«Думаю, что чем-нибудь буду полезен...»

Ольга Метёлкина

20 ноября исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося ученого,

Героя Социалистического Труда, профессора Анатолия Ивановича Лопырина
То, что Анатолий Иванович Лопырин еще не назван почетным гражданином нашего города и края, на мой взгляд, какое-то недоразумение. Хотя столь незаурядная личность, возможно, и не нуждается в формальном причислении к списку выдающихся деятелей. Современники еще при жизни Анатолия Ивановича Лопырина признавали его исключительность как УЧЕНОГО и ЧЕЛОВЕКА.

Если б не было войны...

У Анатолия Ивановича Лопырина до войны было всё для того, чтобы он мог ощущать себя вполне счастливым человеком. Он, уроженец Нижнего Новгорода, получил хорошее образование. Еще студентом Казанского ветеринарного института он женился на своей однокурснице Ниночке Логиновой, а вскоре у молодоженов родилась дочь, которую они назвали Галиной. Трудности не пугали, потому что Анатолий и Нина любили друг друга, были молоды и счастливы. Впереди их ждала долгая прекрасная жизнь, общая интересная работа - наверное, именно так в то время им представлялось будущее.
После окончания института молодая семья отправилась в Башкирию. Анатолий Иванович был назначен на должность ветеринарного врача в противоэпизоотическом отряде. Вскоре перспективного специалиста перевели в группу эндокринологии Азиатского научно-исследовательского института овцеводства. В 1934 году его, младшего научного сотрудника, пригласили работать в Ставрополь во Всесоюзный научно-исследовательский институт овцеводства. Вместе с новыми коллегами Анатолий Иванович разрабатывал технологии многоплодия овец. Этой теме была посвящена его кандидатская диссертация, которую молодой ученый блестяще защитил в 1938 году. Высокий уровень и перспективность работы Академия сельхознаук оценила премией и Почетной грамотой. Кроме того, Анатолий Иванович был награжден большой серебряной медалью на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве. Казалось бы, вот он - звездный час, счастливое время! Его научный потенциал востребован, есть неплохие условия для дальнейших практических исследований, да и в семье радость - родилась еще одна дочь, Аллочка. Однако прошло совсем немного времени, и все мечты и планы в один момент перечеркнуло страшное известие - началась война.

«Нетрудоспособен, нуждается в постоянном уходе»

У Анатолия Лопырина был выбор: воспользоваться положенной ему бронью или пойти воевать. Анатолий Иванович принял мужское решение и в начале 1942 года направился в воинскую часть в должности ветеринарного врача. Лошадей в армии тогда было много, и в помощи они нуждались ничуть не меньше, чем раненые бойцы. Перед отправкой на фронт часть стояла под Лабинском. Вроде бы до родного дома рукой подать, но не было ни возможности, ни оказии хоть ненадолго вырваться в Ставрополь. Анатолий Иванович жил в тревоге, ведь жена вот-вот должна была родить третьего ребенка. А потом, когда на свет появился сын Борис, волнений стало еще больше: как там Нина справится одна со всеми заботами...
Тревогой и любовью пронизаны письма Анатолия Ивановича к жене. «Я даже не думал, что так смогу скучать... Ты за меня не беспокойся. Береги себя, продавай вещи и получше питайтесь. Теперь так трудно с работой и с такой оравой, что без хорошего питания можешь заболеть, а это для меня будет страшно тяжело», - писал Анатолий Иванович в марте 42-го.
Ему всё-таки удалось выбраться в Ставрополь и пусть через больничное окно, но увидеть долгожданного сына, в первый и единственный раз.
Через несколько меся-цев Ставрополь уже оказался под властью оккупантов, а воинская часть, где служил Анатолий Иванович, попала в одну из самых «горячих точек» той войны - под Сталинград. Там 14 ноября 1942 года Анатолий Лопырин получил тяжелое ранение в голову и правую руку. Больше всего пострадали глаза. В госпитале, в Уфе, Анатолий Иванович не терял надежды на то, что врачи смогут восстановить ему зрение, но чуда не произошло. Заключение: «инвалид Отечественной войны I группы» звучало как приговор. Рядом на госпитальных койках лежали молодые ребята без рук, без ног. И он - высокий, атлетически сложенный красавец, и вдруг - тоже инвалид. «Нетрудоспособен, нуждается в постоянном уходе». Как с этим смириться?..
В порыве отчаяния Анатолий Иванович хотел покончить с собой. К счастью, не вышло. Потом решил, что в таком состоянии он не должен возвращаться домой, узнал про интернат для слепых красноармейцев в Новосибирске, уже намеревался податься туда. Мама, Анастасия Даниловна, узнав об этом, в письмах отговаривала сына как могла. А дома в Ставрополе до конца января 43-го года ничего не знали о судьбе Анатолия Ивановича. Как только закончилась оккупация и заработала почтовая связь, в Уфу из Ставрополя полетели телеграммы. Вот одна из них: «Не волнуйся, поправляйся. Требую, умоляю, по окончании лечения возвращайся домой. Дети здоровы, ждут тебя нетерпением. Телеграфируй необходимость моего приезда за тобой. Целую». Нине Викторовне удалось найти такие слова, которые убедили Анатолия Ивановича в том, что дома его ждут, он нужен и ей, и детям, и вместе они преодолеют все трудности.
В ответ пришло письмо, написанное незнакомым почерком. Должно быть, сосед по палате писал под диктовку Анатолия Ивановича: «Милая, родная Нинуся! Сегодня получил две твои телеграммы. Нужно ли говорить, какую радость испытал я, узнав, что вы, мои дорогие, живы и здоровы. К своей дальнейшей судьбе я был равнодушен. Но мысли о тебе и детях не покидали ни днем ни ночью. Родная Нинуся, как много тебе пришлось перенести и, быть может, во многом по моей вине... Не знаю, какое применение найду я себе, но, думаю, что чем-нибудь буду полезен. Крепко обнимаю и целую тебя, родная Нинуся! Целую наших милых ребят. Анатолий! 15/III-43 г.»*.

Возвращение в науку

Когда Анатолий Иванович Лопырин вернулся в Ставрополь, это был уже другой город, другой мир, который он не мог видеть. Как вспоминала дочь Галина, первые три дня после возвращения отец лежал, повернувшись лицом к стене. Но он был очень сильным человеком, достаточно сильным для того, чтобы, не цепляясь за воспоминания о благополучном прошлом, начать новую жизнь. А. Лопырин был готов взяться за любую работу, которая приносила заработок, он хотел быть полезным семье. Всесоюзное общество слепых по возможности занималось трудоустройством инвалидов по зрению. Анатолий Иванович с его помощью приобрел новые для себя профессии: валял валенки, осваивал мастерство сапожника. К счастью, в НИИ овцеводства, узнав, что их коллега вернулся в Ставрополь, пригласили его на работу в институт.
Научный потенциал ученого оказался востребован, а его исследовательские разработки по искусственному осеменению овец и вклад в восстановление овцеводческой отрасли были отмечены знаком «Отличник социалистического сельского хозяйства» и орденом «Знак Почета». В 1950 году Анатолий Иванович возглавил лабораторию искусственного осеменения овец, а через четыре года успешно защитил докторскую диссертацию на тему: «Биология размножения овец и коз и методы ускоренного воспроизводства стада». Разработки ставропольских ученых успешно внедрялись на практике не только в ставропольских колхозах и совхозах. Об их успехах в области биологии размножения овец и коз быстро узнали зарубежные коллеги. Лаборатория профессора А. Лопырина сотрудничала с учеными из Англии, США, Австралии, Южной Африки, Германии, Польши, Болгарии. Самого Анатолия Ивановича часто приглашали на международные симпозиумы, но за границу его под разными предлогами не выпускали. Его доклады на научных форумах представляла жена Нина Викторовна Логинова, которая в 1967 году также защитила докторскую диссертацию.
Как вспоминает дочь профессора Алла Анатольевна Лопырина, отец, несмотря на колоссальную занятость в институте, всегда находил время для общения с детьми. Они удивлялись, с какой легкостью папа отвечал на трудные вопросы, с которыми ребятишки обращались к нему. Поражали его энциклопедические знания. Анатолий Иванович прекрасно освоил брайлевский рельефно-точечный шрифт, постоянно брал книги из библиотеки для слепых, но время от времени просил детей читать ему вслух. Благодаря этой отцовской хитрости маленькая Алла рано научилась читать.
Отдыхал Анатолий Иванович крайне редко. Алла Анатольевна запомнила, как в 1959 году отец ездил в отпуск на родину в Горький, дважды с семьей выбирался на море, вместе они бывали в Пятигорске и Теберде. Он очень хорошо плавал, любил рыбачить. В семейном альбоме сохранилась фотография, на которой Анатолий Иванович запечатлен со своим уловом. Он ежедневно занимался зарядкой, чтобы поддерживать хорошую физическую форму.

* * *

Работа А. Лопырина и сотрудников его лаборатории имела практические результаты, благодаря которым ставропольское овцеводство в 60 - 70-е годы XX века славилось своими достижениями на всю страну. Разработки Анатолия Ивановича и его школы до сих пор актуальны и востребованы. Об этом шла речь на Международной научно-практической конференции, организованной в сентябре этого года Российской Академией сельскохозяйственных наук и Ставропольским научно-исследовательским институтом животноводства и кормопроизводства. Свой форум ученые посвятили 100-летию своего выдающегося предшественника профессора Анатолия Ивановича Лопырина, который до конца своей жизни работал во Всесоюзном институте овцеводства.

Фото из фондов
Ставропольского
государственного
музея-заповедника.

* Письма и телеграмма, цитируемые в материале, были переданы дочерью А.И. Лопырина Аллой Анатольевной в Ставропольский государственный музей-заповедник имени
Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов