География проблем

Наталья Ардалина

­ Виктор Анатольевич, какой из предложенных сценариев выбрал Дмитрий Козак и к какому варианту развития событий больше склоняетесь Вы?

­ На мой взгляд, наиболее вероятны умеренно позитивный и умеренно негативный сценарии. Но все­таки больше чаша весов сейчас склоняется в сторону умеренно негативного развития. Хотя возможности для перехода к более конструктивному развитию ситуации существуют. И как раз в этом смысле прогноз заинтересовал Дмитрия Николаевича. Я считаю, тогда он сказал знаковые слова, что даже умеренно позитивный сценарий нас не устраивает. Ведь и по его итогам через несколько лет настанет необратимая – не в лучшую сторону ­ ситуация. Поэтому надо искать конструктивные пути развития региона. К слову, формат общения с научным миром, который избрал нынешний представитель Президента в ЮФО, самая удачная форма взаимодействия с властью из того, что я могу припомнить за последние многие годы.

­ Уже известно, как перейти к конструктивному развитию региона?

­ Сейчас ЮНЦ РАН как раз вырабатывает идеи такого рода. Речь идет о масштабном, трансрегиональном проекте. Академик Матишов выдвигает идею нового национального проекта «Юг России». Его реализация предусматривает необратимую интеграцию юга в российскую цивилизацию. И это дело не только властей ЮФО, но и страны. Северный Кавказ должен стать предметом заботы, интереса и любви всей России, восприниматься не как обуза или сосредоточие проблем и конфликтов, но как жемчужина, требующая особого ухода. В результате проекта должна быть сформирована устойчивая российская идентичность всех жителей Северного Кавказа. Для осуществления проекта важно не столько крупное, сколько умелое финансовое участие. Так, чтобы, к примеру, проект по созданию какого­то производства, охватывал сразу несколько субъектов РФ, связывая людей.

­ Когда была выдвинута идея? Ее сложно реализовать?

­ Это сверхзадача. Но для нашей страны такие задачи жизненно необходимы. Иначе народ рассыпается, фрагментируется, и это специфика нашей культуры. Вспомните совет­ский период – это постоянная постановка сверхзадач, что и объединяло людей. Как раз девяностые годы характеризуются их полным отсутствием. Идее «Юга России» менее года, и пока она в основном находится в академических кругах. Думаю, что модель возникла в ходе совместных обсуждений с Дмитрием Козаком, как необходимость комплексного и фундаментального решения проблем региона.

­ Говорят, что уже создается некая программа, позволяющая просчитать социально­политические риски на юге…

­ Под руководством академика Матишова готовится атлас социально­политиче­ских проблем, угроз и рисков на юге России. Термин «риск» стал сейчас модным. Но риск появляется только тогда, когда выбирается один из альтернативных вариантов, и его нельзя отождествлять ни с проблемами, ни с угрозами. Экономисты давно просчитывают риски. В социально­политической сфере все по­другому. Здесь чаще всего результаты представляются не в количественном, а в качественном воплощении. Возникает проблема диалога, открытого мозгового штурма, ведь чтобы просчитать ситуацию, надо услышать разные точки зрения. Готовящийся атлас будет включать в себя не только риски, но и менее популярное сегодня понятие проблем, среди которых будут экономические, политические, социальные. В конце апреля на семинаре в Ставропольском государственном университете электронный вариант атласа был представлен не только сотрудникам ЮНЦ РАН, но и представителям академиче­ских учреждений республик Северного Кавказа. Это карты и комментарии, где регион, а зачастую одна и та же его территория, предстает в разных ипостасях, с учётом миграционных, этнополитических, геополитических, экономических процессов. Более того, по атласу можно определить, как эти проблемы накладываются друг на друга. Представленный вариант атласа вызвал большой интерес и поддержку, и были предложения по его доработке. Разработка атласа имеет инновационный характер, хотя такой подход в мире уже существует.

­ Назовите хотя бы одну из разработок Вашего отдела – в плане получения нового знания и его практического приложения…

­ В первую очередь, это работа по изучению и прогнозированию этноконфликтологической ситуации в регионе. Наш отдел ЮНЦ РАН создан по инициативе ректора Ставропольского университета доктора социологических наук Владимира Шаповалова, с тем чтобы работа была приближена к основным центрам потенциальной конфликтности. Региональные конфликты ­ одно из направлений нашей работы. Есть другие лаборатории, в которых изучаются демографические и миграционные процессы, ведутся политико­идеологические исследования (работа по анализу формирования новой российской идентичности). Все это находит отражение как в научных публикациях, так и в экспертных заключениях, которые предоставляем по заявкам разных структур. К примеру, экспертизу законов или программ не только для края, но и для ЮФО, и для Федерации. Мы активно участвовали в разработке и реализации уникальной, инновационной краевой программы гармонизации межнациональных отношений на 2001 ­ 2005 годы.

­ Может ли наука предложить пути урегулирования конкретного конфликта? Как объяснить его логику?

­ Этнические конфликты содержат в себе значительный иррациональный компонент. И объяснить их только рациональным поведением людей трудно. Часто конфликты бывают смещенными. Их корни в одном месте, а вырастают они ­ в другом. Конфликты, которые мы иногда считаем урегулированными, на самом деле «заморожены». А «размораживаются» они в самом непрогнозируемом варианте. То, что такие конфликты нечасты, не дает оснований для успокоения, наоборот, показывает, что проблема с нами. Но в любом случае «замороженный» конфликт лучше открытого. Приходится ориентироваться не на разрешение, а, скорее, на урегулирование конфликта и управление им. Исключить проявления терроризма на территории Северного Кавказа – задача оперативная. Наша задача выявить те причины, которые порождают эти явления, найти пути консолидации общества, дать прогнозы на среднесрочное, ближнесрочное, долгосрочное развитие ситуации. Существующие тренинги снятия напряжения между людьми – это отдельные «островки» доверия на конфликтной территории, которые, несомненно, нужны. Но этим снимается лишь внешнее проявление проблемы, решение которой связано в том числе с реализацией предлагаемого мегапроекта «Юг России». У людей должно появиться ощущение, что мы граждане одной страны и тождественны друг другу, чтобы слова, которыми начинается Конституция страны: «мы – народ РФ», не были пустым звуком.

­ В мире есть примеры, которые сравнимы с затянувшейся конфликтной ситуацией на Северном Кавказе?

­ Степень конфликтности на юге России по мировым масштабам не является какой­то особенной. Аналоги нашему затянувшемуся этнополитиче­скому кризису зачастую бывали гораздо более острые. Проблема в том, что чужой опыт урегулирования конфликтов дает больше негативной, чем позитивной информации. То есть известно больше о том, чего не надо делать. Конфликты имеют как общую логику развития, так и свою специфику. В России конфликты связаны с изменением идентичности, что не решишь, скажем, методом торга. Сейчас есть даже такой термин, как парадигмальные войны, где победа достигается не оружием, а идейными ценностями. Кроме того, надо понимать, что без конфликтов, указывающих на необходимость решения тех или иных проблем, нет движения вперед. Надо уметь выходить из конфликтов с позитивом. Научиться этому – задача академической науки и политической практики.

­ Сколько еще ­ по хорошим прогнозам ­ югу России быть «горячей точкой»?

­Умеренно­позитивный сценарий предполагает длительное сохранение довольно высокого потенциала конфликтности без его самых острых проявлений, связанных с открытыми формами насилия. Конфликтные процессы, в той или иной степени, здесь будут происходить.

Справка: ЮНЦ РАН охватывает 10 субъектов РФ. Его лаборатории и отделы созданы в восьми регионах ЮФО. В Грозном действует комплексный Грозненский институт, в Элисте – гуманитарный отдел, в Краснодаре – механики и математики, в Волгограде – экономического профиля, в Ставрополе – социально­политический отдел. Ставропольский отдел имеет лаборатории в Элисте и Краснодаре, его сотрудники работают в Адыгее, КЧР, Ингушетии, Северной Осетии. К концу этого года подразделения ЮНЦ РАН откроются в Ингушетии и Адыгее.

Ольга Токмакова,
«Российская газета» ­специально для
«Вечернего Ставрополя».

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов