Екатерина Фисенко: «Все ярче помню каждый день войны, а время катится неумолимо!»

.

Наверное, в нашем городе мало кто не знает Екатерину Константиновну Фисенко. Несколько поколений школьников Ставрополя, учителя, представители власти, журналисты – все ее добрые знакомые и друзья.  В канун 74-й годовщины Победы Екатерина Константиновна поделилась своими воспоминаниями о Великой Отечественной войне. Поводом к этому стал не только приближающийся праздник, но и личное торжество Екатерины Константиновны: 2 мая ей исполнилось 95 лет.  Но ни столь почтенный возраст, ни трудный путь по дорогам войны, ни ранения и потери не дали угаснуть памяти: бывшая девчонка-солдат поделилась яркими событиями военной судьбы, которую она разделила с сотнями тысяч своих сверстниц, ушедших воевать с врагом в 40-е годы прошлого века... Сегодня «Вечерка» начинает цикл публикаций воспоминаний Е. К. Фисенко о Великой Отечественной войне. Но первая из них будет довоенная – о детстве нашей героини, которому она и в свои 95 лет говорит спасибо.

Спасибо тому времени!

На этом довоенном фото, взятом из Интернета, показано,  как школьники сдавали нормы ГТО в 30-е годы прошлого века.
На этом довоенном фото, взятом из Интернета, показано, как школьники сдавали нормы ГТО в 30-е годы прошлого века.


Жили мы с мамой в украинской большой деревне Павлогорьковке. Как и все, копались в своей усадьбе и огороде. Отец мой, Константин Фадеевич, со слов мамы, вернулся с Гражданской войны чахоточным и вскоре умер.

Я еще ходить не умела, а братья  – Василий и Афанасий – переехали в Крым. И мы с ними.

Остановились в совхозе «Коммунар», он был в шести километрах от Симферополя, где я училась в 17-й школе.

В совхозе был директором  Ф. Е. Синецкий – коммунист старой закалки. А парторгом был Турбин, мы его звали дядя Гарик. Председателем рабочего комитета был П. И. Бурлак – старый солдат, оставшийся после Гражданской войны без руки. Он был очень похож на актера, исполнявшего роль Чапаева в одноименном фильме, – такой же порывистый, сухопарый и деятельный. Он ходил в кожаной тужурке.Сколько же эти три коммуниста для нас, детворы, сделали добра! Они относились к нам, как к собственным детям. А какие они проводили с нами беседы о партии, Ленине, о героях Гражданской войны! Знали все о нашей учебе. Это по их незаметным подсказкам мы с удовольствием бегали в поле помогать родителям...
Рабочком снабжал нас абонементными билетами в Театр юного зрителя в Симферополе. Удивительно, но когда взрослые тоже выезжали в драмтеатр, нас брали с собой – без билетов. Отправляли детвору на галерку и наказывали сидеть тихо...

Из интеллигенции совхоза помню агронома Лидию, которая организовала хоровой кружок. А заведующая детским садом Надежда Лежнева с нами занималась акробатикой. Ее муж, механик совхоза, бывший кавалерист, увлек нас конным спортом. В праздники выезжали на лошадях с флагами в Симферополь. Как же мне на фронте пригодились навыки верховой езды!


Правда, однажды я провинилась. Мой брат Афанасий был в армии кавалеристом. Когда вернулся, его друг сообщил, что его лошадь никого потом не признавала, не подпускала к себе. Нашелся храбрец, который хотел ее оседлать, лошадь поранила ему руку. Брат, узнав об этом, даже заплакал. А я маме доложила: «Мам, а Фанька по кобыле плачет...».


Но однажды у него нашелся повод поквитаться со мной за обиду. Нам предстояло на скачках преодолеть препятствие – перескочить через искусственную изгородь, а потом – через искусственный (не очень глубокий) ров. Я хоть и чувствовала, что надо немного отпустить стремена, но понадеялась на авось. В результате перелетела через голову лошади и оказалась в ровике. Тут-то мой братец, вытащив меня, погнал ремешком домой с наказом: вот теперь расскажи маме, как ты по кобыле плачешь, да скажи спасибо, что еще голову себе не свернула!


А сегодня я говорю спасибо тем, кто по доброте своей отдавал нам тепло своих сердец. Нам, малышне. Нас приучали к труду, к преодолению трудностей.


Спасибо и тому времени, когда мы летом выезжали в пионерские лагеря, сдавали нормы ГТО, радовались, получая значки ГТО, играли в военные игры. Помню, как в Алуште, в лагере, во время игры мне пришлось прыгнуть вниз. Но зацепилась трусиками и повисла на кизиловой ветке. В результате меня «взяли в плен». Сколько же я слез пролила...


P. S. Не знала тогда девочка Катя, сколько слез ей придется пролить уже совсем скоро...


Продолжение следует.

Ставрополь, Екатерина Константиновау Фисенко, память, Великая Отечественная война

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»