Дорога наверх

Наталья Буняева

Начало в №70.

АРТУР

(и все­все­все)

Подвозил нас в Темнолесскую Артур, один из первых «выпускников» братства.

Тогда Артур потерял все. А сейчас уже и забыл, что кололся: три года прошло после реабилитации. Сейчас – завидный жених: квартира, машина (собирается менять на хорошую иномарку), книги, бильярд, хорошие друзья. Умный до невозможности. Вот так бы с ним и сидела часами, болтала о том о сём. Героин «подарил» Артуру паралич, из которого он успешно выбрался, прихрамывает только. Ну и так, по внешности прошелся… «Отредактируем внешность: надо девушку искать!» Оптимист редкостный.

Где они все сейчас, те, первые? Спрашиваю, и с содроганием жду ответа: колется, уже нет его… И иногда так отвечают, неохотно и сумрачно. Гораздо веселее рассказы о тех, кто расстался с наркотиками навсегда. Денис, красивый мальчик, высокий, с во­о­от такими ресницами: делает ремонты, сколотил бригаду, все в порядке у него. О Романе Васильеве, Валерке Калмыкове, «первенцах», уж и не говорю: все при деле. Принимают наркоманов, возятся с ними, учат делать первые шаги без наркотиков. Руководитель, главный в братстве Святого Духа Николай Новопашин, давно женился, детки у него: Аполлинария и Тимоха. Стас (о нем чуть позже) – женат, воспитывает дочку Елизавету… Даже Тимка­Сметана, найденыш, умиравший от токсикомании, за ум взялся: учится в школе, старается, как может. Сейчас с родителями, но если что, его заберут к себе старшие братья без сомнений: свой же дитёнок. Посмотришь на эти благополучные лица (их много), и поневоле мысли приходят: а может, не случайно все? Может, им и было такое испытание уготовано? И их родителям тоже? Может, вот так их Создатель проверял: на пути к благополучию расставил страшную ловушку? Или кто­то другой расставил: выпрыгнет — не выпрыгнет? Мне, кстати, иной раз тоже достается: что это вы о них пишете? Они такие и сякие, и если они все вымрут, то от этого только польза государству будет…Так вот, не сомневайтесь даже, сограждане: буду писать о них с уважением, потому что, попав в исключительно сложную ситуацию (и зачастую не по своей вине!), они сами спасают себя, не надеясь ни на кого. Хорошо, что церковь не бросает, владыка Феофан лично следит за их делами, успехами и поражениями, укрепляет в вере и надежде. Совсем недавно в Ставрополе впервые проводился День православной молодежи. Православное Братство Святого Духа за активное социальное служение в номинации «Жертвенное сердце» заняло второе место. Собственно, что еще нужно для признания работы руководителей братства, самих бывших наркоманов? А все, кто считает, что они, или их дети, или внуки «никогда­никогда» не станут «этим» заниматься, – не зарекайтесь! В стране, по неофициальным данным, почти 10 миллионов наркоманов и тех, кто хотя бы однажды попробовал наркотики! Официальная статистика тоже неутешительна: 3 – 4 миллиона. Миллион туда, миллион сюда: точно подсчитать невозможно, и государство уже давно расписалось в своем бессилии. Вы только подумайте: целая армия! Причем в прямом смысле: армия людей, нацеленных на агрессию. Наркотики­то задарма не раздают. Множество населенных пунктов живут за счет наркотиков! Не улица, не пара домов, а городские микрорайоны! Мы это видим каждый день по телевидению, читаем в газетах, а кто­то живет рядом с этим злом. Только отдельные категории граждан наживаются, предлагая сомнительные средства излечения и реабилитации: практически все «мои» ребята и девушки проходили всё это…

Наш фотокор Саша Плотников долго удивлялся: ну не может быть! Наркоманы не такие: они дрова играючи не рубят, на молитву не становятся перед обедом и вообще огород не разводят, козлят… Поверил потом, когда поговорил с ними, все там облазил с добровольными помощниками.

МУСУЛЬМАНИН

Я не знаю, как его зовут, да это и не важно. Но, похоже, и здесь плотина прорвана: первый мусульманин пришел в центр. Стали думать: что с религией делать? Одному­то все равно надо где­то молиться… Все решил отец парня: «Он уже давно не мусульманин, не христианин. Никто. Он – наркоман! Если надо – крестите, я даю согласие. Будем считаться с его новой верой, только спасите: он мой сын!» Сейчас мальчик готовится принять крещение, живет при храме. Ребята «заочно» называют его братом… По беде, а теперь еще и по вере.

АНТОН

Антохе шестнадцать. Семь из них нюхал клей. Токсикомания, пожалуй, пострашнее героина. Разрушительнее. Подсаживаются на «Момент» в основном дети, да еще и маленькие совсем. Пары ядовитой бытовой химии моментально делают свою черную работу: не дают вырасти ребенку. Он и остался ребенком: Антоха маленький, худенький, заторможенный какой­то… Говорит медленно, отвечает, как будто нехотя… Не вырос: куртка обвисла на узеньких плечиках. Но так трогательно возится с маленькими козлятками, сам такой же малыш! Через слезы и боль в сердце надеешься: выправится. Старшие братья не дадут пропасть, выволокут, чего бы это ни стоило. Смог же Вадик выбраться: три судимости для совершеннолетия – серьезная штука. Слава Богу, хоть статьи не самые страшные, бескровные: мошенничество. Выправка у него интересная: балетный пацан! Как­то так красиво стоит, потягивается, руками делает: премьер, да и только. Теперь читает лекции родителям наркоманов. Рассказывает, что ничего не потеряно, если взяться всерьез за реабилитацию. Сам – «живой экспонат»!.. Женя – из Питера, серьезный блондин, похож на немецкого бюргера, такой же весь озабоченный благополучием центра. И не одного. В «объединении» — братстве уже около ста человек! Добывает пропитание, все, что там им нужно… Кстати, низкий поклон фирме «Мигон»: вот уже сколько лет ничто не мешает руководителю кормить ребят пельменями и варениками. Дмитрий Черников тихо делает свое дело и не оглядывается по сторонам: что­то люди скажут? Спасибо скажут, Дмитрий Алексеевич, брат…

УЕЗЖАЕМ… НО ОБЕЩАЕМ ВЕРНУТЬСЯ!

День прошел незаметно: вроде только Маринка доставила журналистскую бригаду, а уже пора уезжать… Летом у ребят важное событие: футбол с сотрудниками наркоконтроля. Сейчас готовится поле, ворота, что там еще нужно?.. Приедем и будем болеть. Я – за своих.

Нас накормили на дорожку. Хоть и постным, но вкусным: повар Роман старался для братьев. Им­то работать надо вон как! А еда: каша с тыквой на воде. Нам, правда, дали конфеты. Несмотря на протесты. «Мы на Пасху разговляться будем! А вы сейчас поешьте! Вот, вареньем полейте, будет еще вкуснее!» ­ «Рома, а что это у меня гриб делает в каше с вареньем?» ­ «Э­э­э… Местная экзотика!» — быстро находится повар. Роману тридцать пять. Был (точно не помню) судовым поваром, объездил весь мир. «Обплавал», точнее, или как там правильно? Короче, наркотики отняли все, даже воспоминания: «Меня мама по монастырям возила. Я пробовал и монахом стать… Но нет: уклад там суровый. Мне тяжело было. Тут лучше, тут свобода, воля, все свои… Господь и здесь не оставит… Правда, брат?» «Правда…», ­ тихо шепчет Антоха, тайком облизывая ложку с вареньем…

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов