Долг платежом красен!

Ольга Метёлкина
Защита Родины, укрепление обороноспособности государства — дело всенародное, а для властных структур ­ святая обязанность. Нарушившие ее должны отвечать по закону.
 

Именно так считает депутат Государственной думы Ставропольского края Евгений Письменный, возглавляющий ОАО «Автоприцеп­КамАЗ». И именно этим объясняется столь яркое, эмоциональное и негодующее его выступление на расширенном заседании правительства Ставропольского края и на последующих заседаниях Думы, его резкая критика министерств, отвечающих за экономическое развитие края. Наша газета уже предоставляла слово депутату, представляющему интересы краевого центра в Госдуме Ставрополья. Однако тема, поднятая Евгением Письменным, остроты не потеряла и сегодня…

— Евгений Яковлевич, ваше предприятие платит более 100 миллионов рублей налогов в год, наполняя тем самым государственную и краевую казну, чем же объясняется критика в ваш адрес и в адрес руководимого вами предприятия со стороны правительства края?

— Во все времена, при любых правителях защита Родины была и будет приоритетной задачей. Безопасность граждан страны — честь, достоинство и гордость правителей. Именно с этой целью формировались и неприкосновенно хранились запасы продуктов питания, оружия, средства индивидуальной защиты, техника и сырье для ее изготовления в военное время. Государство в лице царей и президентов создавало условия для хранения мобилизационного резерва, стимулировало и поощряло деятельность предприятий в этом направлении.

Этот вид деятельности в основе своей невыгоден для предприятий, именно поэтому он называется не правом, а обязанностью. Наш коллектив не стал исключением!

­ Вы выпускаете мирную продукцию, а говорите о запасах для военного времени!

— «Хочешь мира — готовься к войне» ­ так совершенно правильно ведет оборонную политику Правительство России, так должны работать и краевые правительственные мужи.

И в 1997, и в 2003 годах правительство края согласовывало мобилизационный план по производству прицепной техники в особый период, установленный нашему предприятию Правительством РФ. Для выполнения поставленной задачи я, как руководитель, и коллектив акционерного общества, подчеркиваю, — частного предприятия, были обязаны взять на себя дополнительную работу и затраты по мобилизационной подготовке экономики.

Наш завод на деньги акционеров арендовал у муниципалитета землю для госнужд, а это ни много ни мало дополнительно 125 тысяч квадратных метров к площадям, необходимым предприятию и для основной деятельности! Так как кадастровая цена квадратного метра земли равняется 1492 рублям, то сумма арендной платы составляет несколько миллионов рублей.

Мы приобрели и много лет храним и обслуживаем неприкосновенный запас оборудования — это более 1,5 тысячи единиц, металл и комплектующие детали на сумму более 200 миллионов рублей.

Мы несем затраты по заработной плате работникам, задействованным в сохранности мобрезерва. Зачем нам это нужно? Мы ­ акционеры и должны выполнять свою главную задачу — получать прибыль и своевременно платить налоги...

­ В принципе, это же и есть госзаказ? Но в этом случае он должен быть подкреплен финансами?

— В нашем конкретном случае это госзаказ, но он не оплачен. Краевое правительство, вместо того чтобы стимулировать и поддерживать деятельность основных налогоплательщиков края в вопросах укрепления обороноспособности страны, требует непомерную плату за землю, занятую под их собственным заданием. Одним словом, государство нас попросило, мы ценой невероятных усилий выполняем их задание, а правительство Ставропольского края нас критикует и пытается создать для себя ореол борцов за непонятную нам справедливость.

­ Почему вы подписали договор на мобрезерв еще в 1997 и в 2003 годах, а поднимаете вопрос о земле сейчас? Разве раньше этой проблемы не существовало?

— До 2004 года действовали льготы по налогу на имущество и при арендной плате за землю, задействованные под мероприятия по мобилизационной подготовке. Таким образом, государство компенсировало предприятиям финансовые затраты. Однако в 2004 году льготы были приостановлены, а в 2005 году вдруг появились новые правила игры, совершенно нас не устраивающие. Получилось так, что право на льготы получили только плательщики налога на землю, т. е. собственники земли. Однако «Автоприцеп­КамАЗ», как, кстати, и большинство отечественных заводов, хозяином земли не является, а арендует ее и, следовательно, платит не налог, а арендную плату. Проще говоря, мы льгот не имеем, в результате несем убытки, содержа и охраняя государственные запасы на территории 125 тысяч квадратных метров. Возникает резонный вопрос: почему завод должен платить за тысячи «квадратов» и за более полутора тысяч единиц оборудования, которые ему не нужны, но находятся на территории завода?

­ Евгений Яковлевич, со стороны краевого правительства звучала критика, что «Автоприцеп­КамАЗ» не заплатил за землю 4 миллиона рублей, так ли это на самом деле?

— Мы все налоги платим регулярно и в указанный срок. Но хочу подчеркнуть: речь идет как раз о плате за ту землю, на которой находится государственный мобрезерв, поэтому не мы должны четыре миллиона, а, наоборот, это нам задолжало государство! Руководители правительства, из чьих уст звучат обвинения в наш адрес, даже не пытаются вникнуть в суть проблемы. Они никак не хотят понять, что «Автоприцеп­КамАЗ» не государственное предприятие, а акционерное общество, которое, выполняя мобилизационное задание, оказывает государству услугу. И ссылка тех же руководителей правительства на статью 65 Земельного кодекса очень правильная: действительно, платить за землю должны все. Так почему государство не платит нам за землю и оказываемые ему услуги? Долг платежом красен!

Сегодня мы платим за землю по ставке, установленной городом, это их право, а правительство Ставропольского края очень хочет, чтобы мы платили вчетверо больше. Почему? Это для промышленных предприятий края финансовая катастрофа. У меня складывается впечатление, что единственное, чего хотят власти, — получить доходы только за счет повышения арендной платы за землю, а нас разорить, как уже разорили сельское хозяйство.

­ Понятно, что с платой за землю получилась неразбериха. А с какими видами налогов есть еще проблемы?

— Проблем много. Например, я не согласен с тем, что мы платим 18 процентов налога на добавленную стоимость. У завода не остается денег на техническое перевооружение. Потому и ВВП в нашей стране растет, как правило, за счет увеличения цен и объемов торговли, т. е. количественных показателей. А ведь это валовой продукт, а не ценовой. Значит, нужно “штуки” увеличивать, а не цену поднимать. Например, три года назад наш завод выпускал пять тысяч прицепов и имел годовой оборот в 800 миллионов рублей, сейчас оборот больше миллиарда, а количество прицепов осталось то же, потому что произошло увеличение цены на нашу продукцию за счет повышения цен естественных монополий. Как депутат и руководитель, чувствующий социальную ответственность, скажу — это совершенно неправильно.

­ Какие же вы видите резервы роста краевой экономики?

— Инвестиции нужны! Тогда и налоговая база будет увеличиваться. Ставку надо делать на крупный бизнес. Малый бизнес, не секрет, зачастую не платит налогов. Под разными предлогами! Допустим, большие деньги крутятся в автотранспорте. И никто его не контролирует, скажем, на предмет наличия тех же лицензий, кассовых аппаратов, проездных билетов. Чиновники для наполнения казны пошли самым легким путем — поднимают плату за землю. И опять же для кого? Для крупных предприятий. У них земли много! Если 20 квадратных метров можно «не заметить», то десятки гектаров не спрячешь, не «оптимизируешь». Я же не могу отсоединить от завода котельную или углекислотную, или станцию нейтрализации. Много таких объектов, которые жизненно важны, но они находятся на значительном расстоянии от основных производств и построены с учетом перспективы развития завода. Об этом раньше думали, а сейчас все разрушают горе­реформаторы.

­ Но в целом, как вы считаете, промышленное будущее у Ставрополья есть?

— Пока что очень слабое. У нас фактически нет промышленности, за исключением химической. Настоящих заводов раз, два и обчелся. Но без заводов ведь нельзя! Даже если бы поощряли уже существующие предприятия — «Сигнал», «Нептун» и другие — все бы увеличили объемы производства и, соответственно, налоговые платежи. Но, увы...

­ Евгений Яковлевич, что вы можете сказать о бюджете края?

— У правительства края сложилась плохая традиция — занижать доходную часть краевого бюджета, чтобы его перевыполнять и ходить в героях. А я считаю, что наш бюджет должен быть как минимум на 2 ­ 3 миллиарда рублей выше по доходам. Надо цель перед собой ставить и стремиться к ее выполнению.

­ А как депутатский корпус краевой Думы относится к этим проблемам?

— По­разному! У некоторых депутатов наших, надо признать, есть болезнь: кто ближе к власти, те имеют возможность в свои районы, от которых избирались, деньжат подтащить побольше. Я убежден — и правительство, и депутаты должны работать совместно, но при обязательном соблюдении законов. Нужно беречь свою честь и доверие своих избирателей.

Беседовал Андрей Орлов.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов