Евгений Луценко: «Ветераны - наш золотой фонд. И блеск этого золота с годами только ярче»

Договариваясь об интервью с председателем Ставропольской городской Думы Евгением Луценко, мы предложили ему приурочить наш разговор к предстоящей годовщине освобождения нашего города от немецко-фашистских войск. И в то же время поговорить о многом на тему прошедшей войны, сегодняшней заботы о ветеранах, воспитания подрастающего поколения. Такой беседа и получилась: намного шире, чем просто интервью, приуроченное к конкретной дате.

- Евгений Григорьевич, близится 67-я годовщина освобождения Ставрополя от немецко-фашистских захватчиков. Наверное, на фоне Дня Победы этот праздник не столь значим. Не было масштабных боев за взятие города, да и город не имел стратегического значения для ситуации на фронте...

- Я вынужден сразу перебить: не торопитесь с оценками. Да, те дни в январе сорок третьего - всего лишь эпизод в колоссальной битве нашего народа за родную землю. Но это близкие, особенные для нас события. И потом, 21 января для ставропольцев, скорее, не праздник, а день памяти. Мы вспоминаем тех, кто погиб в оккупации, был замучен и расстрелян захватчиками, кто отдал свою жизнь при наступлении наших войск на город. Разве человеческая жизнь измеряется стрелками на картах? Для родных и близких бойцов 347-й дивизии, которые погибли при штурме Ставрополя, те дни остались самыми трагическими на всю жизнь.
А как оценить радость людей, которые встречали входившие в город войска? Ведь в оккупации погибли тысячи горожан. Нацисты расстреливали коммунистов и комсомольцев, убивали и отправляли в концлагеря евреев, преследовали подпольщиков. И вот в их город пришла свобода. Разве такое забывается?
- Ни в коем случае. Просто сегодня многие события тех лет историки переосмысляют заново. Открываются новые факты, идет новая волна переоценки ценностей. Например, кое-кто считает, что раз в сорок втором году власти бросили город на произвол судьбы, то и не было большого смысла в его штурме.
-
Ну, так мы далеко зайдем. Немцы разрушили школы, больницы, другие здания. И если бы не быстрое наступление на Ставрополь, город оказался бы в руинах, ведь фашисты при отступлении обычно уничтожали как можно больше важных объектов.
Недавно смотрел по телевидению передачу. Ведущий размышляет: а стоило в Сталинграде так бороться за каждый дом и даже за этаж? Но ведь Великая Победа ковалась в каждом бою, в каждой схватке, на каждой, как поется в песне, «безымянной высоте». Или, как тогда говорили, на каждом клочке земли. И немецкая машина, покорившая почти всю Европу, дрогнула именно на нашей земле. Кто бы потом этот исторический перелом себе ни приписывал. Что-то эту машину сломало. И это «что-то» - бессилие перед несгибаемым духом, бесстрашием наших людей, их готовностью без колебаний отдать жизнь за свою Родину.
- Такие люди освобождали и наш город...
- Из историй и рассказов про освобождение Ставрополя один мне особенно врезался в память. Фашисты вовсе не собирались оставлять наш город, временами они даже наступали, бои шли очень упорные. На восточной окраине несколько немецких танков окружили двух наших бронебойщиков, которые заняли позицию в небольшой хате. Танки обстреливали хату, снаряды пробивали стены навылет, но наши ребята не сбежали и не сдались. Они геройски сражались и геройски погибли. Нам ли сегодня рассуждать: нужен был штурм или нет? Так ведь и было тогда: шли в атаку, часто на верную смерть со словами «За Родину, за Сталина». И потому победили. Но если это было так, зачем все переиначивать? Главное - видеть за историческими событиями Человека. Так и напишите - с большой буквы.
Мы должны помнить, какой ценой досталась нам Великая Победа. Она складывалась из таких вот побед. Правильно вы сказали: сейчас пошла новая волна переписывания истории. Но это вещь очень опасная, она сталкивает людей, и даже целые народы. Вчера мы с украинцами были одной семьей, сегодня нам говорят, что мы враги, что голодомор - это сознательный геноцид братского народа...
- И в то же время украинских националистов, кровавых карателей и пособников фашизма возводят в ранг героев, причем официально.
- Любые попытки оправдать фашистский режим - это глумление над историей. Может, это болезнь роста? Может, и Украина все это переживет?
Раньше я не раз бывал в Германии, разговаривал со многими людьми, в том числе представителями власти, бизнесменами. Вы знаете, у них любая попытка хоть как-то оправдать нацистский режим карается очень жестко. И у памятников освободителям Европы, нашим воинам, всегда свежие цветы. Хотя, казалось бы, они, побежденные 65 лет назад, симпатии к нам испытывать не должны. Но в том-то и дело, что в цивилизованном обществе прекрасно понимают, что мы воевали не с народом, а с кровавым режимом, совершившим массу чудовищных преступлений.
Где-то это делается сознательно, а где-то просто шарлатанов допускают историю писать. Особенно в кино: иной раз смотришь и думаешь: ну зачем пожалели денег на опытного консультанта? То «17 мгновений весны» раскрасим, то такие фильмы про войну выпустим, что наши ветераны руками разводят: да не было вообще такого! То форма не та, то погоны не те, то важнейшие исторические события перепутаны.
- Или вдруг выясняется, что пакт Молотова - Риббентропа - якобы одно из «подлых ухищрений» советского правительства, готовившего передел мира. А Прибалтика и Западная Украина и вовсе мечтали о западной оккупации, со страхом и ненавистью глядя на Восток. Чему верить простому человеку, включающему телевизор?
- Скажу так: сам я на войне не был. Но и я, и мои коллеги-депутаты видят, как все это больно бьет по нашим ветеранам. Как они внимательно следят за сегодняшним отношением к Победе и как порой со слезами на глазах говорят, например, о переносе Бронзового солдата в Таллинне. Такие это люди, наши ветераны, они могут годами ни на что не жаловаться, не получив законные льготы, машины, жилье. Но через сердце пропускают все события сегодняшнего дня и бережно хранят память о священной Великой Отечественной войне. Эту память должны сберечь и мы.
Я хочу обратиться ко всем представителям своего поколения. Мы, родившиеся в послевоенные годы, ужасов сороковых не видели. Но мы - сыновья героев, тех, кто спас мир от фашизма.

Мы помним их еще молодыми и крепкими, помним их в деле, как они заново отстраивали огромную страну, как поднимали нас на ноги. Помним их живые рассказы о войне. Наш святой долг – передать все это последующим поколениям, для которых не только война, но и ее герои – это уже далекое, может быть, в чем-то непонятное прошлое. Чтобы никакое переписывание истории не умалило их великого подвига, чтобы мы всегда помнили, чем обязаны нашим отцам и дедам.

- Наверное, себя я могу отнести к поколению внуков. И наших ветеранов я застал уже в пенсионном возрасте. Но должен сказать, что их активность, их принципиальная жизненная позиция поражают и сегодня.

- Полностью согласен! Человек, который смотрел в лицо смерти, гораздо больше знает о жизни, чем мы с вами. Их жизненный опыт бесценен, их мудрость должна быть востребована. Ветераны – это наш золотой фонд. Причем блеск этого золота с годами только ярче. Поэтому мы, депутаты, охотно встречаемся с ветеранами, общаемся, прислушиваемся к их советам. И нужно активнее приглашать их в школы, в вузы к детям и молодежи. Ведь они носители той информации, которую вам ни один компьютер не предоставит! Я рад, кстати, что это понимают во многих наших школах. Например, в кадетской школе имени генерала Ермолова ветераны – постоянные гости, участников войны преподаватели и школьники взяли под крыло постоянной шефской помощи. Подобная работа ведется и в других образовательных учреждениях, традиции шефства нужно поддерживать и развивать.

На очередной планерке в Думе я еще раз напомнил своим коллегам, что наступивший год особенный, он пройдет под знаком годовщины Великой Победы. Но это не значит, что мы снова должны собраться и просто поговорить об этом. В городе действительно многое делается для того, чтобы ветераны чувствовали себя комфортно. Но нужно не дожидаться, пока ветеран напишет заявление: прошу помочь провести мне водопровод или починить крышу. Эти люди из особого теста, они, не в пример нам, могут годами терпеть спартанские условия. Надо прийти к каждому ветерану и спросить, чем можно ему помочь. И всеми силами добиваться решения этих вопросов. Это мнение разделяют мои коллеги по депутатскому корпусу.

То, что мы сегодня можем сделать для наших ветеранов, – лишь несказанно малая толика в копилку нашего перед ними долга. Погасить его мы не в состоянии никогда. Об этом говорил еще великий полководец Георгий Константинович Жуков. Но отдавать дань памяти, преклонения, заботы все равно надо. И не только в юбилейный год.

Беседовал Вадим БАКАНОВ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов