Эти глаза напротив…

Нина Чечулина

Эти глаза напротив…

Данила егозил и норовил сползти с колен матери, при этом дружелюбно улыбался всем, кто появлялся в больничном коридоре седьмого этажа и проходил мимо. Скучно ему, жизнерадостному такому, было дожидаться очереди к врачу, и явно хотелось куда-нибудь в пампасы, типа дворовой песочницы хотя бы.

 

Главный врач клинической больницы скорой медицинской помощи города Ставрополя (№ 4) Александр Борисович Минаев:

– Наталья Аркадьевна Осипова – единственный нейроофтальмолог в Ставрополе, весьма подготовленный специалист – врач высшей категории, она проводит амбулаторные и стационарные обследования больных в нашем медучреждении, но не только. За консультациями к ней приезжают пациенты из районов края, соседних республик. Если говорить о технической базе четвертой больницы, то она эти консультации оказывать позволяет, оснащена полным набором необходимого диагностического оборудования. Та же МРТ (магнитно-резонансная томография) головного мозга, которая еще не так давно была нам недоступна, конечно, очень нужна, однако ум, опыт и душа ВРАЧА, несомненно, не менее важны.

 

И не догадаешься, глядя на него, что у непоседы, оказывается, сотрясение мозга – на днях неправильно на асфальт упал, головой прямо, и сильно, треснулся. Он, видимо, уже и забыть успел, отревев положенное, про эту неприятность, а последствия-то могут незаметно, на первый взгляд, набежать самые разные. Вплоть до ухудшения зрения, которое возникает сразу или по прошествии некоторого времени, ему же в школу идти лет через пять, глаза нагружать тем же чтением книг или компьютерным монитором. Неизвестно, как аукнется, словом, если что. Вот мама и привела его на консультацию к окулисту глазное дно посмотреть – есть какие-то нарушения, нет? И что делать, если обнаружатся?

Точнее, не к традиционному окулисту, а нейроофтальмологу – Наталье Аркадьевне Осиповой, единственному специалисту в городе Ставрополе в этой тонкой области, на стыке двух профессий – неврологии и офтальмологии. Или, как ее еще называют многочисленные пациенты, «последняя инстанция»  при резком ухудшении зрения или даже надвигающейся ощутимо слепоте из-за черепно-мозговой травмы, инсульта либо злокачественной опухоли мозга. Приходя на прием, они непременно встречают по-человечески искренне заинтересованное к себе отношение Натальи Аркадьевны, она очень коммуникабельна; фиксируют, что и первоочередные меры распишет, и лечение на послезавтра, в продолжение и для завершения курса. При необходимости лечь в стационар – что и как там лучше всего из лекарств и прочей терапии принимать и применять.

И что интересно: она не торопится, скажем, менять пациенту очки на усиленный режим диоптрии, если таковые имеются и уже вдруг не оказывают должного действия. Создается ощущение, что привычные многим очки – это чуть ли не ее личные враги, из тех, образно говоря, что, позволь им отдать палец, они и руку по локоть откусят. Ведь наденешь на человека, считай, навечно; лучше, полагает Осипова, лечить медикаментозно, физиопроцедурами и в итоге восстанавливать, поддерживать зрение на максимальном уровне.

Эти глаза напротив…

К ее мнению очень прислушиваются в медучреждениях Ставрополя – заработана стойкая репутация превосходного специалиста (о сарафанном радио среди пациентов уже не говорю, показатель – ежедневная очередь по записи). Опыт накоплен немалый, семнадцать лет, как-никак, трудится в городской клинической больнице скорой медицинской помощи – в обиходе «четвертой больнице». Ежегодно выезжает на семинары и конференции в Москву на базе научно-исследовательского института нейрохирургии имени Н. Н. Бурденко, привозит оттуда новые методики лечения разнообразных глазных патологий, сохраняя контакты с учеными, практикующими профессорами в последующем; два-три раза в год на основе собственной практики публикует статьи в «Вестнике медицины» и других профессиональных журналах.

Чем уникальнее случай, с которым доводится столкнуться, тем, по словам Осиповой, ей интереснее и, безусловно, сложнее. Самой, не так уж редко бывает, приходится, чтобы докопаться до самой сути, советоваться с коллегами на кафедре микрохирургии глаза в родной СГМА, где в свое время, когда академия была еще институтом, окончила интернатуру, затем ординатуру по специальности. А также консультироваться с окулистами краевой больницы, диагностического центра или с непосредственным начальником – заведующим отделением четвертой больницы Андреем Владимировичем Шатохиным, высококлассным, на ее взгляд, нейрохирургом, который про головной мозг человека, кажется, знает все.

«Много статей публикуешь в журналах, давно бы уже диссертацию подготовила», – сетовал отец, известный бывший ректор Ставропольского политехнического института (ныне СевКавГТУ) А. Никитин, ушедший, увы, из жизни в конце прошлого года, еще горечь от потери не прошла.

Работа – сложная и интересная, она затягивает и выматывает. С каждым пациентом надо плотно пообщаться, узнать подробности. Ведь истории болезни – это нередко сценарии для телесериалов. Драки, домашнее насилие в том числе: сын, муж «дал по голове», вот и возникла проблема с глазами, и поделиться, поплакаться в жилетку, так сказать, многим хочется, порой даже приходится иных сильно уж разговорчивых ненавязчиво прерывать. Иначе превратишься в жертву своей природной и профессиональной коммуникабельности. Хорошо еще, что муж прекрасно ее понимает, когда выжатая как лимон домой возвращается, так же как и дети – дочь и сын, к нему она теперь в отпуск ездит в Сингапур, где он сейчас работает. «Эх, а надо бы все-таки заняться диссертацией…» — в свободное время все чаще посещает мысль. Хотя бы в память о любимом и безвременно ушедшем отце… Получится ли?

А Данила, выяснилось, правильно все-таки об асфальт головой ударился, не в последний, надо полагать, раз в своей биографии, без особых последствий для зрения. Пока. Потому некоторая профилактика ему, считает доктор, не повредит.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Здоровье»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов