Домашняя работа

Лариса Ракитянская

Домашняя работа
Сегодня «Вечерка» начинает новый проект, посвященный Году учителя. Он называется «Домашняя работа» потому, что, по сути, жизнь педагога чем-то сродни судьбе актера: точно так же рампа отделяет лицедея от зрителя, как и учителя от ученика — небольшое пространство между партами и доской.

После школьного звонка, как после выхода «из кадра», учитель торопится домой, а там свои заботы. Какие они, эти будни?
Сегодняшняя героиня «Домашней работы» — Валентина Федоровна Ларцева, учитель английского языка МОУ лицея № 35 г. Ставрополя, отличник народного просвещения, творческий, инициативный, ищущий педагог, отдавший 50 лет жизни школе…

~~~~

Визитная карточка

Валентина Федоровна Ларцева окончила Пятигорский педагогический институт. Работала старшей пионервожатой школы № 33 города Ставрополя, учительницей английского языка Барабашской средней школы Приморского края, заместителем директора школ № 21, 19, 24 города Ставрополя. Она преподавала русский язык в Республике Непал, работала при представительстве Союза советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами в Кампучии, потом — в Бирме — переводчиком. Вернувшись из-за границы, директорствовала в средней школе № 1 города Ставрополя. С 1996 года трудится учителем английского языка в МОУ лицее № 35.

Валентина Федоровна выпустила 19 медалистов. Многие выпускники поступили и окончили факультет иностранных языков Ставропольского государственного университета и Пятигорского института иностранных языков.

За свою плодотворную деятельность В. Ф. Ларцева награждена Почетными грамотами управления образования администрации города Ставрополя, министерства образования Ставропольского края, Ставропольской городской Думы, медалью Ставропольского края «За доблестный труд» 3-й степени.

 

~~~~

 

Всегда не хватало времени…

Мы долго разговаривали с Валентиной Федоровной о жизни. Я все спрашивала: как вам удавалось все успевать? Валентина Федоровна сразу сказала: мне всегда не хватало времени. Но уточнила — в сутках:

— Мне всегда трудно было. Одно заканчиваю, другое начинаю, готовлюсь, выписываю, ищу литературу к внеклассным мероприятиям, словом, веду большую черновую работу. Это - как профессионал. А быт-то никуда не девается от нас — мы же люди простые, надо еще и приготовить, и еду купить, и убрать. И все надо успеть. Но начни жить сначала, все повторила бы! Я никогда не ною, что у меня трудная работа — она и должна быть трудной…

Валентина Федоровна признается: справлялась с бытом великолепно — всегда пироги пекла, готовила вкусный обед — только гарниры меняла, а первое всегда было в доме.

Было время, когда Ларцева жила на ул. Дзержинского, в маленькой квартире без удобств — варочная печка в коридорчике.
— Воду на стирку приходилось носить из колонки, которая была во дворе, — рассказывает Валентина Федоровна. — Бывало, натаскаю воды, выстираю белье, вынесу грязную воду, а на полоскание опять нести воду чистую надо! Но ничего, справлялась. Нынче машинка за меня постирает — это благо великое. Но вы не забывайте, что в две смены работаю в школе. Спасибо, я теперь рядом с работой живу…

Школа меня… лечит

Работала Валентина Федоровна в конце 60-х годов прошлого века в новенькой 30-й школе. И так распорядилась судьба, что учила она нынешнего министра образования Ставропольского края А. Ф. Золотухину. Сейчас от Аллы Федоровны часто приходится слышать этот термин — профессиональное «выгорание» учителя. Но вот уж к Валентине Федоровне он точно никак не применим!

Наш разговор с Ларцевой все время переходит на ее любимую работу:
— Я с детьми до сих пор играю в мяч, зарядку делаю. У детей сияют глаза! А я прихожу домой уставшая иногда до такой степени, что есть не могу! И тогда минут 20 пережидаю — чаю выпью или кефирчика. Потом только ужинаю. И к завтрашнему уроку готовлюсь.

Валентина Федоровна смеется:

— А бывает и так: чувствую — с утра давление поднялось. Принимаю таблетки и иду на работу. Захожу, открываю дверь и слышу: «Здравствуйте, Валентина Федоровна!». Отвечаю, еще слышу: «Здравствуйте!». И пока дойду до кабинета, мне все улыбаются. А вошла в класс, тут дети стулья расставляют, цветы поливают — жизнь идет. И я забыла про свое давление, и возраста уже не ощущаю. Я вам больше скажу: как праздники и каникулы — все это время могу пролежать больной. Вот если завтра на работу, все меняется: вечером — в душ, бигуди. Умирала накануне, а пришла в школу, и забыла о болезни. Я не знаю, что со мной будет, когда уйду на пенсию. Как наркотик школа для меня!

— У меня только и разговоры об учениках, о школе, — продолжает Валентина Федоровна. — Одного хочу подтянуть на «3», другого — на «4». У третьего оценка «плавает» между четверкой и пятеркой. Консультации расписаны с каждым, иной раз даже родителям в дневник пишу: ваш ребенок не приходит на дополнительные занятия. Бесплатно ведь занимаюсь!

Вот 50 лет работаю в школе, и мне кажется, мой организм к ритму этому привык: пришла домой, мне надо управиться — где-то пыль стереть, посуду помыть, расслабиться, посмотреть телевизор. Я ни разу с бабушками не сидела на скамеечке у порога дома. Вот ухожу в школу — сидят, прихожу — сидят. Вышла в магазин — сидят. Я понятия не имею — как это? Разные бывают дни, иной раз и скажешь ребяткам: мне сегодня неможется, работаем тихо, чтобы все успели сделать. Дети понимают. Бывает, заболею, так не могу на больничном сидеть, врача прошу: скорее выписывайте, я на работе поправлюсь. Меня эта атмосфера лечит. И всегда так было…

Давыдов в юбке

В конце 80-х годов Ларцеву «бросают» на руководство первой школой. А она была по тем временам чуть ли не самая элитная — здесь учились дети больших краевых и городских начальников. Валентина Федоровна вспоминает, как ей однажды прислали разнарядку на выпускников школы, которые потом должны пойти учиться в ПТУ. Директор и составила список, в который попали дочки и сыночки иных высоких руководителей. И стали в кабинете Ларцевой раздаваться звонки: как вы можете такие списки составлять, вычеркните того-то и того-то. Валентина Федоровна вспоминает:

- Я тогда придумала: как раздается такой звонок, тут же спрашиваю: а кто мне дал разнарядку на ПТУ? Вы дали. А у меня пять процентов детей рабочих учатся, все — отличники, можно ли их в профтехучилище посылать? Им же в институт прямая дорога! И доказала: снизили они мне план по ПТУ.

Кстати, приняла Ларцева школу с третьей попытки — после того, как пригрозили завести на нее персональное дело за отказ выполнять партийное поручение. А подходила на роль директора только она, ведь спецшколой, где профилирующий предмет — английский, должен руководить человек, в совершенстве знающий язык. Там в те времена менялись директора часто — нарушений было немало:

- Я была молодая, но уже прошла «чистилище» горкома, райкома, крайкома партии, профсоюза. Меня коллектив школы поначалу принял в штыки. Помню, когда нужно было ремонт делать, зашла к одной учительнице. Спрашиваю, как вы свой класс ремонтировать будете. А она и поставила на меня огромные глаза: «Я? Буду? Ремонтировать? Да я у себя дома ничего не делаю!». А была она супругой одного из начальников. Так у меня в тот год школу не приняли, скандал был большой. Ничего, проглотила я «пилюлю». На следующий год педсовет проводим и решаем про ремонт уже по-другому… Иногда нарыдаюсь дома, наутро прихожу в школу, все учителя пристально наблюдают: а как она будет себя вести. А я спокойно гнула свою линию…

Валентина Федоровна упрямицей себя не считает, говорит: «Я действовала, как тот Давыдов в «Поднятой целине»: учителя работают с детьми на ремонте классов, и я с ними — в халатике, в косынке. Приходила домой чуть живая. Утром вставала — и снова на работу. И вот, глядя на меня, дети начальников трудились не покладая рук. Родители потом спасибо говорили и даже прозвали меня «маленькой хозяйкой большого дома»…


«Вчера» и «сегодня» — рядом

Поделилась со мной Валентина Федоровна и старой обидой: столько сил отдавала школе, а квартиру никак не могла заработать.

- Как подходит очередь, все слышу спор районов: пусть ей «ленинцы» квартиру дают, она же работает на территории Ленинского района. Нет, пусть дают «октябрята» — по месту жительства решают ее квартирный вопрос. А вообще-то я довольна своей судьбой, никогда не кляну эту жизнь, как некоторые нынешние пенсионеры. Работаю, получаю пенсию и зарплату — привыкла к самостоятельности с молодых лет, не сижу на шее у дочери и ее семьи…

Валентина Федоровна как раз тот самый человек, который воплотил в себе образ учителя и руководителя школы в советское время и учителя сегодняшнего дня. Она говорит:

- Сейчас интересно работать, хоть и трудно! Компьютеры и техника — для кого-то новое, но я справляюсь: в каждом классе у меня есть ассистент, да и у детей не стесняюсь спросить, если чего сама не знаю. С детства мечтала быть учителем, играла в школу. А потом, когда сама пошла учиться, простой ученицей никогда не была — то председатель совета отряда, то председатель совета дружины. Так что и директором будучи, понимала всю работу каждого члена своего коллектива как бы изнутри.

В 2002 году мы работали по проекту «Идеальная школа», у меня сохранились рисунки детей. Они рисовали то, что сейчас уже есть в каждой школе: компьютеры, интерактивные доски. А я им говорила: вы много, ребята, захотели — и бассейны, и летние сады. И вот я сейчас говорю нынешним пятиклассникам: вы же это все имеете, а ведь еще каких-то восемь лет назад ваши сверстники об этом мечтали. Сейчас мы «путешествуем по Лондону», не выходя из класса. Видите, что получилось: есть и дальше о чем мечтать, и это хорошо! Плохо только, что многие ребята нынешние технические новинки воспринимают как должное — вот я и рассказываю им, как было раньше…

И благодарна Валентина Федоровна судьбе, что «командует» ее лицеем теперь творческий директор — Наталья Анатольевна Симонова: «Иногда мы, учителя, «пищим» от ее активности, но ведь многое делается!» — говорит Ларцева.

Ученики ее носили на руках. В буквальном смысле

Журналисты часто спрашивают Валентину Федоровну, какой запомнилась ей ученица Аллочка Золотухина. А Ларцева не только про одну свою ученицу помнит, говорит: дети все умные в том выпуске были, сложные по характеру, с ними и «повоевать» пришлось. Выпустились они из школы в 1968 году. Вспоминает и Сашу Толчанова, который стал потом главным урологом края:

— Он же спас мне жизнь! После заграницы у меня почка одна отказывала, он меня прооперировал и в палату внес буквально на руках! Все думали, что я жена какого-то начальника. Моя дочь вынуждена была принести в палату вот эту фотографию, чтобы всем показать — да Ларцева же классный руководитель у этого врача! Просто учитель! Чувство благодарности у моих учеников есть — значит, я след какой-то оставила в их душах!

А про нынешнего министра образования тоже с большой теплотой рассказывает:

— Алла старостой класса была, жила рядом со школой. Родители у нее были люди простые, работали в связи. У Аллы был брат младший, так ему она была вторая мама! Училась хорошо, с серебряной медалью школу окончила. Медаль была не «натянутая», честная. Родители за нее никогда не просили, она сама была очень ответственная.

Когда Алла Федоровна стала работать во власти, она узнала, что я продолжаю учительствовать. И с тех пор к каждому профессиональному празднику присылает мне огромные букеты, просто заваливает цветами. Но я «соблюдаю дистанцию»: она для меня по-прежнему ученица, а я — учитель. Нельзя, чтобы кто-то подумал: у Ларцевой вон какая «крыша»! Да я и слышала такие разговоры… Я горжусь, что могу сказать: ученик превзошел своего учителя. Так что какая там крыша! Алла Федоровна скромный до предела человек, и я это вижу по отзывам о ней других людей. Я ей как-то говорю: не надо мне букетов, а она ответила: я вас поздравляю как свою учительницу…

Фото Юрия РУБИНСКОГО.

P. S.: Проект «Вечерки» «Домашняя работа» продолжается. Мы рассчитываем получить письма от учителей школ города с рассказами об их быте, о буднях, об увлечениях, о семьях - словом, обо всем, что не известно ученикам, что остается за порогом школы, как «за кадром»…

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Я была ученицей Ларцевой Валентины Федоровны в 35 лицее. Могу вспомнить только самое лучшее. Я благодарна преподавателю, потому что теперь знаю английский язык. Сейчас, пока читала эту статью, мурашки пробегали по коже... Я помню этот кабинет, эти цветы, эту улыбку. Помню, что заходя в кабинет, мы всегда видели ухоженного преподавателя. Никогда от нее не слышали что ей плохо или что человек жалуется на что-то. Валентина Федоровна всегда в хорошем настроении, всегда прекрасно выглядит и всегда рада каждому ученику. Иногда нам не хотелось учиться (наверное, бывает с каждым) и мы просили Валентину Федоровну просто поболтать. Она очень общительный человек, но и про учебу не забывает. На наши просьбы Валентина Федоровна отвечала, что как пройдем определенную тему, если останется время, поговорим. И мы старались быстро пройти материал, быстро ответить, чтобы в итоге пообщаться с нею. И мы говорили. Говорили о чем угодно. Бывало, Валентина Федоровна рассказывала забавные истории о своих учениках, а бывало, просто могли обсудить футбольный матч! Сейчас я учусь в колледже, но все еще с теплом вспоминаю этого человека. Валентина Федоровна одна из тех замечательных педагогов, которые действительно учат и которых так мало сейчас на нашей Земле...
1

Другие статьи в рубрике «Образование»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов