеям членов семьи. Раиса Ивановна удивила альбомами, в которых запечатлена её профессиональная биография — 20 лет в коллективе бюджетного отдела райфинотдела, где работала бухгалтером-экономистом. Фотографии, стихи, шутки – всё оформлено красочно, с любовью. Оказывается, до сих пор праздники отмечают вместе, хоть Раиса Ивановна уже на пенсии. Встречаются, как привыкли, семьями, за круглым столом.

С праздниками здесь вообще многое связано. Когда пришёл день Великой Победы в 1945 году, Таисия Ивановна Комнатная была совсем девчонкой, но запомнила его на всю жизнь. Праздновали всем селом. Несли кто что мог, и получился, по несытым тем временам, общий богатый стол.

— И пели, и плакали, и обнимались от великой радости… А ровно через год 9 мая 1946 года родилась моя сестра Рая, так что всенародный праздник мы воспринимаем и как наш, семейный. В разговор включается Раиса Ивановна.

— Когда мама уже угасала, сижу рядом с ней. Она мне – что сидишь? Дел, небось, полно. А я ей – мама, расскажи, как это было, когда я родилась. И мама рассказала. К девятому мая 1946 года напекла она пирогов с сушкой на общий стол, а сама присела отдохнуть.

— Я, Терентьич, наверное, не пойду, плохо что-то, как бы не начались роды… Муж растерялся: а мне-то всё равно надо быть, я ведь там, Мань, ответственный за всё. Когда вёз снедь, по пути заехал к повитухе, попросил, зайти — Маруся вроде рожать собралась. Так дочка и появилась на свет. Через какое-то время отец подошел. Посмотрел на младенца — ишь, какая курносенькая, и снова побежал на праздник «нести ответственность». Позже мама нет-нет, да и напомнит отцу – мол, в «самый ответственный момент» меня одну оставил… Это был единственный шутливый упрёк отцу, который слышали дети.

– Мы все знали, что папа не очень здоров. Фронтовик. Со страшным ранением восемь месяцев пролежал в госпитале. Домой пришел незадолго до победного мая. Худющий, с палочкой, но живой. Мама после этого говорила: «Я счастливый человек. О чём бы Всевышнего ни просила, он всегда всё выполнял. Молила, чтобы мой Терентьевич вернулся с фронта, он меня услышал и вернул мужа». Спрашиваю, была ли Мария Ивановна верующим человеком. Андрей, сын Таисии Ивановны, вспоминает: «Верила, но церковь редко посещала. Иной раз ей говорю, что, мол, церковный праздник сегодня, а ты в огороде, а она мне: Бог за труд не наказывает. Бабуля в семье была главной хранительницей и защитницей».

— А новая поросль, где работают?

— Внучка Настенька с двумя детьми сидит дома пока. По материнству и родам получила пособия. А вообще работает в ДК, кружки ведет. Хорошо хоть клуб работает, так-то всё имущество колхоза распродано. Если бы не поддерживал Чуриков, глава района (он наш земляк, вырос здесь), вообще бы ничего не осталось. Светлана, дочь Григория Ивановича, сейчас сидит дома, её дочь Сашенька смотрит за двумя детьми. У наших детей есть свои дети. Праправнуку Григория – Геночке - три, Алёне год.

— Да что мы вам всё это рассказываем, — вдруг оживляется Таисия Ивановна. — У нас ведь есть родовое дерево. Мы его сами нарисовали.

Главный труд, созданный членами разветвлённой семьи, - генеалогическое древо, нарисованное на куске картона. На дереве вместо плодов – фотографии: дети, внуки, правнуки. И — родоначальники большой семьи, Мария Ивановна и Иван Терентьевич Мишуковы. Терпимость и терпение, способность довольствоваться малым во имя больших целей; любовь к семье, детям и к Родине — как к семье, без которой нет у человека корней… Это ли не истинно христианское начало, о дефиците которого, к сожалению, редко кто нынче задумывается и которое мы, к немалой нашей радости, отыскали в ставропольской глубинке. Живут здесь просто, много работают, наверное, в чём-то и грешат. Но разве это главное? Как сказал один мудрый человек, у каждого святого есть прошлое, а у каждого грешника — будущее. Если, конечно, в главном люди стремятся жить по любви и по совести.

Тамара КУЛИКОВА, член Союза журналистов РФ

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов