Горячий телефон

Валерий Манин
<

И дня не простояла свежевыкрашенной остановка на улице Ленина, 211, напротив городской бани! Только­только ее покрасили, и тут же какой­то особо заинтересованный в доходах гражданин прилепил прямо на краску объявление о сдаче квартиры «по часам»! Позвонившая в редакцию читательница «Вечерки» Маргарита Гафтанюк считает, что в городе должна быть «особая» служба: испортили отремонтированную стену, остановку или еще что: тут же звонить по указанным в наклеенных объявлениях адресам и штрафовать тех, кто портит вид нашего города. «Обидно за усилия коммунальщиков. И непонятно неистребимое желание перегадить чужой труд! Содержать город в чистоте – это забота еще и самих жителей. А то получается как в поговорке: одни лечат – другие калечат!»

Звонок из Татарки, нижней ее части, от Константина Николаевича Карбаинова, проживающего по адресу: улица К. Маркса, 30: «Куда делась Ставропольская сотовая сеть?» Говорят, что с начала марта ее попросту упразднили. Но у нас остались неиспользованные «телефонные» деньги! Кому мы их заплатили? И что делать дальше? Я пытался найти их офис в Ставрополе, так меня попросту не пустили, когда я туда добрался».

Иван Иванович Петров проживает по улице Продольной, 35. Вернее, он там «числится», а живет на съемной квартире. Его «родная» ­ в аварийном состоянии. Жить там нельзя, и, по большому счету, просто опасно: «Квартира ветхая, в аварийном состоянии. Сейчас у нее протекает крыша, рушатся стены… Тем не менее я вынужден исправно платить «коммунальные» платежи, в том числе и за ремонт этого самого ветхого сооружения. Во всяком случае, так исправно пишут мне в «платежках». Ни о каком ремонте тут даже речи не заходит: в прошлом году начали что­то делать с кровлей, разобрали ее, а потом – «как надо» не собрали, и теперь там по стенам текут ручьи. Непонятно, за какой ремонт я плачу без конца, если сам живу, или уже просто числюсь, в такой вот квартире? Это крайне несправедливо!»

Пенсионерка Надежда Ивановна рассказала такую историю: «Со мной случилась беда! Я «сердечница», болею давно и лекарства, как правило, ношу с собой. Если приступ случается на улице, принимаю валидол, который помогает снять боль. В тот день валидола в кармане не оказалось, но я чувствовала, что до дома просто не дойду. Благо рядом со мной оказалась аптека, на улице Семашко, как раз между детской и взрослой краевыми больницами, напротив автостоянки. Точнее адрес, к сожалению, указать не могу… Но аптеку эту все знают в нашем районе. Я побрела туда. Дышать было нечем, боль в груди становилась все сильнее. А у меня, как на грех, еще и денег с собой не было: в кармане было 10 рублей (на хлеб брала). Пришла в аптеку, отстояла очередь. Отдаю аптекарше эту десятку. Она со словами: «Ветхие не принимаем!» возвращает деньги обратно. Я прошу: «Помогите, мне плохо очень…» А она свое: не принимаем, и всё! Оказалось, что купюра была заклеена в углу кусочком скотча. Но вид у нее не был таким уж потрепанным. Кое­как, в слезах, я вышла из аптеки. На улице уже на меня прохожие обратили внимание, незнакомая женщина дала лекарства, довела до дома. И только, приняв необходимые лекарства, я успокоилась: еще поживу! Попыталась потом с аптекаршей поговорить, да куда там: мне быстро объяснили, что я могу жаловаться куда угодно. Вот и жалуюсь… И благодарю незнакомую женщину, не давшую мне погибнуть на улице». От редакции: таблетки валидола стоят чуть больше двух рублей. Могли бы и так просто помощь оказать, накапать чего­нибудь.

На «горячем телефоне»  дежурила Наталья Буняева.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов