Два взрыва, одна жизнь и ноль государственной политики

Елена Павлова
Командировки в Дагестан стали не менее опасными, чем в Чечню. Вчера в станице Курской родные и друзья простились с лейтенантом Дмитрием Зайцевым, погибшим 20 августа при взрыве в Махачкале. Он был командирован в Дагестан в составе сводного отряда ставропольской милиции, который дважды за прошедшую неделю оказывался в прицеле террористов. Сослуживец Дмитрия сержант Павел Мирошников, который вместе с ним патрулировал субботним днем проспект Шамиля дагестанской столицы, с множественными ранениями находится в госпитале.

Состояние еще четверых ставропольских милиционеров, пострадавших в результате подрыва фугаса на автодороге Каспийск - Махачкала 18 августа, врачи оценивают как "средней тяжести". Угроза для жизни раненых, по их словам, миновала.

Напомним, что автобус, в котором ехали милиционеры – в данном случае – Кировского РОВД, прибывшие на усиление подразделений Дагестанского МВД, стал мишенью террористов в четверг днем. В соседнюю республику, которую уже трудно назвать мирной, в последние месяцы стягиваются дополнительные силы из разных регионов России. Ставропольский сводный отряд милиции находится в Дагестане уже две недели. Для многих нынешняя горячая командировка была далеко не первой. В Грозном и поселке Новогрозненском, где несут службу ставропольцы, обстановка и по сей день далека от стабильной. В Дагестан тоже отбирали подготовленных сотрудников. Может, благодаря наличию определенного военного опыта при взрыве заряда удалось избежать жертв. Ведь ехали в автобусе 25 человек. Даже с учетом того, что из двух заложенных фугасов сработал только один, осколки и начинка в виде болтов причинили бы больше вреда, если бы в салоне не имелось множества матрасов. Специалисты, обследовавшие место теракта, говорят, что матрасы были утыканы осколками.

Эти же специалисты утверждают, что, сработай второй фугас, автобус изрешетило бы напрочь. Но ваххабитский бомбист чего-то недокумекал, хотя, судя по почерку, бандиты на ставропольских милиционеров охотились опытные. Есть версия, что этот взрыв готовили макашариповские "птенцы". Главаря этой банды в начале лета уничтожили. Но рядовые боевики Макашарипова продолжают отрабатывать, видимо, уже проплаченные средства, выделяемые для охоты на милиционеров и силовиков. Во всяком случае, залитое монтажной пеной ведро со взрывчаткой, которое, по счастью, не взорвалось, – вполне в стиле группы отморозков, именующих свою банду "Раем". На невзорвавшемся ведре было выведено: "Победа или рай". Или кто-то просто хотел убедить общественность в бессмертии головореза Макашарипова…

Дагестан пороховой бочкой был давно. В последнее время без теракта не проходит ни одна неделя. В конце прошлой недели взрывы прозвучали с интервалом в двое суток. В субботу смертельная начинка в виде смеси алюминиевой пудры с аммиачной селитрой и обрезков арматуры тоже была уложена в обычное ведро, замаскированное в куче мусора возле стройки на проспекте Шамиля. Расчет был практически беспроигрышный: центральный проспект Махачкалы – улица многолюдная с множеством офисов и увеселительных заведений. Наряды милиции, военные, силовики (именно на них в Дагестане открыта настоящая охота) тут работают регулярно. Тем более что в выходные дни жизнь здесь и вовсе бурная. Вот и в субботу аккурат возле стройки, где был установлен самодельный трехкилограммовый фугас, в ресторане "Европа" играли свадьбу. Когда при приближении милицейского наряда радиоуправляемый заряд сдетонировал, на месте взрыва первыми оказались именно гости свадьбы, "скорую" вызывали и первую помощь оказывали тоже они. Точнее – родственник жениха, по профессии хирург. Рассказывает, сразу понял, что троим врачи уже помочь не смогут. Наклонился над четвертым, спросил где болит… "Пока не знаю", - тихо ответил парень. Это и был Павел Мирошников, который совсем недавно был командирован из Ставрополья вместе с другими милиционерами, говоря официальным языком, "на время проведения комплексных профилактических мероприятий". У него серьезные осколочные ранения ног, но жить парень будет. А вот трое из их патруля: дагестанские милиционеры Ахмед и Абдул и прибывший в командировку вместе с Павлом лейтенант Дмитрий Зайцев погибли…

По количеству совершаемых терактов Дагестан уже превзошел Чечню, что, в общем-то, объяснимо. "Профилактических мероприятий", для которых со всех уголков страны командируются милицейские подразделения, уже недостаточно. В республике развернута масштабная дестабилизационная война, хорошо подготовленная и столь же хорошо финансируемая – в частности, из-за рубежа. Дестабилизация – это не только террористическая деятельность, но и усугубление кризиса власти, и коррупция, и экономическая нестабильность. Фугасы, убийства милиционеров – лишь видимая часть большой работы по разжиганию новой Кавказской войны под флагом отделения от России. Работа эта приводит к результатам. В начале лета исследования ВЦИОМ явились поводом для большой тревоги специалистов-регионоведов. 80 процентов жителей Дагестана готовы выйти на улицы, 7 процентов из них – с оружием. Это означает, что Дагестан может взорваться в любой момент. И почва для проведения в этом отдельно взятом субъекте федерации какой-нибудь "цветной" революции с иностранным участием тоже вполне подготовлена.

Наше правительство пытается увещевать Запад, у которого террористами являются только те, которые действуют на его, западной, территории, а наши, кавказские, по мнению мирового сообщества, в большинстве своем – воюющие за независимость повстанцы. Российские руководители говорят, что негоже применять к террористам двойные стандарты. И пытаются доказать это безуспешно. Удивляться этому не приходится, ибо чего же Америке, Турции и иным государствам, явно засветившимся своим финансовым участием в кавказской политике, не любить здешних ваххабитов, если они им на руку играют? Господ из-за океана сильно привлекает дагестанская нефть и географическое положение региона. Об этом, в частности, в Госдуме России заявлял депутат М.Мамлаев. Доказывая, что сегодня на российском Кавказе очень активную роль играют США, он привел высказывание западного идеолога Бжезинского: "Северный Кавказ - это евразийские Балканы" и предупредил коллег в Законодательном собрании: "Почва для "цветной" революции здесь удобрена с лихвой"…

Так что еще одна кавказская республика оказалась не столько в зоне действия международного терроризма, сколько в зоне повышенного внимания мирового сообщества со всеми вытекающими отсюда последствиями. И речь здесь идет о государственной безопасности страны. В последнее время все чаще приходится слышать, что судьба России решается на Кавказе.

Значит, речь должна идти об усилении государственной политики в Южном регионе. Пока же тут не чувствуется ни руки государства, ни какой-либо политики.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов