Епархии три — митрополия одна

Елена Павлова

 

Епархии три — митрополия одна

Нельзя сказать, что новая реорганизация в системе церковного управления стала неожиданностью. О том, что структура, созданная в марте 2011 года, не окончательная, говорилось с осени. Именно тогда (6 октября 2011 года) Священным Синодом было принято Положение о митрополиях (форме церковного управления, объединяющего две и более епархии). Решение о создании Ставропольской митрополии было принято 7 мая. А на следующий день к жителям края обратился епископ Ставропольский и Невинномысский Кирилл:
«В Ставропольскую митрополию теперь входят Ставропольская и Невинномысская епархия, которая поделена на две части. Из нее выделена Георгиевская и Прасковейская епархия, которая создана в административных границах Александровского, Арзгирского, Благодарненского, Буденновского, Георгиевского, Курского, Левокумского, Нефтекумского, Новоселицкого, Советского и Степновского районов Ставропольского края. На сегодняшний день еще не назначен епископ на Георгиевскую и Прасковейскую кафедру, и мне поручено управлять и этой вновь созданной епархией. Третья часть митрополии — благочиния Пятигорской и Черкесской епархии, которые расположены в трех районах Ставропольского края — Предгорном, Минераловодском и Кировском. Они остаются в подчинении епископу Пятигорскому и Черкесскому Феофилакту, но находятся в административном подчинении главе Ставропольской митрополии. Таким образом Ставропольская митрополия покрывает всю территорию Ставропольского края. То есть на территории субъекта Федерации, где находилась одна епархия, создается несколько епархий, которые затем объединяются в митрополию. Епископы вновь созданных епархий имеют право рукополагать священников, строить храмы и освящать их, а также действовать самостоятельно во всех иных вопросах церковной жизни. Но в то же время руководитель епархии в областном городе этого региона является старшим над всеми остальными епископами созданных епархий. То есть сначала идет разукрупнение одной большой епархии в рамках одного региона, а затем — их объединение под руководством одного митрополита. На сегодняшний день главой Ставропольской митрополии назначен я. Это очень почетно, но и очень ответственно. Я надеюсь, что мы будем плодотворно сотрудничать и с епископом Феофилактом, с которым у нас уже сложились прекрасные взаимоотношения, и с владыкой, который будет назначен управляющим Георгиевской и Прасковейской епархией…».

…И все-таки мы решили обратиться за дополнительными разъяснениями — памятуя о марте прошлого года, когда во время реформирования Ставропольской и Владикавказской епархии все мы наблюдали, как «узкопрофильные» вопросы церковного управления переносились в политическую и даже геополитическую плоскость (вплоть до «предупреждений» о том, что разделение епархии является преддверием разделения Ставропольского края). Состояние общества у нас далеко от покоя и умиротворения, поэтому общественное сознание взбудоражить очень легко, умело варьируя реально существующими проблемами и страхами. Нынче интернет тоже пестрит разного рода комментариями. Священник Антоний Скрынников изучает их очень внимательно, он, если можно так выразиться, является ответственным за идеологию, редактирует сайт Ставропольской и Невинномысской епархии. Именно к нему мы и обратились с вопросами, витающими во всемирной паутине. Например, кому принадлежала инициатива создания Ставропольской митрополии.
— С прошением о создании митрополии к Патриарху обратился епископ Ставропольский и Невинномысский Кирилл, — ответил отец Антоний. — Несмотря на предыдущее разукрупнение, епархия остается большой, с большим количеством населения… Митрополия, как форма церковного управления, может быть более эффективной для улучшения миссионерской, просветительской и другой работы… Один епископ физически не может находиться везде, где требуется его участие. Например, обозначив как приоритет ситуацию на востоке края, владыка не мог находиться там постоянно, поскольку занимается еще проблемами казачества, восстановлением Казанского собора и рядом направлений, каждое из которых важно и первостепенно… А с созданием митрополии на востоке появится свой епископ, который там будет находиться постоянно.
– Но пока восток края курирует только епископ Кирилл…
– Да, до следующего Синода, пока не будет определен кандидат, который мог бы возглавить Георгиевскую и Прасковейскую кафедру… Такая практика есть в России, когда один епископ может возглавлять две и несколько епархий… Когда в Георгиевск будет назначен епископ, там будет образовано свое Епархиальное управление, свой Епархиальный совет….
– Но именно это направление в интернете, и не только рождает больше всего сомнений и вопросов. Например, что к Георгиевской епархии отходят самые проблемные районы края, где идет смена этнобаланса, а инфраструктура РПЦ слаба… Что в новой епархии нет ни одного крупного храма, а строительство собора в Георгиевске еще далеко до завершения…
– Если мы посмотрим на историю церкви, то в малом количестве храмов ничего страшного нет. В 38—39-м годах в СССР было только четыре епископа, которые находились на свободе, и вся территория СССР была поделена на четыре епархии. Если говорят, что восток беднее центральных районов края и новая епархия будет бедной, то стоит вспомнить, что основная задача церкви — не зарабатывание денег. У нас есть приходы, в которых 10-20 прихожан, но они существуют, в Чечне даже во время войны оставались приходы. Не только денег, элементарного продовольствия не было, церкви в Грозном и Ассиновской в развалины были превращены, но приходы-то удалось сохранить… И на востоке края приходов не так мало, как это издалека многим кажется. Я перевелся из Калмыцкой епархии, где у нас было всего 16 приходов, на востоке края их более 50. В России есть епархии, в которые входят шесть приходов.
– Но собор в Георгиевске действительно еще не достроен...
– Будет епископ, будет и собор. Одно дело, когда за помощью обращается батюшка, другое — когда владыка. Думаю, дело со строительством пойдет быстрее. А вообще, если вспомнить опять-таки советские годы, то тогда у большинства архиереев не было соборов, они служили в домах, квартирах, палатках. А в Георгиевске есть два действующих храма, в которых архиерей может служить.
А вообще программа митрополий предполагает строительство новых храмов. По этой программе восток Ставрополья запросил еще 50 священников. У нас на самом деле столько нет. Мы же не можем выпускников семинарии направлять только в восточные районы. Это тоже поле деятельности для будущего епископа, который наделен правом рукополагать священников. К тому же новая епархия — это еще и новая православная газета, новая передача на местном телевидении, новый сайт, новый миссионерский отдел… К тому же Епархиальная программа, направленная на оптимизацию духовной жизни на востоке края, может получить новый стимул к развитию. Одна из целей программы — укрепление позиций русского населения. Она предусматривает в том числе— переселение семиреченских казаков (около тысячи человек) из Киргизии. Сотни семей готовы переселиться в наши восточные районы, ждут нашей помощи и поддержки. Программа готовилась на основе их обращений и детального изучения ситуации.
– Но эта задача неосуществима силами только епархии, нужна экономическая и социальная база…
– К сожалению, церкви иной раз приходится браться за те цели и задачи, которые должно делать государство. Надо сказать, что мы не сразу, но все-таки нашли здесь поддержку властей. Епархиальная программа развития востока Ставрополья понравилась полпреду президента в СКФО Александру Хлопонину, мы рассчитываем на его дальнейшую поддержку. Владыка Кирилл немало времени ездил по восточным районам, для того чтобы определить населенные пункты, куда можно переселить и трудоустроить людей, общался с представителями крупного сельскохозяйственного бизнеса, и бизнес его поддержал. Есть предварительные договоренности о сезонном и постоянном трудоустройстве переселенцев. Если государство поможет, возможно создание своих казачьих предприятий. Губернатор тоже с пониманием относится к этой программе.
– …И еще одного аспекта хотелось бы коснуться. В крае, к сожалению, перманентно проявляются противоречия межнационального или, скорее, даже межконфессионального характера. И священнослужители часто выступают в роли миротворцев, выполняя своего рода дипломатическую миссию.
— Да, и это тоже один из аспектов работы епископа. Вот, например, некоторое время назад владыка был в Левокумском районе, вел прием населения, и приходили к нему не только православные, были и мусульмане, был муфтий. И муфтий сам просил владыку чаще выезжать, чтобы на местах вместе решать сложные вопросы, которые жизнь ставит на каждом шагу… Понимаете, епископ, может быть, и не должен заниматься дипломатией, но от этого сейчас никуда не деться, потому что, когда экономическая и социальная нестабильность обостряет любые противоречия, люди могут прислушаться только к слову пастыря.
– В заключение разговора хочется все же вернуться к нашему информационному поводу и акцентировать внимание на структуре управления митрополии, потому что в ряде комментариев по этому поводу желание пугать людей прошлогодними «страшилками» все же просматривается…
– …Да, просматривается… Но давайте проведем аналогию со светской системой административного управления территориями, более понятной широкому кругу людей. Никого ведь не пугает, что край поделен на районы, в каждом из которых — свой глава администрации. Все понимают, что в каждом районе не может быть по губернатору… Вот и центр митрополии — тоже в Ставрополе. Старший епископ имеет право власти над всей митрополией. При этом три епископа в митрополии могут работать эффективнее, чем один. В том числе — в экстремальных ситуациях. Мнение церкви, как уже говорилось, авторитетно при разрешении многих конфликтов. Допустим, что-то случилось на востоке края… Пока это дойдет до Ставрополя, пока епископ доедет до места — потеряно полдня. А из Георгиевска в любую точку епархии — час-полтора езды, и владыка может уже на месте, а не по телефону разговаривать с людьми… Кстати, в епархии мы не говорим «разделение», больше в обиходе термин «разукрупнение». А политикам, которые пытаются играть на реорганизационных моментах, хочется напомнить о сферах компетентности… Если Синод считает, что в Ставропольском крае три епископа лучше, чем один, то, наверное, Синод разбирается в этом.


Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Решение о создании Ставропольской митрополии было принято 7 июня (а не 7 мая, как указано в тексте).
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Реформы, реформы, реформы -болезнь заразная и опасная! Если б не иннициатива Кирила Синод не принял бы такого неразумного решения. А как же справлялся Феофан со Ставропольской и Владикавказской епархией?? Работал Владыка - и не надо было для "эффективности" дробить на столько частей без базы, без кадров, только потому что Кирилл работать в поте не хочет! Бог ему судья!Убегает от районов восточных, где наиболее необходима миссия!
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Кирилл в Москве сидит, ему здесь париться не охота. Вот и облегчил себе задачу. Тяжело-то на двух тронах...
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Я понимаю, что может быть одного епископа на такой сложный край и не хватает. И Феофана не хватало - что там говорить. А Кирилл с Московским приходом и должностями тоже не собирается расставаться. Мне непонятно только, зачем образовывать Георгиевскую епархию сейчас, а не тогда, когда определятся с кандидатурой Георгиевского епископа. А сейчас получается, что за восток отвечает опять таки только Кирилл, который как говорится, не успевает везде где нужен. Тогда непонятно, из-за чего должно случиться усиление эффективности. Не бежала бы телега впереди лошади, и вопросов меньше было бы у народа.
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов