Дом для заблудших сердец

Лариса Ракитянская
…В конце ноября прошлого года мы расстались с ребятами, проходившими тогда реабилитацию в Спасо-Преображенской обители в станице Темнолесской. Ну что значит - расстались? После выхода серии статей, объединенных общим названием «Дорога наверх», нам еще долго звонили люди, приходили, мы извинялись, что не все можем принять из того, что нам предлагали. И все это время Роман, мой главный консультант и вообще – хороший человек, предлагал посетить женскую часть сообщества, отказавшегося от наркоты. А я все искала отговорки, чтобы не ехать к девочкам. Мне все время было «некогда»…

А на самом деле я просто боялась. Боялась увидеть следы той самой страшной разрухи, что остается в душах, на лицах и всей жизни женщин, попавших в героиновый капкан. Как-то проще было с парнями, тут вроде бы есть хоть какая-то закономерность: мужчины слабее женщин во многих смыслах, что уж тут… Да и хоть сомнительная, но «гармония» тут тоже присутствует. Мы же не шарахаемся от сильно пьющих мужиков, да еще и жалеем их, как принято на Руси жалеть пьяниц и тюремных сидельцев. С женщиной все гораздо сложнее. Принцип равенства возможностей здесь не играет и не действует: женский организм быстрее отключается от нормальной жизни без алкоголя и наркотиков, быстрее втягивается в болезнь и, соответственно, быстрее разрушается, и перестает существовать вообще.

Пока я раздумывала, девочки сами взяли да и приехали. Руководитель центра по реабилитации женщин, расположенного в Михайловске Елена и Юля, делающая первые и робкие пока шаги в трезвой жизни без наркотиков. «Да приезжайте к нам! Посмотрите, как у нас хорошо. С девочками познакомитесь, нам ведь тоже есть что показать и рассказать… А то все одни мальчишки у вас герои, а мы, как будто, нет?..».

В этот раз сборы были недолги. И в Михайловск мы поехали, как только потеплело. Весна… Народ как по команде высыпал на улицу и прибирается у домов в палисадниках.

Интересно, какой у них дом? У ребят не блистало хай-теком и вообще все напоминало декорации к макаренковской «Педагогической поэме»: хаты, клуни, сено, коза с коровой…

У девочек все по-другому. Дом огромный, двухэтажный. Он достался им самым необычным образом и заслуживает отдельного рассказа. Несколько лет назад этот дом возводился для единственного сына из небедной семьи. Предполагалось, что молодой человек крепко встанет на ноги, женится, введет в огромные комнаты молодую хозяйку и заживут они счастливо, родят детей… Места всем хватит, хоть сколько ребятишек приводи… И как сглазили! Единственный сын, надёжа и опора, стал наркоманом. Всё. Родители вступили в борьбу за сына, но была она неравной, эта борьба. До тех пор пока не познакомились с Николаем Новопашиным, основателем и координатором сети реабцентров. Как уж родители боролись с сыном и его болезнью, один Бог знает. Но усилия принесли плоды: парень прошел курс реабилитации, отказался от наркотиков, женился. А вот дом, который строили в надежде на сыновнее счастье, родители решили сделать приютом для таких же несчастных наркозависимых ребят. Как благодарность за спасенную жизнь единственного сына. Поначалу в доме жили ребята, но когда в центре появились девушки, дом решили отдать им. Нежные существа, куда им печки топить…

Дом, действительно, огромный. На первом этаже спальни, большая комната, вероятно, гостиная, ванная, кухня. У девушек есть все, что нужно для нормального житья-бытья, кухня, скромно, но оборудованная всем необходимым, спальни, рассчитанные на три-четыре человека, зеркала, большой телевизор… Туалет, правда, на улице. Но об этой детали человеческого бытия поговорим позже.

Наталья Буняева.

Продолжение следует.

Sowa12@mail.ru

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов