Эльбрус. Август 1992 года

Александр Плотников

Воспоминания о путешествиях

Донгузорун и Накратау утром.
Александр ПлотниковДонгузорун и Накратау утром.

16.08.1992. С утра солнце. Слегка перекусив, отправляемся в Чегет на базар, хотим попасть на нарзаны, но не успеваем, к обеду нам надо вернуться. Никто не знает, когда нас повезут наверх.

На базарчике как-то сразу всплывает Уллу-тау, ведь именно отсюда мы поднимались к кафе «Ай» в первый день зачётного похода, и сюда же вернулись после, пройдя три перевала и поднявшись на Гвергишер. Ах, какое было время!

Степанов на скалах Пастухова.
Александр ПлотниковСтепанов на скалах Пастухова.

Саня с Серёгой долго топчутся, но потом берут себе два свитера по 1200, немного шикарнее моего, но с существенным отличием в цене. Ещё покупают арбуз, и всю дорогу футболят его по дороге. В хычинной в ожидании фирменного блюда мы разрезаем хычин и съедаем, хватает как раз на всех. Тут приходит Лёха, сообщает, что поднимут нас только завтра и что на военной турбазе ошивается Митяев, предлагает пойти туда и его выловить. Ему отвечают – погодь, Лёха, вот возьмём ещё хычинов, поедим, а потом пойдём. Лёха очень хочет смеяться, но не может – его физиономия намазана пантенолом и кожа облезает кусками. Мы долго едим хычины, а по пути на турбазу Лёха снимает всех хорошей кинокамерой.

Наши друзья из Салавата.
Александр ПлотниковНаши друзья из Салавата.

Митяева мы, конечно же, не находим, зато знакомимся с компанией курсантов-экологов, долго у них сидим, распивая чаи и не только, беседуя на горные темы. Они рассказывают нам, как Митяев однажды выступал перед зеками, хотел уже спеть свою коронную: «как здорово, что все мы здесь сегодня собрались», да вовремя спохватился.

Вечером, вместо дискотеки, мы идём в гости к Валере, старому местному альпинисту, помнившему Кахиани, Визбора, Высоцкого и других знаменитых людей, с которыми был лично знаком. Он рассказывает много историй, окуная нас в атмосферу старого альпинизма.
Рассказчик Валера неплохой, ностальгии его рассказу добавляет гостиница «Азау», в которой мы сидим, напоминающая изнутри катакомбы. Ночуем мы в этот раз в хижине «Азау», где нам выделяют кровати.

Ночью происходит инцидент. На Эльбрусе проводят акцию братания ветеранов Великой Отечественной войны на Кавказе. Приезжают немцы, которые делают с нашими альпинистами совместное восхождение. И те и другие должны установить на вершине флаги своих государств. Кто-то пускает слух, что немцы ставят на вершине фашистские штандарты, отчего и разгорается весь сыр-бор.

Машка и иван-чай.
Александр ПлотниковМашка и иван-чай.

В Азау привозят милицию, всю ночь их катают на канатке туда-сюда – в общем, происходит форменный бардак. Ирония в том, что любые флаги на вершине Эльбруса живут не более трёх суток, потом их рвёт, а оставшиеся от них клочья сдувает ветром. Так что когда советские альпинисты в феврале 1943 года снимали фашистские знамёна, на вершине уже ничего не было.

17.08.1992. Наутро прощаемся с друзьями, сожалеем, что «не совпали» по времени, обещаем хорошенько акклиматизироваться. Когда они уезжают, мы возвращаемся в хижину, мне показывают общую кухню, и мы готовим суп. Потом с участниками экспедиции пьём чай, а Саня предлагает нам ехать на «бочки», там освободились места. Мы, конечно же, соглашаемся. В старшие нам дают Ирину, одноклассницу Сани Гаврилова и его старую знакомую. Она приехала на два дня, да так и остаётся до конца экспедиции.

Серёга из Пятигорска тоже не хочет оставаться внизу и поднимается с нами. Две очереди с вагончиками мы глядим на окружающее. Кроме нас четверых никого нет. Кресельная канатка не работает, мы немного ждём и идём пешком. Дорога петляет в лавовой гряде, мы то и дело оглядываемся на ущелье и через сорок минут приходим на бочки. Бочки – это домики в виде цилиндров, вместимостью 4-5 человек, тёплые, с кроватями и столом.

Готовить можно, не выходя на улицу. Высота приюта 3750 метров, сообщает нам об этом Володя Тюгаев, альпинист из Пятигорска и наш сосед.

Мы бросаем вещи и идём на «акклимуху» до «Приюта 11», не торопясь идти полтора часа, но у нас получается быстрее. На ледниковые поля садится туман, с запада дует ветер, поднимающий порошу, левая половина лица покрывается корочкой льда, но до «Приюта» мы доходим.

«Приют 11» на фоне вершин Эльбруса.
Александр Плотников«Приют 11» на фоне вершин Эльбруса.

На подходе к «Приюту» я засекаю классный кадр, который снимаю только в последний день. Первая встреча с «Приютом» нам нравится. Наши друзья из Салавата рассказали, что на «Приюте» холодно и всё провоняло примусами, но оценить этого мы пока не можем. Встречаем знакомого курсанта, уже вернувшегося с вершины. Он сидит возле приюта с обалденной девочкой и что-то ей увлечённо рассказывает. Курсант желает мне удачного восхождения.
После пятидесятиминутного подъёма мы спускаемся за двадцать минут. На бочках готовим вермишель с тушёнкой, едим и я засыпаю. Машка, Ира, Володя и Сергей уходят в столовую на сборище с песнями. Потом они приходят к нам, я просыпаюсь и даже пытаюсь им помочь.

Донгузорун и Накратау вечером.
Александр ПлотниковДонгузорун и Накратау вечером.

18.08.1992. Наутро, проснувшись, я вижу в окно Ушбу, чуть позже всё затягивает тучами. Снизу поднимается Саня Гаврилов, он даёт команду грузить рюкзаки на ратрак, что мы и делаем, а сами поднимаемся пешком. На «Приют» поднимаемся чуть быстрее, чем вчера. Опять встречаем курсантов, на этот раз всех спустившихся с вершины. Саня раздаёт им мешки и отправляет на свалку.

Нам дают комнату, соседи ребята из Ростова. Мы располагаемся и идём собирать мусор. Собрав по нескольку мешков, возвращаемся на «Приют» перекусить. Хочется сделать сразу всё, но высота в 4200 диктует свои условия. Тем не менее мы выходим на скалы Пастухова, удивив своим рвением ростовских ребят. Идём потихоньку, Серёга в юношеском задоре убегает вперёд и поднимается на скалы за полтора часа, я за час сорок, Машка отстаёт на десять минут. Приют затягивает тучами, поверх видны верхушки Донгузоруна и Накры. Я напяливаю свитер, делаю наспех несколько снимков. Серёге не терпится бежать вниз, мне и в свитере не жарко, и мы спешим назад, покорив новую для себя высоту в 4800 метров.

Вид со скал Пастухова.
Александр ПлотниковВид со скал Пастухова.

На «Приюте» я расслабляюсь, и через два часа меня накрывает горняшка. Начинает болеть голова, я выпиваю две таблетки цитрамона, но от него меня ещё и тошнит. Я почти выдыхаюсь в своей борьбе с тошнотой и болью, собираюсь идти на улицу, когда ко мне приходят на помощь. Меня спасают молодая женщина Вика со своим мужем, бывалые туристы. Они дают аскорбиновую кислоту и валерьянку, и через полчаса у меня всё проходит. Я уже как огурчик, а ростовчане падают, подкошенные той же болезнью. Правда, пока я болел, все экологи хорошо поужинали, я остаюсь голодным, но мне хватает и того, что я расстался с головной болью.

Продолжение следует.

горы, Эльбрус

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Последние новости

Все новости