Доваторцы в боях за Берлин

В 2010 году, к 65-летию Великой Победы, московский издательский дом «Вече» выпустил необычный сборник - «Самый памятный день войны». В него вошли письма-воспоминания, присланные фронтовиками в редакцию газеты «Комсомольская правда» в 1961-м и 1965 году. Журналисты предложили читателям вспомнить о самом памятном дне или событии войны и получили около двух тысяч писем. Некоторые из них были опубликованы на страницах газеты. А значительная часть списана в архив газеты, а затем попала на хранение в Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). И вот через 35 лет письма фронтовиков были опубликованы в сборнике. Среди них оказались воспоминания нашего земляка Михаила Федоровича Мироненко, который во время Великой Отечественной войны был начальником отдела штаба 4-й гвардейской кавалерийской дивизии. Мы публикуем фрагменты из его письма.

«Второй гвардейский кавалерийский корпус получил приказ — форсировать реку Шпрее и ударить по тылам Франкфуртско-Губенской группировки немецко-фашистс-ких войск, отрезав пути отхода их к Берлину...
Утром 24 апреля вышли на канал Одер—Шпрее в районе Браунсдорфа. Эскадрон гвардии капитана Степняка шел в голове и был обстрелян противником. Приняв боевой порядок, казаки с ходу форсировали канал и ворвались в Браунсдорф. Фашисты, к удивлению бойцов, долго не сопротивлялись и сдались.
Пленных собрали на опушку леса. Они, прижавшись друг к другу, рассматривали невиданные шапки-кубанки, башлыки и бурки. В свою очередь, и казаки диву давались: что за форма у этих гитлеровских вояк? За время войны приходилось видеть форму различных воинских частей — немецких, итальянских, но такой еще не видывали. Вдруг один из немцев изрек страшное для них слово «казакен». Пленные испуганно озирались, считая, что настал последний час. Фашистская пропаганда сделала все, чтобы запугать своих солдат, изображая советских казаков «чудовищами».
Переводчик штаба после ряда вопросов установил, что это берлинская пожарная команда, брошенная по приказу Гитлера на оборону города. Переводчик рассказал об этом казакам. Стоявший рядом гвардии ефрейтор Сердюк усмехнулся: «О це так вояки! Гитлерштурм!» Долго смеялись казаки над последними резервами Гитлера. Разобрав наконец, что их не собираются уничтожать, повеселели и берлинские пожарные...
Второй гвардейский кавалерийский корпус получил новую задачу: обойти Берлин с севера и стремительным маршем, уничтожая части противника, выйти на реку Эльба. В ночь на 27 апреля казаки двинулись на запад — к Эльбе. Шли днем и ночью, по 60—65 километров в сутки. Непрерывно происходили ожесточенные схватки. Разгромленные и разорванные фашистские части появлялись справа и слева, с фронта и с тылу. В каждой деревне бой...
Перед фронтом 16-го гвардейского полка противник поспешно перешел к обороне. Собирались разрозненные части, рыли траншеи, приводили в боевую готовность пушки, пулеметы. Казаки спешились, коноводы увели лошадей в лес. Началось наступление. Перебежками, по одному и группами, продвигались казаки все ближе и ближе к обороне противника. С обеих сторон строчат пулеметы и автоматы. Гремят орудия полковых батарей, заиграли «катюши»...
Казаки ворвались в город, и бой продолжился на улицах, все удаляясь и удаляясь. Окончен бой. Подсчитывали трофеи, собирали пленных. Разгромлена была 196-я немецкая пехотная дивизия, захвачено 20 орудий, 17 танков и много разного военного имущества.
У въезда в город, в одном из домов, лежал тяжелораненый командир эскадрона. Сердюк с помощью нескольких бойцов, уложив на бурку, бережно перенес его сюда. К раненому прибыл полковой врач. Всю ночь боролся молодой организм со смертью. Взошло солнце, и лучи его через окно ласково пробежали по лицу Степняка… Но сердце капитана уже перестало биться.
2 мая все полки дивизии ушли ликвидировать остатки фашистских войск и очищать дорогу к Эльбе. Только один эскадрон остался отдать последнюю воинскую почесть своему командиру.
Полковые трубачи проиграли траурные мелодии. Прозвучал трехкратный ружейный салют. На пригорке у въезда в город возник свежий могильный холмик. На деревянном, окрашенном красной краской обелиске — надпись: «Гвардии капитан Константин Андреевич Степняк (1918—1945 гг.). Вечная слава героям, павшим в боях за честь и победу нашей Родины».
Вечером 2 мая по радио было принято сообщение: «Войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов после девятисуточных боев завершили уничтожение главных сил фашистских войск в лесах юго-восточнее Берлина, штурмом взят Берлин, и над рейхстагом водружено Знамя Победы. Фашистско-немецкие войска, оборонявшие Берлин, капитулировали».

Утром 3 мая колонны конно-гвардейцев двинулись к Эльбе. Дорога шла через лес, очищенный от гитлеровцев. Ярко светило майское солнце, лучи его играли на трубах полковых оркестров. Идут прославленные дивизии и полки 2-го гвардейского кавалерийского корпуса. Идут ставропольцы - 4-я гвардейская Мозырьская Краснознаменная кавалерийская дивизия, справа кубанцы — 3-я гвардейская, слева ветераны советской конни-
цы — четырежды орденоносная 17-я гвардейская. Движутся эскадроны, батареи, пулеметные тачанки. Развеваются эскадронные и батарейные значки. Колышутся по ветру боевые гвардейские знамена. Впереди полка трубачи. Звучит старый конноармейский марш.

Окончился лес, и впереди серебристой лентой блеснула река.
«Эльба… Эльба…», — понеслось по колонне. Приближается пологий берег реки. Раздается команда: «Строй фронт влево!» Скачут эскадроны, строятся в длинный ряд кавалерийского строя фронтом к реке. К середине скачут командир и знаменосцы полка. Вот они останавливаются на высоком месте у реки...
Гремело «ура», звучал Гимн Советского Союза. Бойцы обнимали друг друга, поздравляя с Победой. На противоположном берегу простые люди, солдаты союзников, горячо приветствовали героических советских казаков. И когда несколько утихли крики радости и счастья, раздалась команда: «Сле… зай!.. Напоить коней!»
И по старинному казачьему обычаю конногвардейцы повели лошадей к воде. Ставропольские, кубанские и терские кони жадно пили прохладную воду реки.
Далеко от Москвы, от родной советской земли родились слова казачьей песни:
Мы фашистскую армию в прах разнесли,
Мы жестоко врагу отомстили,
В самом сердце немецкой земли —
Мы на Эльбе коней напоили…
Это был самый знаменательный день.

М. Ф. МИРОНЕНКО, доброволец-доваторец, г. Ставрополь. 11 июня 1961 г.».

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов