Эффект «Зверобоя»

Алина Смирнова

Эффект «Зверобоя»

Поставила было рубрику «Юбилей» и поймала себя на мысли, насколько это привычное слово не вяжется с героями сегодняшнего материала. Не сочетается их тяжелая и необходимая мужская работа даже с понятием торжественности. И тем не менее Специальному отряду быстрого реагирования ГУ МВД по Ставропольскому краю исполняется 20 лет. С чем мы наших защитников от души поздравляем. А также — с возвращением отряду его исконного названия — СОБР. Ведь для любого сотрудника спецподразделения это не просто аббревиатура — это некий символ принадлежности и предназначения, выраженного в ставшей крылатой фразе из фильма «Офицеры»: «Есть такая профессия — Родину защищать»… Малую нашу родину — Ставрополье… Вот и несет спецназ ГУ МВД по Ставропольскому краю свою службу в ежедневном режиме, без сноски на праздники и юбилеи. И так — 20 лет кряду…

Такая работа

Специальные отряды быстрого реагирования (СОБР) формировались в начале постсоветского лихолетья, когда страна была в шаге от гражданской войны, сокрушались былые ценности и идеалы, рушились экономические связи. Зато развивались и консолидировались преступные группировки, на окраинах новой России вспухали и росли как на дрожжах очаги сепаратизма. Страны с названием Советский Союз больше не существовало. Границы, по которым прошла линия разлома между некогда братскими республиками, стали демаркационной линией – воспаленной «гангренозной» зоной, создающей реальную угрозу для жизни всей России. Этим новым для того времени угрозам и должны были противостоять созданные в 1993 году СОБРы – милицейский спецназ.

Специальный отряд быстрого реагирования, сформированный в штатной структуре криминальной милиции ГУВД по Ставропольскому краю, боевое крещение прошел уже в декабре 1993-го, проведя спецоперацию по освобождению пассажиров захваченного бандитами автобуса в аэропорту Минеральных Вод.

В 1994-м рейсовые автобусы на территории края подверглись бандитским атакам трижды. Результат проведенных мероприятий по освобождению заложников – 120 сохраненных жизней мирных людей.

А потом «понеслось»: первая чеченская, Буденновск, Первомайское, Дагестан, вторая чеченская… Все 20 лет СОБР – на переднем крае, на самых горячих участках. И на этих участках он всегда оказывается первым – в этом специальное назначение отряда. В последние годы «точками кипения» не раз становились города и населенные пункты Кабардино-Балкарии, Ингушетии, Ставрополья. В СОБРе это называют«рабочими моментами», а по сути это — болевые точки государства Российского, где происходят локальные вспышки войны, в которой нет линии фронта. Точнее, эта линия может пройти когда и где угодно.

Недавно эту линию хотели провести и через Ставрополь.

Планировался взрыв — с расчетом на последующую детонацию межнациональной обстановки. И не получилось, потому что бандгруппа, состоявшая из головорезов, находившихся в федеральном розыске, была обнаружена и нейтрализована.

На счету бандитов — целый ряд проведенных акций устрашения, нападений на полицейские посты на территории края и соседних республик. В общем, профессионально подготовленные в военном отношении ублюдки, осторожные, обладающие к тому же хорошим чутьем.

Тот же главарь Семенов шел на встречу с «соратником» вооруженный пистолетом, к тому же специально назначал эту встречу у Дворца культуры и спорта, в людном месте. Сдаваться, если что, он не собирался.

Тем не менее — пришлось. Операция по его задержанию прошла столь молниеносно, что бандит не успел воспользоваться оружием.

В СМИ, правда, прошла информация о том, что Семенов стрелял в собровца, но пистолет дал осечку. Словом, не смог бандит выстрелить по техническим причинам.

В СОБРе по этому поводу иронизируют, кивая на скромно прислонившегося к двери русоволосого парня:

– Вот познакомьтесь с «технической причиной»… Он Семенову руку завернул так, что тот не только выстрелить — дернуться уже не мог…

Еще одно из «громких» событий годичного интервала — участие в операции в Минеральных Водах весной прошлого года, когда была предотвращена серия терактов. Собровцы там осуществляли засадные мероприятия, потом задерживали сообщников очередной доморощенной нефтекумской банды с межрегиональными связями.

Конечно, большей частью успехи СОБРа не предаются огласке по объективным причинам. А работы очень много — и в республиках, где командировки длятся по нескольку месяцев, и в родном крае…

Эффект «Зверобоя»

На войне как на войне

Завтра состоится торжественный концерт, посвященный 20-летию СОБРа. Будут награждения, встречи (приглашены ветераны отряда). Будет минута молчания.

Погибших при выполнении боевой задачи, которые навсегда в памяти и навечно — в списках Ставропольского СОБРа, в отряде пятеро.

Лейтенант милиции Александр Карагодин – погиб в Грозном в рождественскую ночь 1995 года. Накануне он вывел из-под обстрела около четырехсот человек и был сражен снайперской пулей, когда вернулся на простреливаемый участок за двумя ранеными.

Младший лейтенант милиции Павел Мельников – погиб в январе 1996-го, идя в атаку при штурме Первомайского.

Подполковник милиции Олег Воронцов во время штурма дома в селении Ямангой Нефтекумского района 25 августа 2005 года отвлек внимание бандитов на себя. По сути — спас штурмовую группу. Сам получил смертельное ранение.

Лейтенант милиции Евгений Харченко – погиб 9 февраля 2006 года во время спец-операции по ликвидации банды боевиков в селении Тукуй-Мектеб Нефтекумского района.

Капитан милиции Вадим Занкевич – погиб 14 марта 2007 года при штурме дома с боевиками в Нефтекумске.

Да, за 2006 — 2007 годы обстановка в Нефтекумском районе была переломлена. Уничтожены десятки бандглаварей, десятки бандитов нейтрализованы и осуждены. И тем не менее доморощенное бандподполье обозначает свое присутствие то в одной, то в другой точке Ставропольского края. Оно за последние годы изменило тактику, наладив межрегиональные связи и перейдя от акций устрашения на территории восточных районов к подготовке диверсий, обещающих широкий резонанс. Шерстят бандитов основательно. Но одних ликвидируют — другие появляются. Иногда возникает ощущение, что они размножаются почкованием. Причин тут целый комплекс. Чаще всего называют безработицу, безденежье, безысходность… Но уж точно не это толкнуло в боевики уничтоженного при попытке проведения теракта Эразбаева, который, как выяснилось, имел высшее музыкальное образование и в свободное от бандитствования время служил директором клуба в Иргаклы. И совсем не нищета и невостребованность сподвигла разъезжающего на «Лексусе» менеджера пятигорской фирмы Битаева стать пособником бандитов, готовивших теракт на прошлогоднюю Пасху. Из многочисленных причин распространения радикального ваххабизма ключевой является та, которую обозначил один оперативник из Нефтекумского района, которого собровцы называют лучшим другом отряда:

— Мы своим противникам проигрываем идеологическую войну. При существующей свободе вероисповедания вопросами, связанными с идеологией религиозного экстремизма, должны заниматься специалисты-исламоведы, а не мы — силовики. Мы задерживаем религиозную литературу и каждый раз не знаем, куда будем ее отправлять на экспертизу. Даже если Исламский институт в Махачкале даст заключение, что это ваххабизм радикального толка, его выводы имеют только рекомендательный характер. Все мы живем и работаем в условиях, когда у наших врагов агитация поставлена лучше. Наша же идеология — вы сами знаете что из себя представляет. Сейчас есть деньги — ты человек, нет — не человек…

Никто, кроме нас

Эффект «Зверобоя»

А вот в СОБРе идеология есть. Она иногда помещается в совсем коротких, но очень емких фразах.

— Враг не только где-то там, за пределами края. Он уже здесь — на Ставрополье. Кто его остановит? Никто, кроме нас…

…С этой идеологией и прожили, и провоевали все 20 лет. Командир отряда Андрей Пархоменко и его заместители — Сергей Коцурба, Алексей Беда, Алексей Акинин — собровцы первого, или, можно сказать, фронтового призыва. Пришли в отряд, когда началась первая чеченская, точнее — потому что она началась…

Всякое бывало за эти 20 лет. И зарплату, которой едва хватало на выживание, задерживали, что же касается жилья, то в отряде в свое время горько замечали: мол, квартиру у нас получают только посмертно… А все равно офицеры не мыслили себя без любимой работы и выполняли ее честно. Потому что сильнее безразличия государства, несправедливости, житейских проблем было чувство долга.

Сейчас в лучшую сторону изменилось многое — и в отношении государства к своим защитникам, и в зарплатах. Но собровцев с 17 - 19-летним стажем радует, что для приходящей в отряд молодежи главным является не материальный фактор, а то самое жизненное кредо «Никто, кроме нас» и чувство Родины.

И это чувство собровцы стараются воспитать в детях — не только в своих. Для воспитанников кадетской школы, александровской школы № 16 офицеры отряда стали настоящими друзьями. Ребятишки с удовольствием слушают рассказы о героях, знакомятся с оружием и боевой техникой, с восхищением рассматривают спортивные награды.

Таких у Ставропольского СОБРа тоже немало: выигрывали Кубок мира по пауэрлифтингу, занимали первые места в соревнованиях по снайперской стрельбе, покорили не одну горную вершину. Вот это знамя «СОБР» (на фото) водрузили на Эльбрусе. Кстати, альпинистские навыки и знание гор очень помогают в работе. На высоте выше двух тысяч метров все особое — даже техника стрельбы. Так что незнания горы не прощают, особенно здесь, на Кавказе.

20 лет назад, когда в России только создавались специальные отряды быстрого реагирования, многие из них взяли себе собственные имена. Ставропольский СОБР носит звучное имя «Зверобой».

– Трава такая, в народе говорят, от нечисти помогает, — лукаво улыбаются офицеры.

…Ну что ж. Действительно помогает. Главное — радикально.

С днем рождения, «Зверобой». Долгих тебе лет.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов