Галина Бокашевская на плахе любви

Валерий Манин
Россия в этом году не была представлена на Каннском фестивале. Однако фильм с российскими актерами прошел отбор на престижный конкурс. В специальной программе фильм «Вдвоем» режиссера Николая Хомерики занял второе место!

К сожалению, режиссер, закончивший Французскую академию кино, этот фильм заявил от Франции. Но было бы несправедливо обойти вниманием тот факт, что именно российские актеры смогли «взять» каннское серебро. И мы разыскали Галину Бокашевскую, снявшуюся в главной роли в короткометражном фильме, который покорил взыскательное жюри.

Каждая картина, в которой сыграла Галина Бокашевская, была отмечена - либо наградой коллег-профессионалов, либо любовью зрителей. Игрой актрисы из Санкт-Петербурга покорен сам Владимир Путин: целый год Галина Бокашевская получала президентскую стипендию за вклад в российский кинематограф!

О жизни, и о любви, без которой немыслима ее жизнь, нашему корреспонденту рассказала Галина Бокашевская.

Французский фильм с участием российской актрисы – звезды

сериала «Сестры» - стал серебряным призером Каннского фестиваля

- Галина, так сложилось, что и режиссеры, а теперь уже и зрители воспринимают вас как женщину, которая любит или борется за любовь. Но это – на экране или на сцене. А как в жизни?

- В жизни самая большая любовь – это мой сын… Друг? Конечно же, он есть…

Разве я похожа на женщину, у которой может не быть мужчины? Но при этом я сознательно делаю все, чтобы мужчин было как можно меньше. В смысле поклонников… Чтобы не обижать их напрасно…

- Вы часто произносите слово «люблю». Вот и Москву называете любимым городом, несмотря на то, что сами - коренная петербурженка.

- Москва для меня - особый, удивительный город. Так сложилось, что она стала для меня местом, где мне признаются в любви. Даже мой будущий муж, от которого я родила сына Романа, тоже признался мне, что любит, в Москве. Я поняла, что в Питере мужчине трудно, мне, петербурженке, открыть свое сердце. И у меня даже появилась поговорка: «Давайте проедем в Москву!» Москва располагает к любви. Ведь и раньше сюда ездили за невестами. Видимо, город пропитался этим чувством… Вообще, я люблю многие города, где была во время гастролей. С фильмом «Тоталитарный роман» я объездила всю Россию…

- Почувствовали любовь зрителей?

- Конечно! И это такое счастье!.. Однажды мы приехали с фильмом в Красноярский край. В сельском клубе холодно, а я - в платье, туфлях. Из зала кричат: «Дочка, ты бы оделась!» И вдруг встает мужчина – огромного роста, могучий сибиряк - и говорит: «Дочка, вот народ тебе поверил, полюбил. Ты уж, смотри, как другие, зазря задницей в кино не крути!» И теперь, когда мне предлагают легкомысленные роли, я, как девочка, начинаю объяснять: «Нет, нет, я не могу, я слово дала сибирякам!».

- Это правда, что зрители возвращают энергию, отданную работе?

- Да об этом вам любой актер скажет! Что можно чувствовать, если зрители приносят на встречу тетради со своими стихами?! Недавно мне из Челябинска одна поклонница - Нина Ягодницева - прислала стихи… Сейчас мало хороших стихов, я очень привередливая в этом. Но у нее замечательные строки! На одно ее стихотворение - оно называется «Русь» - я записала песню. У меня нет адреса этой талантливой поэтессы, но если она отзовется - я буду счастлива!.. Никогда не забуду Бийск - родину Шукшина. Я потрясена: там все, как дети, - всему верят. Они открытые, за пазухой не носят камня… А на Кавказе от кинотеатра меня несли в машину на руках… Краснодарский край – это вообще незабываемые впечатления: едем в шесть утра - останавливается машина, выходят люди и… идут нам навстречу с хлебом-солью и чаркой водки! Я говорю: «Я не могу так - водку… в шесть утра! Я вообще пью только вино». И мужчины по рации передают кому-то: «Замените Бокашевской водку на вино!». Там-то мне зрители и дали звание «народной»… Я говорю: «Я же еще даже и не заслуженная!»… А заведующая домом культуры отвечает: «Это народ вам дал звание. Что же мы будем Москву-то ждать!..».

- Как страхуетесь от влюбленности в своих партнеров по фильмам?

- Никак. Просто влюбляюсь в них… Без этого нельзя - нужно пустить человека в свою душу... Но как только работа закончилась - все перекрываю… Это в театре можно играть роль, а в кино ее нужно прожить… В «Тоталитарном романе» у меня роман с Сережей Юшкевичем. В «Марше славянки» - с Сашей Богдановым, хотя там сложнее: у нас большая разница в годах. «Сердце медведицы» - эстонская картина - это трудное время для жен моих партнеров. Все нервничают… Но после съемки кроме дружбы ничего не остается. В этом они могут быть уверены.

- Тем не менее вы сказали, что самая большая любовь - это ваш сын. Ему сколько лет?

- Есть два вопроса, на которые я никогда не отвечаю – это сколько лет моему мальчику и сколько лет мне.

- А чем он занимается, не секрет?

- Учится. Мечтает стать режиссером популярного кино. Это близко к науке, что для меня совершенно не понятно. Как можно снимать кино о жизни членистоногих?.. Хотя, наверное, делать фильмы о гениальных людях, двигающих науку, - это хорошо.

- С отцом Романа - вашим первым супругом - расстались по вашей инициативе или так сложились обстоятельства?

- Нас развело время. После окончания театрального института мы договорились, что самое главное у нас теперь – профессия. Я ведь родила сразу после первого курса. Девочкой была домашней - мимоза... Мужа направили в Северодвинск. И я летала к нему каждую неделю, потом каждый месяц… И, что удивительно, я оказалась верной женой! Очень верной. По молодости я о себе так не думала. И даже очень восхищалась этим женским качеством. Вот, думала, жены капитанов дальнего плавания - они же настоящие героини! Я бы так не смогла. А жизнь показала, что я очень преданная женщина… Но вот решиться на переезд из Питера я так и не смогла. У мужа через три года появилась семья… И он не виноват в этом… Это - время. Любовь - она живая. Ей нужно приносить цветы... Или подбрасывать дровишки. И участвовать в этом должны два человека.

- Есть теперь какое-то новое знание об этом чувстве?

- Я не буду оригинальной... Каждой женщине свойственна любовь жертвенная. Мы влюбляемся - и забываем обо всем. Если разум включен - это не любовь. Я помню, как однажды рыдала наша соседка тетя Надя. Наша строгая тетя Надя молча поднимала руки - и падала лицом на обеденный стол. А потом я узнала, что за две недели до серебряной свадьбы от нее ушел муж. К другой ушел. Она не смогла этого понять. Через месяц тетя Надя умерла от тоски… Ей было 50 лет!

- Осмысляете поступки других, чтобы использовать это в своей актерской работе?

- Конечно! Мне очень помогла книга Алисы Фрейндлих, в которой она говорит, что если балерине нужен станок, спортсмену – тренажер, то актеру - жизненный опыт. И чем больнее ему будет, тем лучше… Даже в страшные минуты – включается контроль памяти… Чтобы потом это использовать в своей профессии. Поэтому больше всего на свете я сейчас боюсь полюбить. Я не умею контролировать и дозировать чувства. И это может разрушить мою жизнь… Я не хочу этого, так как очень долго создавала гармонию, в которой сейчас нахожусь. Но я могу искренне сказать, что у меня была любовь. И мне ничего не стоит сыграть любую градацию чувств. Потому что я знаю, что такое - положить себя на плаху любви!..

Лариса Зелинская.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов