Джефф Монсон: «Люди в России очень щедры»

Сергей Гаврилюк

Боец международного уровня Джеффри Уильям Монсон посетил Ставрополь

Андрей Ковалевский

В Невинномысске состоялся бой между двумя бойцами ММА Джеффом Монсоном и Шенноном Ритчем. Джефф Монсон с недавних пор принял российское гражданство и теперь сражается за Россию. Ранее он выходил на ринг под Гимн СССР с российским флагом в руке, не раз заявляя, что он нашел в себе именно русскую душу после приезда в Россию. Корреспондент «Вечёрки» встретился с бойцом незадолго до поединка и поговорил с Джеффом о русской душе…

– Джефф, вы недавно в Ставрополе, успели уже посмотреть город?

– Я увидел немного, мы прилетели ночью. Но сегодня собираюсь прогуляться, посмотреть, как здесь живут.

– Чего ждете от грядущего боя, как оцениваете соперника?

– Мне просто интересно сойтись с Шенноном Ритчем на ринге, немного волнуюсь, тем более ни разу в этих краях не был. Интересно встретиться с местными жителями, фанатами, потому что и им интересно посмотреть бой.

– Недавно вы стали гражданином Российской Федерации. Как вы решили сменить гражданство, что вас привлекло в России?

– Когда приехал впервые, меня заинтересовала страна, люди, я понял, что обязательно должен сюда вернуться. Меня вдохновили Сибирь, Сочи, Санкт-Петербург. И везде подкупала человеческая искренность, сочувствие и самоотдача. Я чувствовал себя рядом с ними своим, казалось, что я дома. А когда общался с ними, понял, что я должен жить здесь.

– Начали изучать русский язык, историю?

– Да, кстати, я взялся давно за русскую историю и культуру. Где-то я даже знаю историю России лучше, чем некоторые русские (смеется). А вот с языком сложнее, он более гибкий. Пару месяцев назад я нашёл учителя и уже занимаюсь.

Андрей Ковалевский

– Вы выступали под Гимн СССР, вступили в КПРФ, сейчас на вас футболка с надписью «СССР», ранее вы побеждали, выходя на ринг под российским триколором, – это, как я понимаю, дань вашим политическим взглядам…

– Ну если быть точным, я сочетаю в себе либертарианские и коммунистические взгляды. Я верю в коммунизм без правительства. Мне нравится работать с коммунистической партией в России и работать с молодежью. Собственно, здесь я бы хотел развивать молодежные школы, программы развития юношества, проводить встречи, семинары для детей. Я за развитие спорта, за помощь людям, у которых нет возможности вот так легко заняться этим, за тех, у кого нет соответствующей финансовой базы. Этим я хочу заниматься в России, с этой идеей пришел в коммунистическую партию, по сути, это моя программа.

– Собственно, таковы ваши планы на карьеру в России?

– Да-да, я бы хотел, может быть, стать здесь политиком, но в первую очередь я хочу быть ближе к корням, ближе к людям, с этого стоит начинать. По сути, я в этой стране ради них и благодаря им.

– Что особенного вы увидели в России, когда впервые сюда приехали?

– Они очень чувствительны и способны к сопереживанию. В Америке это выглядит иначе. Там люди просто идут и говорят «О, привет, как ты?», при этом идут дальше. Их не волнует, как у тебя дела, они просто проходят мимо. В России это наполнено совершенно иным смыслом, здесь люди действительно беспокоятся о тебе. Человек подойдет и поможет, если тебе действительно плохо. И мне ещё понравилась эта щедрость. Неожиданно, когда меня встречают на улице и фотографируются, сами дают взамен что-то, будь то открытки или сувениры. Они очень щедры и хотят делиться с другими.

– Между Россией и США последнее время складываются не самые приятные отношения. Вы как человек, который находится по обе стороны, как всё это видите?

– Отношения, действительно, натянутые. Особенно из-за санкций, налагаемых на Российскую Федерацию. Штаты, конечно, в этом плане ведут себя смешно, потому что это больше похоже на попытку по-гангстерски сводить счеты и показывать это всему миру. Так что все эти санкции из-за Крыма – безумие. У меня есть друзья в России, есть друзья в США, которые ездят сюда, и все они видят ситуацию вне этих политических рамок, вы знаете, нет этих санкций, недомолвок среди обычных людей. Сами люди независимы, так что вопрос отношений – это вопрос политиков.

Андрей Ковалевский

– Вот вы приезжаете в Россию, знакомитесь с ней, и вдруг что-то выводит вас из себя. Есть что-то, что вас раздражает в России?

– Пробки – вот это реальная проблема (смеется). С этим надо что-то делать. Думаю, не мешало бы поработать над дорогами и решить проблему заторов.

– Не так давно вы были в Луганске и стали гражданином ЛНР. Что вас сподвигло отправиться на Донбасс?

– Вы знаете, меня туда сначала пригласили. И мне самому стало интересно попасть в эпицентр нынешних медиасобытий. И, конечно же, сложившие благодаря масс-медиа США стереотипы мигом разрушились, потому что увидел не то, что показывали по телевизору и в интернете. Там я увидел всё своими глазами: школы, аэропорт, приюты и дома, уничтоженные украинскими войсками. Люди просто хотели свободы, желали самоопределения. Всё, что я увидел в их глазах, это мысль: «Мы хотим жить сами и создавать собственный мир». У них речь шла лишь о свободе. Так что всё, что увидел, это разрушение и людей на фоне всего этого, которые хотели решать за себя и строить новую жизнь, несмотря на то, что теперь им нужно восстанавливать здания, школы, собирать свой мир по кусочкам без какой-либо экономики и работы. На всё это у людей просто нет денег, я захотел им помочь, и решил открыть спортивную школу. Учителей буду отбирать сам. Так я хочу помочь юным спортсменам, которые живут там.

– А где вы живете сейчас?

– Сейчас я курсирую между Москвой и Майами. Здесь я живу лишь часть своего времени, потому что в Штатах всё ещё живут мои дети.

– Кстати, о детях. Недавно в Чечне прошил показательные бои GrandPrixAkhmat 2016, где участвовали дети. На боях присутствовал наш спортсмен Фёдор Емельяненко, но не поддержал их, потому что бои проходили без защиты. В среде бойцов в России начались разногласия. Что вы думаете об инциденте?

– Мне кажется, дети имеют право выходить на ринг, но не просто, чтобы драться, а именно учиться самоуважению и уважению к ближнему. Это лучше, чем они будут драться на улицах. К тому же на этих боях дети не бились просто так, за ними следил судья. Перед этим выходом их тренировали, они прошли тяжелейшую подготовку, не только физическую; их, прежде всего, учили уважению друг к другу и к людям. Это правильно. Да, я согласен, что у них должна быть защита на теле. Но я считаю, что нет ничего плохого в том, что дети сошлись в бою, а после пожали друг другу руки и разошлись хорошими друзьями.

– Недавно прошел ваш бой с Иваном Штырковым. Вам было засчитано поражение, хотя вы предупредили организаторов, что не можете драться из-за травмы бицепса. Часто ли случается такое, что организаторы просто не прислушиваются к бойцу?

– Это очень сложный момент. Это ведь такой спорт, в котором люди стараются побить соперника. Получить рассечение, растяжение – в порядке вещей, такое случается. Организаторов тоже можно понять. Да, бывали когда-то проблемы и конфликты, но сейчас эти случаи уже без смеха не вспомнить. Сейчас мы стараемся обходить разногласия стороной. Хотя бойцам об этом договориться легче: «Если у нас не получается провести бой сегодня, давай устроим в следующий раз!».

Андрей Ковалевский

– Вы также интересуетесь психологией. Интересный контраст: боец – психолог. Как давно вы занялись этой сферой наук?

– Я магистр психологии уже пять лет. По этому роду деятельности приходилось общаться с людьми, страдающими от сильных расстройств психики, например, от шизофрении, и с детьми после психологических травм. Собственно, не будь я бойцом, был бы психологом. Мне нравится эта работа, потому что она тоже помогает людям. Но на ринге в бою она не помогает. Тут уж другая психология работает.

– У вас на теле масса татуировок. Что они обозначают и какая из них была сделана последней?

– Ну меня есть татуировки, которые я делал просто ради удовольствия, есть семейные, есть политические. Например, есть с коммунистическим флагом, на ноге «Родина-мать!» на Мамаевом кургане. Самая последняя… Сделал пару дней назад ради смеха мультяшную куклу на боку. Просто понравилась, решил набить (смеется). Мне просто нравится делать татуировки, это нечто вроде хобби. Если какой-то рисунок мне придется по душе, я его набиваю.

– А сами вы себе не готовите эскизы?

– Нет, только выбираю. Я просто прихожу в тату-салон, смотрю в книжку с эскизами и показываю понравившийся. Потому попадаются самые разные рисунки на теле.

персона, Джефф Монсон

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Спорт»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Последние новости

Все новости