ДРУЗЬЯ! МЫ НУЖНЫ ИВАНУ!

Лариса Денежная

Когда у Марии Костромицкой родился долгожданный, бесконечно любимый еще в животике Ванька, казалось, что счастью не будет предела. С первых дней Ванечка был, как утверждают все без исключения мамы, «не такой, как все»! И улыбался веселее, и ножками-ручками двигал практически под музыку, попадая в такт… И кто бы знал тогда, что счастья молодой маме отпущено ровно на полгода: страшная болезнь уже таилась в крошечной ножке малыша. И только и ждала подходящего момента, чтобы выбраться наружу и убить ребенка. А заодно разбить сердца всей семьи…

Бабушка у моего стола еле сдерживает слезы. А потом ревем вместе: ну как это так, в чем виновен этот ребенок? По всей видимости, единственный: врачи не утверждают, но деликатно намекают, что больше Маша родить не сможет…

Когда малышу было шесть месяцев, мама заметила, что Ваня не может двигать правой ногой. Левой кренделя выписывает, правую – слегка поднимает. Пошли к доктору. Там уверили, что все в порядке, нужно только «погреть» ножку: может простыл ребенок. «Знали бы вы, ЧТО мы нагрели! Надо было к онкологам уже бегом бежать, но нам-то никто не сказал толком, что с ребенком… Буквально сразу после прогреваний на ножке «вылезли» шишки. Вот их-то и пошли показывать знакомому хирургу. Тот сразу же отправил семью в детскую онкологию. Ну а там, даже без анализов (которых потом сдали огромное количество) объявили, что это – саркома Юинга».

Вот так подписываются приговоры: разом мать, отец, бабушка, дедушка перешли на «военное» положение. Ведь что такое у нас лечить больного раком ребенка. Это – отказ от всего! Это – огромные деньги, бесконечные кредиты, нервотрепка с донорами… Это – когда сознание теряешь от чувства собственной беспомощности.

Как бы то ни было, малыша лечили всеми доступными способами. «Знаете, врачи в больнице творят чудеса! Ваню лечат, результаты даже обнадеживающие… Но сколько же там не хватает всего! Сколько приходится покупать за деньги, не дожидаясь ответов на запросы в различные ведомства… Ведь это рак, это не долгоиграющая какая болезнь. Даже покупка каких-нибудь катетеров порой дается с трудом: они-то одноразовые. И найти надо именно подходящего размера… И врачи это понимают тоже, но что они могут? После необходимого лечения здесь, в Ставрополе, нас отправили в Москву для более детального обследования и консультации в НИИ детской онкологии имени Блохина. Там тоже обнадежили: возможно, маленький организм справится. Необходимо провести три курса «химии», посмотреть, как организм отреагирует, и, возможно, приехать для повторной консультации.

В Ставрополе с точностью осуществили все рекомендации московских коллег, и саркома размером с мужской кулак вроде бы отступила. Зато там же, в Москве, были обнаружены метастазы в легком. Мальчик все время кашляет, и это тоже пугает молодую маму и всю семью.

Три курса химиотерапии «по высокому риску» (так в документах) подходят к концу. Ваня весит чуть больше шести килограммов, состояние тяжелое. Его планировали отвезти в Москву для более детальной разработки борьбы с метастазами уже к концу февраля, но состояние ребенка не позволило. А в семье еще и денег для такого путешествия нет совершенно: все в долгах, в кредитах, нужно же еще здесь малыша как-то поддерживать.

Подходим к самому главному. На лечение «раковых» детей в стране перепадают сущие копейки. Какое-то странное чувство порой возникает, что человек, заболевший раком, разом списывается со всех счетов, ему дают инвалидность, Ване вот еще и памперсы дали… И тем бабушка рада безмерно: после химии у малыша понос, и без того слабое тельце становится еще слабее… Люди сами вынуждены бороться за жизнь своих близких: добывать, доставать …

Короче, нужно сто тысяч рублей! Нужны исключительно здоровые доноры для этого ребенка с первой группой крови, положительным резусом. Если доноров будет больше – ваша кровь не пропадет, детская онкология постоянно нуждается.

Я разговаривала о Ваниных тяжелых делах с заведующим отделением детской онкологии и гематологии в краевой клинической больнице Александром Роговым.

«Да, действительно, у этого ребенка есть шанс. Надо отметить, что малыши по сравнению со взрослыми людьми выздоравливают чаще. Это – как раз возраст помогает. Детской онкологии у нас в крае тяжело: мы просто на задворках находимся… На весь край – 30 кроватей, боксов на одного – двоих больных нет. Вот договорился с одним банком: возможно, поставят пластиковые окна: когда холодно, мамы одеялами их завешивают… Нужны кровати: у малышей нет специальных. Одна кровать - сто тысяч рублей. Нужен профессиональный психолог, игровая комната. К нам везут детей-то не только из края. Да мало ли откуда… Мы честно пытаемся всем помогать, но разве возможно помочь, когда на любую просьбу о помощи получаешь одни отписки? Вот пишу постоянно: надо строить детский онкологический центр. С новейшим оборудованием, чтобы не возить тяжелобольных деток в Москву… Тишина в ответ».

Ну а пока все молчат, давайте попробуем собрать денег больному малышу. Вот реквизиты банка, куда можно присылать деньги. Можно просто принести в больницу, кстати, да и отдать маме!

Северо-Кавказский банк СБ РФ

Дополнительный офис 9060/143

355037, г. Ставрополь, ул. Серова, д.9/2

ИНН 7707083893

т/с 47422810560001600015

к/с 30101810100000000644 БИК 040707644

Костромицкая Мария Александровна

счет получателя 40817810160004300269.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов