Годовщина теракта. Размышления на заданную тему

Елена Павлова

 Губернатор края Владимир Владимиров, председатель Думы СК Геннадий Ягубов, врио главы Ставрополя Дмитрий Семенов  почтили память погибших минутой молчания.
Губернатор края Владимир Владимиров, председатель Думы СК Геннадий Ягубов, врио главы Ставрополя Дмитрий Семенов почтили память погибших минутой молчания.

10 лет назад возле Дворца культуры и спорта прогремел взрыв, жертвами которого стали восемь человек, пятьдесят семь получили ранения разной степени тяжести. 26 мая на том самом месте, где сработало взрывное устройство, прошел митинг памяти... Точнее – это была дань памяти... К черному панно с датой 26.05.2010 легли красные гвоздики. Речей не звучало. Губернатор края Владимир Владимиров, председатель краевой Думы Геннадий Ягубов, временно исполняющий обязанности главы города Ставрополя Дмитрий Семенов, все собравшиеся почтили память погибших минутой молчания.

 

Суровые вехи

Наш край пережил много терактов. Ставрополье одним из первых в России узнало, что такое терроризм – уже в 1993-м, когда заложниками вооруженных головорезов стали пассажиры рейсового автобуса. А в 1995-м весь мир потрясла трагедия Буденновска... Я много раз за последние годы на разных митингах памяти слышала то, что читал в этот раз актер Ставропольского академического театра драмы Игорь Барташ. Это хронология терактов (даты, события, число погибших)... Причем выборочная хронология. Всех событий просто не озвучить в назывном порядке. И на вокзалах взрывы гремели, и на остановках, и на рынках. Электрички трижды взрывали. Об этом кто-нибудь роман-эпопею напишет... Может быть... Во всяком случае, стоило бы... Потому что это не только суровая веха истории нашей страны и нашего края, это страницы подвига наших земляков – тех, кто противостоял терроризму силой оружия и силой духа.

Перед митингом памяти площадь у ДКиС проверяют кинологи с собаками.
Перед митингом памяти площадь у ДКиС проверяют кинологи с собаками.

Курский район в конце 90-х или Нефтекумский в нулевых – это, по сути, был фронт без линии фронта. Чтобы пережить это, не покинуть родные места, да еще при этом не озлобиться и не начать делить соседей на своих и чужих по чисто национальном признаку, на это и гражданскому человеку нужно мужество и здравомыслие... И его хватило. А военным и силовикам, которые там были как на передовой – низкий поклон и благодарность за их самоотверженный подвиг. Это не пафос, а констатация. Кто был в Нефтекумске у здания РОВД, видел мемориал у входа в отдел – четырехгранник – на всех четырех плитах имена, имена, имена... Молодые ребята-милиционеры (оперативники, сотрудники спецподразделений) погибли здесь, на территории Нефтекумского района в столкновении с боевиками... Они не жертвы терактов – они солдаты, закрывавшие нас собой. И те, чьи имена – на Стене памяти в расположении Ставропольского СОБРа, и на мемориале в расположении ОМОНа, – тоже солдаты... И этим воинам – и павшим, и живым – мы обязаны тем, что нам в родном Ставрополье сейчас живется куда спокойнее, чем десять или пятнадцать лет назад. Потому что отморозки со свернутыми мозгами, которые пытаются устроить теракт, не уходят от возмездия. Их сейчас большей частью «гасят» еще до совершения, трагедии удается предотвратить.

Ну а та троица, которая устроила теракт у Дворца культуры и спорта в мае 2010 года, тоже долго по белу свету не гуляла. Двоих уничтожили в ходе спецоперации еще по осени того же 2010 года. Третий сел на пожизненное.

Это как раз тот, который учился в одном из наших вузов мирной и гуманной профессии, и именно он устанавливал возле лавки недалеко у входа в ДК пакет из-под сока, начиненный взрывчаткой и поражающими элементами.

Но, конечно, они были только исполнителями, «пушечным мясом» одноразового использования. «Многоходовки» типа ставропольского теракта придумывают «режиссеры» куда более зрелые, чем двадцатилетние недоросли, замороченные идеей джихада.

Только вот эти господа в далеком зарубежье, которые на ту пору рассматривали Ставрополье как пороховую бочку, от которой должен сдетонировать весь Кавказ, ошиблись в своих расчетах... Человеческий фактор не учли.

 

День трагичный и знаковый

 Память и скорбь.
Память и скорбь.

26 мая 2010 года – день в истории нашего города не только трагичный, но и знаковый. Даже те, кому сейчас 30 лет, и тем более те, кто старше, помнят, насколько напряженной была обстановка в Ставрополе. Ее еще усиленно раскачивали разного рода провокациями. Взрыв, прогремевший возле ДК перед концертом ансамбля «Вайнах», был действительно направленного действия – во всех смыслах. Неизбежная гибель людей, по расчетам организаторов теракта, должна была окончательно поделить город на врагов и врагов. Расчет делался, конечно же, на горячую молодежь, которая, подстрекаемая радикалами, должна пойти стенка на стенку: славяне на неславян, кавказцы на некавказцев. Но цепной реакции не случилось.

Наоборот, произошла прямо противоположная реакция. Причем она начала развиваться мгновенно. Прошло десять лет, но я прекрасно помню лица ребят, которые первыми кинулись на помощь раненым. Помню светловолосого круглолицего курсанта училища связи Александра Бережного, который останавливал машину, чтобы быстрее доставить в больницу раненого в голову солиста ансамбля «Казбек» Асхада Мамышева. А другому артисту этого ансамбля Ибрагиму Ибрагимову помог чеченский парень. Не помню, к сожалению, его имени... В «Казбеке», который пришел на концерт «Вайнаха» полным составом, ранения получили семеро ребят. У Асхада травмы оказались смертельными. Он умер на третьи сутки в реанимации.

«Вольная степь» тоже шла на концерт всем коллективом, ребята просто задержались на репетиции. Иначе бы попали под раздачу. Но без потерь не обошлось – погибла их бывшая солистка преподаватель училища искусств Оксана Ходжева, которая ждала у входа в концертный зал мужа и друзей по ансамблю...

Вообще, не бывает терактов более жестоких или менее жестоких. Массовое убийство бесчеловечно по своей сути. Но этот теракт был еще и иезуитским – он бил по культурным связям, а соответственно – в сердце и в душу. «Вайнах» прибыл тогда в Ставрополь с ответными гастролями. До этого в Чечне выступала «Вольная степь». И артисты еще тогда друг с другом подружились. Ведь неспроста существует термин «песенная дипломатия». На уровне культурного общения, знакомства с традициями, фольклором другого народа конфликтов не возникает. Рождается уважение и дружба. Вот и была нацелена разрушительная энергия направленного взрыва.

Но вряд ли большинство думали о таких сложных материях в тот первый день трагедии. Люди просто старались помочь тем, кто в их помощи нуждался. А на следующий день на станции переливания крови стояли в очереди сотни горожан самых разных национальностей. Только вот про национальность никто никого не спрашивал. Это вообще было неважно тогда. Была одна беда на всех. И в этой беде город проявил гражданское мужество. По сути, это был переломный момент, когда общество, вопреки всей предварявшей трагедию «арт-подготовки» в виде разных провокаций, оказалось сильнее тех, кто пытался провоцировать и манипулировать общественным сознанием. В том же 2010 году нас еще не раз проверяли на прочность вбросами панических слухов, терактом в Пятигорске и серией других, которые были спецслужбами предотвращены. И мы все вместе эти испытания преодолели.

 

Кого-то калечит, кого-то закаляет

Но о том, что пережили, нужно помнить. Чтобы не повторить. Провокаторы, вербовщики и разного рода проповедники радикальных идей не исчезли. Нейтрализуют одних, появляются другие. Они размножаются, похоже, «почкованием». Но вот сейчас на национальном вопросе играть у них не получается. Этот вопрос по степени тревожности отошел в результатах соцопросов с первых позиций на двадцатые. Но успокаиваться рано. А может, в нашем меняющемся мире теперь уже всегда придется держать руку на пульсе, чтобы радикальные идеи не похищали и не уродовали юные души.

Вот об этом я думала, стоя у черного панно с датой 26.05.2010. А еще думала о том, как такие события изменяют людские судьбы. Одних калечат, других закаляют.

Вот тот же паренек Ибрагим Ибрагимов. Бывший танцор «Казбека». Я его видела первый раз через год после теракта. Ему было 17, он, получив в ногу сорок осколочных ранений, пережив ампутацию, нашел в себе силы не только жить дальше, но даже вернуться в ансамбль. Но уже, конечно, не танцором, а барабанщиком. Сейчас он в Ставрополе просто гостит. А живет и работает в Москве, протезистом. Помогает людям стать на ноги. Ему и сейчас-то только 26, а рассуждает он, как зрелый и много переживший человек. Он спокойно говорит о том, что в первые месяцы после ампутации человеку очень нужно, чтобы рядом с ним был тот, кто это уже пережил, кому понятно внутреннее опустошение и ощущение несправедливости. Ибрагим с этим справился самостоятельно, но другим теперь старается помочь. И теперь это стало делом его жизни. Только вот иногда подкатывает к горлу ком, когда в каком-нибудь телерепортаже закружится вихрь искрометного горского танца...

А еще я вспомнила пожилого мужчину-дагестанца, что однажды появился на пороге моего редакционного кабинета. Он принес мне рассказ о том, как сын его вернулся с войны. Написан он был по-кавказски длинно и ветвисто, совсем не по-газетному. Публиковать его в таком виде было невозможно. Я поняла только, что сын воевал против Хаттаба в составе нашего десантно-штурмового полка у горы Ослиное Ухо в августе 1999-го. И заслужил орден Мужества. Это были тяжелейшие бои с большими потерями... Я хотела помочь старику, сама что-то написать. Разговорились... Спросила о семье, о детях. Мой собеседник вдруг помрачнел и сказал: «Только о старшем пишите, о младшем не надо». И добавил: «У меня его убили. У нас в Нефтекумском районе. Дом штурмовали ФСБ»... Я все поняла, глянув на подпись к материалу. Тогда эта фамилия была на слуху. 26 октября 2010 года спецподразделения ФСБ провели сразу две спецоперации на КМВ и в Нефтекумском районе. Оказавшие сопротивление боевики были уничтожены. В их числе был и младший сын этого старика (фамилию называть не буду)... Хотя я ее на всю жизнь запомнила. Он был в составе банд-
группы, что в сентябре 2010-го собиралась взорвать 60 килограммов тротила у кафе «Глория». Теракт этот предотвратил, похоже, сам господь Бог. Ливень что-то нарушил в системе таймеров. И именно этот юноша – сын старого учителя и брат героя-десантника – нажимал на пульт, стремясь привести смертоносный заряд в действие. Но, слава Богу, не смог этого сделать. Рядом школа, жилые дома... А в квартире окнами во двор к «Глории» была моя мама...

… Странное это было ощущение – я смотрела в лицо человеку, чей сын только чудом не убил мою мать, моих бывших соседей, маленьких детей, бегущих в школу. Но у меня к этому старику не было ненависти. Я ему даже ничего не сказала. Иначе бы пришлось признаться, что рада настигшему бандитов возмездию. Это уже нелюди.

Я готова была ехать в Нефтекумский район, может быть, смогла бы понять, как это случилось, что в семье старого учителя один сын вырос героем, а второй – террористом. Но старик не согласился... Он рассказом о воинской доблести старшего сына хотел защитить честь семьи, которую растоптал младший. Сутулясь, дедушка вышел из кабинета... Мне было его жалко...

… Все-таки очень хочется надеяться, что в нашей новейшей истории не будет прибавляться больше скорбных годовщин и сломанных судеб.

Фото Александра ПЛОТНИКОВА.

Ставрополь, теракт в Ставрополе, 26 мая - годовищина теракта, ансамбль «Вайнах», 26 мая - День памяти, дворец культуры и спорта

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»



Последние новости

Все новости