«Другое» название Кравцова озера

Ольга Метёлкина
В нашем «сухопутном» городе большинство жителей наверняка знают наперечет все местные водоёмы: от относительно крупного Сенгилеевского озера, снабжающего Ставрополь и близлежащие населенные пункты питьевой водой, до некогда чистых мелких ручейков, бегущих с Крепостной горы по известным только им подземным руслам. Поэтому, когда наш читатель, житель города спросил, знают ли ставропольцы еще одно название Кравцова озера, журналисты «ВС» задумались... Кравцово озеро, которое в некоторых источниках называется еще и болотом, описано многими исследователями и учеными-краеведами. Его изображение есть уже на «Геометрическом частном плане казенного дикорастущего называемого Темного леса...», который в 1800 году составил офицер флота Сухов. В «Историко-археологическом путеводителе по г. Ставрополю и его окрестностям» Г. Прозрителева мы находим романтические описания вида на озёра Сенгилеевское, Кравцово и Новомарьевское. Григорий Николаевич пишет, что пейзаж этот не уступает по красоте швейцарскому. «Прогулка сюда особенно хороша и полезна: воздух необыкновенно бодрящий, мягкий с чудным ароматом цветов и богатой степной растительностью, - читаем мы у Г. Прозрителева. - В геологическом и ботаническом отношениях местность эта представляет большой интерес, а потому научные экскурсии сюда будут иметь богатый материал для исследований». В действительности, Кравцово озеро привлекало ставропольцев не только красотами природы. В госархиве Ставропольского края хранится дело «Об открытии, исследовании, разработке и продаже торфа, найденного в Кравцовом озере», датируемое серединой XIX века. Считается, что первым на запасы торфа в озере-болоте обратил внимание отставной полковник Калоджиев. В начале 1851 года купец Гуляев наладил на озере кустарное производство торфяных брикетов. В качестве рабочей силы он использовал вольнонаемных работников и заключенных арестантской роты. Ожидаемой прибыли предприниматель тогда не получил, и производство было заброшено. Очередной интерес к потенциальному топливному источнику пробудился в 1913 году. По инициативе городской управы исследователь М. Бржезицкий провел на озере исследования и пришел к выводу, что добыча торфа здесь будет нецелесообразной. Городское руководство даже решило, что территорию болота нужно до конца осушить и сдавать землю в аренду под огороды. Однако вскоре началась Первая мировая война, и озеро оставили в покое. События, о которых рассказал Борис Иванович Кравцев, задавший вопрос о «другом» названии Кравцова озера, начались в 1941 году. - Отец мой – Иван Стефанович Кравцев - работал техником-геодезистом в Геобюро при Ставропольском горсовете, - вспоминает наш читатель. - Было дано задание обследовать болото на хуторе Грушевом. Стоял вопрос об использовании торфа для отопления города. Заказали специальный составной бур для взятия с глубины болота образцов. Я тоже участвовал в изысканиях, был зачислен в штат рабочим. Нас увозили на неделю из города на телеге, а в субботу вечером расконвоированный заключенный привозил нас домой, на улицу Громова, 47. (Здесь необходимо пояснить, что до Великой Отечественной войны в районе хутора Грушевого размещалась сельскохозяйственная трудовая колония, где жили и работали политзаключенные. Это время хорошо помнит ставропольский старожил Владимир Александрович Ивановский. В 1941 году 14-летним подростком на велосипеде он несколько раз наведывался на Грушевый хутор, где его отец, учитель физики Александр Андреевич Ивановский разводил пчел. Он видел и заключенных, и людей, которые вели исследования на Кравцовом озере). - Озеро в то время больше было похоже на болото, заросшее камышом в восточной части, - вспоминает Борис Иванович. - Работы начались в 1941 году и продолжались до лета 1942-го, почти до самой оккупации. В честь отца, проводившего изыскания, сотрудники горсовета присвоили водоему название – озеро И.С. Кравцева. У нас нет оснований не доверять Борису Ивановичу. Наверняка всё так и было, однако никакими документами о наименовании озера в честь его отца мы не обладаем. Безусловно, это был достойный человек и отменный профессионал, который много сделал для нашего города. Жаль, конечно, что исследования, проводимые Иваном Стефановичем Кравцевым и его коллегами на Кравцовом озере, не принесли желаемых результатов – лабораторный анализ показал, что разработки торфа нерентабельны из-за большой зольности породы, и работы решили прекратить. Так завершилась очередная попытка обеспечить Ставрополь местным топливом. (В тексте использованы материалы Ставропольского государственного историко-культурного и природно-ландшафтного музея-заповедника имени Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве).

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов