Фронтовые дороги и нефтяные реки

Ольга Метёлкина

Дмитрий Захарович Маркаров рассказывает мне, с чего для него началась Великая Отечественная война, а я стараюсь представить: центр Грозного, летняя жара плавит асфальт, студенты сдали сессию и что­то живо обсуждают в тени деревьев. В конце июня 1941 года первокурсники знаменитого Грозненского нефтяного института собирались отправиться на каникулы, остальных же, кроме выпускников, ждала производственная практика. Дмитрий Маркаров перешел на четвертый курс. Отлично учился, преподаватели прочили ему перспективное профессиональное будущее. Казалось бы, что могло этому помешать… Сообщение Совинформбюро, прозвучавшее в полдень 22 июня, для большинства советских людей провело страшную черту между всем, что было до этого дня, и той необратимой бедой, которая слышалась в слове «война».

Студенты нефтяного института оказались в первых рядах добровольцев, осаждавших военкомат с заявлениями отправить их на фронт. Молодые люди недоумевали, почему наша мощная Красная Армия отступает перед войсками Германии. Может быть, на фронте просто не хватает бойцов, думали они, и если на защиту страны соберутся все силы, то враг будет быстро побежден. Но в военкомате сдерживали студенческий пыл и объясняли, что их очередь еще не пришла. Нашлось другое дело – охранять нефтеперегонный завод. Только к концу июля было принято решение направить студентов вузов на учебу в военные училища: Грозненское пехотное и Сталинградское танковое. Дмитрий Маркаров попал в пехотное, то самое, что перед самым началом войны окончил будущий Герой Советского Союза маршал В.Г. Куликов. Здесь проходила ускоренная подготовка командиров для действующей армии. Через несколько месяцев напряженной учебы Дмитрий Маркаров вместе с другими бывшими студентами Грозненского нефтяного института получил офицерское обмундирование и звание лейтенанта. Дальше его путь лежал в 242­ю стрелковую дивизию, где его назначили командиром стрелкового взвода. И вот наконец фронт.

Судьба хранила

В составе 242­й дивизии Дмитрий Маркаров участвовал в Харьковской операции.

­ Наши части наступали в виде клина, ­ рассказывает Дмитрий Захарович. ­ Фашисты пробили брешь с двух сторон у основания этого клина, замкнули под Харьковом нашу 300­тысячную армию в кольцо и двигались дальше по направлению на Сталинград. Нашу стрелковую дивизию перебросили из­под Донбасса на помощь окруженным. Ставилась задача ­ остановить наступление немцев и пробить брешь для выхода наших войск. Потери были очень большие.

Дмитрий Захарович считает, что в тех боях ему просто повезло. Со свойственным ему чувством юмора говорит, что остаться в живых помог маленький рост: «Я маленький, и окопчик рыл небольшой». На войне смерть постоянно была где­то рядом. Но каждый раз что­то его спасало…

­ Был случай, когда нашей дивизии поставили задачу небольшой группой разведать, кто в близлежащем селе: наши или немцы. Отправился взвод автоматчиков, стрелки, пятеро бойцов с противотанковыми ружьями, и еще была у нас 45­миллиметровая пушка. Шли день, а к вечеру вдруг началась стрельба в нашу сторону. Кювет у дороги послужил нам окопом. Бой длился с вечера до утра. Запасы патронов уже заканчивались. Послали несколько групп по 3 – 4 человека за боеприпасами. Никто не вернулся. А наутро в нашу сторону пошли танки. В живых оставалось человек 20. Выбор был такой: либо сдаваться в плен, либо отходить к Северскому Донцу. Перебежками добрались до реки, побросали свои скаты, вещмешки. Тут появилась немецкая авиация. Мы плывем, а с воздуха по нам стреляют. Кое­как добрались до другого берега, там – сосновая роща. Выжали свою мокрую одежду и отправились искать своих. Часам к двенадцати дня нашли их. Через несколько дней после этого был организован танковый десант. При поддержке авиации и артиллерии мы должны были обеспечить прорыв в населенный пункт Савинцы. Село мы взяли, а во время боя меня ранило в правую ногу. От большой кровопотери потерял сознание. Только ночью меня обнаружил санитарный танк.

Тоже, видимо, счастливый случай помог. После ранения Дмитрий Захарович попал в госпиталь. По мере продвижения фронта медицинские учреждения перебирались на юг: из Сталинграда в Орджоникидзе, Назрань и дальше – в Тбилиси. Госпиталь был переполнен ранеными, поэтому выздоравливающих старались побыстрее выписывать. Действовало негласное правило: если можешь встать и пройти несколько шагов, значит – здоров.

После госпиталя в составе
28­й бригады Д.З. Маркаров воевал под Моздоком и Малгобеком, участвовал в освобождении Северного Кавказа от фашистов. День Победы Дмитрий Захарович встретил в Новочеркасске. Но еще до декабря 1945 года он оставался кадровым офицером Красной Армии. Военные заслуги Дмитрия Захаровича отмечены орденом Отечественной войны I степени, медалями «За боевые заслуги» и «Участник битвы за Кавказ».

Мир. Труд. Газпром

Под Новый год старший лейтенант Дмитрий Маркаров вернулся в Грозный и пришел восстанавливаться в родной институт. «Догонять» четвертый курс было очень тяжело, многое за годы войны забылось. В 1947 году Дмитрий Маркаров с отличием окончил Грозненский нефтяной институт.

По распределению Дмитрий Захарович отправился в поселок Горагорский, восстанавливать нефтяные промыслы. Начинал с азов – с должности оператора по добыче. Со временем поднялся до главного инженера треста «Горскнефть». Здесь же, в Горагорском, Дмитрий Захарович познакомился со своей будущей женой – Марией Ивановной. У нее, еще совсем молодой и очень миловидной женщины, в недавнем прошлом тоже было участие в боевых действиях. Во время Великой Отечественной войны Мария Ивановна служила радисткой в 4­й воздушной армии.

В 1955 году обком партии направил Д.З. Маркарова создавать нефтяное управление на территории нынешнего Нефтекумского района Ставрополья.

­ Работы был непочатый край, ­ вспоминает сегодня Дмитрий Захарович. – Жили поначалу в землянках, щитовых домиках. За десять лет было построено несколько рабочих поселков, заложен будущий город Нефтекумск.

Развитие нефтедобывающей отрасли на многие годы вперед определило будущее этих мест. Асфальтовые дороги соединили нефтекумские степи с соседними районами, городами края и аэропортом Минеральных Вод. В Нефтекумске появились многоэтажные дома, на средства управления в поселке Затеречном была установлена 100­метровая телевизионная вышка. Экраны телевизоров в квартирах нефтяников засветились раньше, чем в Буденновске.

В 1966 году Д.З. Маркарова направили в Ставрополь создавать объединение «Ставропольгазпром». Часть предприятий подчинялась Грозному, а другие – Москве. Все это надо было собрать в одном объединении. Квалифицированных кадров в краевом центре оказалось немного, поэтому Дмитрий Захарович укреплял свою команду проверенными опытными коллегами из Нефтекумского управления. При нем в 1975 году поднялось ввысь здание на перекрестке улицы Дзержинского и проспекта Октябрьской революции. Уходил на пенсию Дмитрий Захарович в 1986 году с должности генерального директора объединения «Севкавгазпром», которую он бессменно занимал в течение 20 лет! Его выдающиеся профессиональные заслуги отмечены орденами Ленина, Октябрьской революции и Трудового Красного Знамени, Бронзовой медалью ВДНХ СССР, званиями «Заслуженный работник нефтяной и газовой промышленности РСФСР» и «Почетный работник газовой промышленности». А благодарные жители Нефтекумска и Затеречного назвали Дмитрия Захаровича своим Почетным гражданином.

Прошли годы, но и сегодня слова «заслуженный отдых» не соответствуют образу жизни героя этого материала. Много лет подряд Дмитрий Захарович активно участвует в работе Ставропольского городского Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов. А его жизнелюбивый характер абсолютно соответствует строчкам из известной песни: «Не стареют душой ветераны…».

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов