Доброта

Владимир Жидков

Доброта
 Жаркое солнце замерло в зените над селом Солёным. Надя Точкина заскочила во двор, хлопнула дверью:

- Мамочка, ура, поздравьте меня, я окончила восемь классов, вот мой документ! Девушка вьюном порхнула по комнате, затем взмахнула рукой, радостно шлепнула развернутое свидетельство на стол.

Екатерина Захаровна с улыбкой на устах бережно взяла пахнущую типографской краской маленькую книжицу, пробежала глазами по оценкам. Она знала, что дочь круглая отличница, и вот, пожалуйста… И еще: она ведала о том, что дочь с детства мечтает посвятить себя медицине, делать добро людям. И все же спросила:

- Какие же дальнейшие планы у тебя?

- Вначале хочу поступить в Сальское медицинское училище, а после окончания буду работать в поликлинике или больнице, там видно будет. Представляете, как это будет здорово! Я в белом халатике иду по коридору, а пациенты шепчут вслед: это Надежда Тимофеевна, наша сестричка! Надя с гордо поднятой головой прошлась по комнате, изображая врача в кипенном халате.

Мать смеялась над живой сценкой, хохотала и сама артистка. Спустя несколько лет она не раз вспомнит этот эпизод и грустно улыбнется своей почти детской шалости.

Через неделю Надя сдала документы в Сальское медицинское училище, и её приняли без вступительных экзаменов.

А через два месяца началась учёба. Девушке она давалась легко,так как память ей Бог дал феноменальную. Каждое слово преподавателей откладывалось в голове, точно в компьютере. Надя вела общественную работу, была комсоргом группы, увлекалась художественной самодеятельностью. В ее репертуаре - исполнение русских народных песен, игра на гитаре и балалайке.

В бурном водовороте жизни незаметно пролетели два года учёбы. 19 июня 1941 года курсантка получила красный диплом, и её направили на работу в город Каменск–Шахтинский. По прибытии на место молодому специалисту предоставили комнату в уютном общежитии. И все, казалось, складывалось наилучшим образом. По истечении некоторого времени юная медсестра мечтала поступить в Ростовский медицинский институт и получить высшее образование. Однако той мечте не суждено было осуществиться - грянула Великая Отечественная война. Об ужасной новости Надя узнала в шахтерской поликлинике и до конца рабочего дня не находила себе покоя. А на следующее утро она уже была на приёме у военкома.

- Товарищ капитан, вот моё заявление и диплом, прошу направить меня на фронт, я медицинская сестра, там я принесу гораздо больше пользы,чем здесь. Прошу вас!

Капитан Дьяченко мельком взглянул на диплом, затем усталым взглядом окинул девушку. Она была невысокого роста, щупленькая, со вздернутым носиком.

- Сколько тебе лет, дитё?

- Семнадцать. А через полгода исполнится восемнадцать, - робко ответила.

- Вот через полгода и приходи. А сейчас не мешай работать. Без тебя голова кругом идёт.

Надя понуро вышла.

После этого визита настойчивый доброволец ещё трижды пробивался в кабинет военкома. И столько же раз получал отрицательный и очень обидный ответ.

И только в начале августа 1941 года Надежду Точкину вызвали в военкомат, и тот же капитан Дьяченко лично вручил ей направление в госпиталь номер 3236, который располагался в местной школе. Радость и гордость переполнили душу и сердце девушки.

- Спасибо, товарищ капитан! Надя по-военному козырнула и стремительно выскочила из кабинета.

То, что она увидела в госпитале в первые минуты, буквально потрясло воображение. В длинных коридорах, классах, спортзале располагались раненые солдаты. Здесь пахло кровью, лекарствами, йодом, потом. Высокие палаты оглашались криками, стонами, проклятиями в адрес фашистов, просьбами о помощи.

- Как им беднягам облегчить страдания, как успеть кругом и к каждому, ведь их так много? - терзалась Надя. С тяжёлым осадком на душе она постучала в дверь и вошла в небольшой кабинет. Поздоровалась. За маленьким столом сидели трое: Иосиф Моисеевич Паскевич – хирург, медсестры Тоня Павлова и Аня Мозерова.

Узнав о цели визита, хирург обрадовался:

- Очень хорошо, помощники нам нужны позарез. Долго нам, девочки, сидеть нет времени, приступим к работе. Прошу быть внимательными и не расслабляться.

Доброта
 Присутствующие с готовностью поднялись.

В операционную санитары занесли парня лет двадцати с раздробленной, почерневшей ногой и бледным обескровленным лицом. Иосиф Моисеевич дал раненому стакан спирта, после чего сунул ему в рот алюминиевую ложку, привязал руки и сказал:

- Крепись, дружище, и всё будет хорошо!

Легко сказать «крепись». Ведь извлекать осколки из тела пришлось без наркоза. Сержант, как мог, терпел, иногда ругался, стонал от адской боли.

Надя успокаивала его тёплыми словами, полотенцем нежно вытирала мокрое от обильного пота лицо. Ей казалось, что те страдания, которые переносит этот мужественный парень, выпали и на её долю.

Между тем хирург продолжал своё нелёгкое дело. Десять чужеродных кусочков металла извлёк он тогда из ноги пострадавшего, тем самым победил надвигавшуюся гангрену, спас человеку не только ногу, но, быть может, и саму жизнь.

После той памятной операции в течение четырёх лет войны были сотни других - лёгких и тяжёлых, но первая запомнилась Точкиной на всю жизнь.

Война тем временем приближалась к Донским степям. Поток раненых увеличивался с каждым днём. И тогда командование Красной Армии приняло решение эвакуировать госпиталь в город Барнаул. В начале 1942 года раненых погрузили в санитарный вагон, и состав отправился в тяжёлый и рискованный путь.

Во время следования на восток его неоднократно бомбили немецкие самолёты. Особенно жестоким атакам поезд подвергся неподалёку от Сталинграда. И только благодаря умелым действиям машинистов потерь удалось избежать. А может, это были счастливые стечения обстоятельств. Кто знает.

До Барнаула состав не добрался. Его перегнали на другие пути и отправили в сторону Москвы.

По прибытии под Рязань госпиталь разместили в школе, где ему присвоили новый номер - 2023. И вновь, как и прежде, хирург и операционные сёстры работали почти круглые сутки.

- Бывали такие случаи, когда кто-то из нас не выдерживал напряжения - засыпал, стоя со скальпелем или шприцем в руках, - вспоминает Надежда Тимофеевна.

Если всё же выпадало свободное время между операциями, Надя перевязывала раненых, стирала бинты и белье, ухаживала за тяжелобольными. Когда она отдыхала, никто не знал. Энергия у нее била ключом.

Кроме того, она умудрялась выкраивать время для того, чтобы взять в руки гитару или балалайку, исполнить под собственный аккомпанемент русские народные песни и романсы. Такие короткие, но душевные концерты помогали раненым отвлечься от болей, а значит, преодолеть недуг, скорее стать на ноги. Не зря же медицинскую сестру фронтовики ласково называли «наша Надежда». Такие отзывы для простой сельской девушки были высшей наградой за труд, за любовь к людям.

Предвижу, что, читая эти строки, некоторые молодые медицинские работники скептически улыбнутся. Оно и понятно: ведь для таких «специалистов» мораль и совесть - понятие условное и даже чуждое.

Но вернемся к нашему герою. После разгрома немецких орд под Москвой у Надежды Точкиной на груди появилась первая награда Родины «За оборону Москвы». Несомненно, награда более чем достойная.

Шло время. И в 1943 году госпиталь номер 2023 вновь двинулся вперед следом за наступающими частями Красной Армии. Он взял ориентир на Курск, потом на Киев. Его трудолюбивый и слаженный медицинский коллектив лечил раненых красноармейцев в польском городе Ченстохова, где и встретил радостный и долгожданный День Победы.

В 1946 году Надежда демобилизовалась из армии в звании лейтенанта медицинской службы. Приехала в родное село Солёное, что в Калмыкии. Погостила пару недель, присмотрелась и, не найдя применения своим силам и возможностям, собралась в путь, который лёг на Кавказ. Так уж судьбе было угодно: остановилась она в Серноводском санатории в Чечне, где отработала ровно пять лет. Но ее молодая и пытливая натура жаждала познаний и новых впечатлений. Долго не раздумывая, собралась в дорогу. Теперь её пристанищем стал город Гудермес в Дагестане. Здесь она встретила свою первую любовь – Владимира Чернышова. И в 1955 году молодые люди поженились. А через четыре года молодая супружеская пара переехала жить в город Ставрополь. Здесь от счастливого брака в семейной ячейке появились на свет сын Геннадий и дочь Людмила. Дети в свое время получили высшее образование. Геннадий стал военным – майор Российской армии, ныне проживает в краевом центре, Людмила – в Италии.

Муж Надежды Тимофеевны, Владимир Степанович, служил в органах правопорядка - майор милиции, занимал должность начальника ОБХСС Северо-Кавказской железной дороги. Увы, сейчас его уже нет в живых.

А наша героиня по приезде в краевую столицу с головой окунулась в медицину. Более двадцати лет трудилась в краевой психиатрической больнице, двенадцать лет посвятила лечению детей в лор-отделении третьей городской больницы. Всего же неутомимый медицинский работник отдал своему любимому делу около пятидесяти лет. За минувшие годы её тёплыми и добрыми руками были оздоровлены тысячи благодарных пациентов. Не зря же её портрет бессменно располагался на досках почёта лечебных учреждений.

Уйдя на заслуженный отдых, Надежда Тимофеевна Чернышова не сидит дома без дела: она вся в делах и заботах - помогает воспитывать и растить внуков и правнуков, трудится на небольшом приусадебном участке, где выращивает к столу экологически чистые овощи и фрукты. Её добрые дела не знают границ. Так, например, несколько лет она безвозмездно ухаживала за прикованной к постели бывшей артисткой краевой филармонии Полиной Уколовой. За оказанные услуги просила Полину исполнить любимый романс или народную песню. И та не могла отказать и, когда позволяло здоровье, пела. А Надежда Тимофеевна с упоением слушала любимую певицу.

Скоро Надежда Тимофеевна будет отмечать свое девяностолетие. Но годы ей нипочем. Она ходит в плавательный бассейн, занимается йогой, совершает длительные пешие прогулки по родному городу, много и без устали трудится - вот и весь секрет её долголетия.

В настоящее время, несмотря на солидный возраст, сестра милосердия ухаживает за своим двоюродным братом - ветераном Великой Отечественной войны, инвалидом первой группы Петром Романовичем Марковым. К слову сказать, совершает она свои благородные поступки не ради наследства, материальных и финансовых благ, нет. Всё, что она творит, делается исключительно от души, по совести. Дарить людям добро до последней капли - в этом она видит своё главное предназначение и смысл жизни.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов