Дознание до истины

Наталья Ардалина

В милиции немало подразделений. Большинство из них всегда на слуху: уголовный розыск, следствие, экспертиза. А вот о том, что существует служба дознания, входящая в состав милиции общественной безопасности, знают не все. И конечно, еще меньше людей знает о том, что у дознавателей есть свой профессиональный праздник – недавно службе исполнилось четырнадцать лет. Сегодня мы восполняем эти пробелы.

<

Считается, что расследование преступлений – прерогатива следователей. Но с момента разделения милиции на две части, криминальную и милицию общественной безопасности, следователи остались в составе первой, а во второй такие же функции выполняют дознаватели. Единственная разница между ними в том, что дознание занимается расследованием преступлений только небольшой и средней тяжести. Кто­то может подумать, что это так, мелочи, но на самом деле львиная доля преступлений – именно средней тяжести. В первую очередь, это кражи – они составляют 80 процентов всех дел. Потом грабежи, мошенничества, побои, угрозы, клевета, угоны, незаконное хранение оружия, подделка документов, организация или создание притонов для занятий проституцией…

Перечислять можно долго. О своей ежедневной работе нам рассказала заместитель начальника Службы дознания Промышленного РОВД подполковник милиции Ирина Храпач. Ирина Владимировна в милиции уже восемнадцать лет. Она хорошо помнит свое самое первое дело: в одном из сел края молодой человек оскорбил девушку, раздел ее и в таком виде втолкнул в помещение, где проходила дискотека. Этакий «первый парень на деревне», увидев дознавателя, которая должна была заниматься его делом, сказал: «Да меня никто не видел, эта девчонка ничего не докажет». Но «девчонка» уже через день установила всех до единого, кто в тот день находился на дискотеке, кто слышал крики пострадавшей, кто видел, как открылась дверь, в проеме которой мелькнуло лицо того самого парня. В итоге в деле фигурировало двадцать пять свидетелей. Вот тебе и «ничего не докажет».

Ирина Владимировна не просто любит свою работу. Она в каждом, кто попадает к ней в кабинет, видит в первую очередь не преступника, а человека. «Даже если он совершил преступление, ­ рассказывает Ирина Владимировна, ­ он не перестает быть личностью. Поэтому ни один наш сотрудник, общаясь с подозреваемым, не позволяет себе унижать его». Старший дознаватель капитан Сергей Переверзев добавляет с улыбкой: «Иногда даже говорят «спасибо». Как правило, это ранее судимые люди, имеющие опыт общения с правоохранительными органами. Им есть с чем сравнивать. Честно сказать, приятно. Может быть, еще и от этого мы не озлобляемся, не ожесточаемся».

В Службе дознания Промышленного района двадцать два человека, самому молодому недавно исполнилось двадцать лет. Он убежден, что после дознания можно работать в любой другой службе. Тем более что дознаватели занимаются не только расследованием, но и проводят предварительную проверку материалов, поступающих в милицию, организуют первичные следственные действия по всем преступлениям, совершенным в период дежурства.

Закон наделил следователей и дознавателей разными функциями и, соответственно, дал разные сроки на расследование. У дознания этот срок всего двадцать дней, максимум – месяц. Как уложить в месяц дело, состоящее из семидесяти двух эпизодов, которое недавно расследовал Сергей Переверзев? Суть его в том, что тренер по силовому троеборью использовал рецепты своей матери­врача для получения сильнодействующих лекарств. Эти препараты, которые прописывают только крайне ослабленным больным, после операций, в состоянии депрессии, тренер давал мальчишкам для наращивания мышечной массы и получения лучших результатов в соревнованиях. Переверзев справился с задачей, добился справедливости. Мужчину осудили, больше он не будет «кормить» своих воспитанников непонятно чем.

Каждый день в дознании появляются новые интересные дела. Несмотря на то, что нагрузка очень большая (количество дел на одного человека в среднем в месяц – около двадцати, но иногда доходит и до сорока), дознаватели с увлечением рассказывают о своих победах. Здесь даже сложилась своего рода специализация: через одного проходят все громкие дела, даже если оно вполне рядовое, то позже получает такой резонанс, которого никак не ожидали. Другой стал специалистом по расследованию дел, связанных с организацией притонов проституток: года три назад в крае еще не было подобной практики, он первым провел все необходимые следственно­оперативные мероприятия и сумел довести дело до суда.

Сегодня очень распространенным преступлением стало ложное сообщение о террористических актах. Одно из последних: детский голос по телефону «03» сообщил, что в 29­й школе заложена бомба. И даже если заведомо известно, что это балуются дети, стремящиеся сорвать занятия, не отреагировать на тревожный звонок нельзя. В этом случае сработали очень быстро: всех эвакуировали за четыре минуты, а потом уже здание «отрабатывали» кинологи с собаками. Вызов, как и предполагали, оказался ложным. «Просто обидно, может быть, в это момент мы были нужны в другом месте, где совершалось реальное преступление, а мы занимались поиском несуществующей бомбы. К сожалению, не все еще отдают себе отчет в том, что особенно в нашем регионе сообщение о возможном теракте – не просто шутка», ­ говорит Сергей Переверзев. К тому же не все знают, что за такое преступление по закону положен солидный штраф с родителей маленьких злоумышленников, а кроме того, с них взыскивают и расходы, которые понесли все службы, выезжавшие на место.

Четырнадцать лет – срок немаленький. Но реальный возраст службы куда больше. Дознаватели в системе ОВД существовали всегда, просто до 1992 года не были выделены в отдельное подразделение. Так что из «переходного» возраста они уже давно выросли, и сегодня это вполне «взрослая» служба, в которой работают грамотные специалисты.

С праздником вас, дознаватели и все сотрудники милиции!
 
 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов