Двое с кухонными ножами наперевес

Нина Чечулина

Один участник разбоя в магазине Ставрополя при яростном сопротивлении был убит сотрудником частного охранного предприятия, второй им же ранен.

На днях выжившему, получившему должное лечение преступнику – 27-летнему Шахрудину Рамолданову Ленинским райсудом под председательством Т. Толопиной вынесен приговор: семь лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, штраф в размере 300 тысяч рублей и один год ограничения свободы, в частности, ему предписано – в течение 12 месяцев не покидать после колонии территорию родного города Дербента, Республика Дагестан.

Сюжет, на первый взгляд, для обычного криминального телесериала канала НТВ. Достаточно перечислить вещественные доказательства, которые подлежат хранению в уголовном деле, а также уничтожению, и, сопоставив показания подсудимого и потерпевших – четырех продавцов и двух охранников, домыслить дальше, как это было, уже не так трудно. А вещдоки таковы: диски с записью камер видеонаблюдения магазина, три тампона-смыва, скотч, майка, брюки, гильзы и пули калибра 9 мм, пистолет ИЖ 71 ВЕТ (его, кстати, после вступления вердикта в силу следствие должно вернуть руководителю ЧОПа).

«Тревожная» кнопка

Итак, два дагестанца, нигде не работающих, безработица – бич не только этой Северо-Кавказской республики, сняли квартиру в Ставрополе. Особых поползновений на трудоустройство, судя по всему, не проявляли. Стоял сентябрь 2010 года. Четвертый месяц после того, как у концертного зала Дворца культуры и спорта грохнул взрыв, унесший жизнь семи жертв, плюс от ранений пострадало 50 человек. Смешанная, нездоровая атмосфера еще продолжала покрывать потрясенный город, ранее не знавший терактов: страх, боль и горечь от потерь, слухи. Для его самозваных гостей, надо полагать, она была более привычна, чем для жителей, ставших вдруг недоверчивыми и одновременно бдительными.

Надеясь, наверное, на то, что люди еще достаточно напуганы недавним событием, а уж женщины – точно, два друга-подельника решили разжиться деньгами – совершить дерзкое нападение на магазин, куда сами не раз ходили за продуктами. Уточнив режим его работы, каждый взял с собой обыкновенный кухонный нож (хозяйственно-бытового назначения, как обозначено в гос-обвинении), и к моменту, когда все посетители покинули магазин, около 23 часов тридцати минут миновали пустой торговый зал и спрятались в подсобке. Две продавщицы в это время спокойно закрыли входные двери, и, зайдя в служебное помещение, неожиданно обнаружили затаившихся незнакомых парней. Спросили с удивлением: «Мальчики, а что вы здесь делаете?», те вместо ответа достали ножи и, угрожая, приказали им лечь на пол, стали требовать ключи от сейфа, стоящего тут же, в нем хранилась дневная выручка – около 200 тысяч рублей. Обманывая грабителей, сказали, что ключи у администратора, которая находится в торговом зале.

С ними остался Рамолданов – второй, Абдуллаев, пошел за остальными двумя, пока еще ничего не подозревающими продавщицами, и тогда старшая сотрудница внутреннего контроля украдкой, незаметно для бандита нажала на «тревожную» кнопку, послав сигнал на пульт вызова охранников ЧОПа. Когда грабитель, не оставляя угроз, привел в подсобку женщин – им тоже приказали лечь на пол, вновь стали требовать ключи от сейфа. Заложницы стали отнекиваться: не знаем, мол, у кого они хранятся. Тогда Шахрудин принес взятый на прилавках магазина рулон скотча и, как это показывают в многочисленных телесериалах, бандиты связали руки двум женщинам. У остальных (скотча на них не хватило) грабители, продолжая размахивать ножами – иначе зарежем, стали вновь требовать ключи от сейфа.

Неизвестно, до чего бы дошло желание их получить, но тут к магазину прибыл вызванный наряд из двух сотрудников охранного предприятия, которые начали стучаться в закрытые стеклянные двери. Не подозревая, кто и что за ними их ждет. Ну, подвыпившие хулиганы, ну, мелкие воришки… Они не могли знать, что это были настоящие бандиты, готовые на все, которые, стремясь не дать возможности сообщить о происходящем кому-то еще, решили дать бой охранникам.

А вокруг тихо готовился отойти ко сну город…

Ш. Рамолданов остался с продавщицами в служебном помещении, а его напарник – А. Абдуллаев со старшим контролером внешне мирно вышли к двери и открыли замок. Не успев получить ответ на вопрос «Что случилось?» и среагировать на шепот женщины «Нападение!», до этого сказавшей, опасаясь грабителя, что у них все в порядке, один охранник ЧОПа внезапно получил ножевой удар по нижней части лица, а второй – по правой ключице. Завязалась драка. Это в кино делают красиво, а в жизни происходит сумбурно, вязко и порой непредсказуемо по результату. Чоповцы попытались отнять нож, но преступник отчаянно сопротивлялся, продолжая наносить удары исподтишка уже далеко не кухонным, а острым колюще-режущим орудием, даром что не признанным холодным оружием. И тогда один из охранников, второй упал от полученных ран в подбородок и правое бедро (кратко-временное легкое расстройство здоровья продолжительностью до трех недель – напишут позже в обвинении), выстрелил из пистолета не менее четырех раз в Абдуллаева, который остановился наконец и присел у входа в магазин. Оказалось, навечно (потом, при вскрытии трупа, судмедэксперты обнаружат: он употреблял наркотики, чем и объясняется его чрезмерная агрессивность и настырность).

Тут подоспел из служебного помещения Шахрудин, размахивая ножом, охранник выстрелил и в него. Но налетчик, замерев на мгновение, продолжил движение и с силой оттолкнул стрелявшего, который в итоге ударился головой об стену (закрытая черепно-мозговая травма, легкое сотрясение мозга – отметят позже следователи), стремительно выбежал из магазина и скрылся из зоны видимости.

Лишь вернувшись домой, он обнаружил, что ранен в руку и ногу, утром с трудом и в тяжелом состоянии духа явился на центральный автовокзал, чтобы, по его словам в судебном заседании, уехать в Дербент. Но был задержан сотрудниками милиции, оповещенными о происшедшей в магазине попытке разбоя и приметах предполагаемого преступника, сообщенных потерпевшими.

Быть, а не казаться

Обладатель высшего, как выяснилось, образования и вообще интеллигентного вида парень, попавший, казалось, на скамью подсудимых по какому-то недоразумению, Шахрудин Рамолданов признавал себя на суде виноватым лишь частично. По его показаниям выходило, что и предварительного сговора не было, и согласованных действий, как квалифицирует закон подобные деяния. И кухонные ножи, мол, прихвачены с собой были совершенно случайно, короче, так, пошалил немного, не имея сил сопротивляться влиянию соседа по съемной квартире и идя у него во всем на поводу, другими словами, у подельника, который высказать свою, возможно, обратную точку зрения на их отношения уже не мог. А почему бы и не воспользоваться предоставленными самой судьбой возможностями как-то оправдаться, хотя бы перед родственниками?

Правда, потерпевшие, охранники и продавщицы магазина в своих показаниях утверждали, что на игру нападение на магазин никак не походило, они всерьез воспринимали угрозы бандитов, если что – зарезать; одна из них, например, с ужасом вспоминала, как кто-то из них для наглядности проводил ножом по ее спине… Суд критически отнесся к показаниям Ш. Рамолданова в ходе заседания, хотя и учел, что судимостей у него не имеется и характеризуется он положительно, однако решил, что несет опасность для общества, и приговорил к реальному, как говорилось выше, наказанию.

…А город, недавно отметив годовщину теракта, постепенно вернулся в свою обычную мирную и дружелюбную атмосферу, хотя и сохранил определенную бдительность. Сегодня без нее нельзя.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов