Господин известняк­ракушечник

Валерий Манин

Наш постоянный автор геолог Станислав Милантьев пришел в редакцию с новой статьей – о «Сарматском ярусе». Как он объяснил, термин «Сарматский ярус» отложений впервые предложен известным петербургским геологом Н. П. Барбот де Марни, исследовавшим и наши места. Это наименование было узаконено для всего Кавказа и Европы ровно 140 лет.

«Ташла­сырт» ­ каменистая местность

Своему появлению Ставрополь обязан не только решениям, принятым в свое время петербургскими сановниками, не только труду первостроителей крепости и города. Большую роль сыграли природные факторы, и, в частности, то, что здесь было много строительного камня. Не случайно первоначальным названием всего Ставропольского плато было «Ташла­сырт» — каменистая возвышенность. Господствовал же известняк­ракушечник, отличительной особенностью которого были раковины морских организмов.

Самая броская природная особенность нынешнего Ставрополя — его ландшафт с преобладающими крутыми эрозионными склонами и платообразными водоразделами. Он во многом обусловлен «бронирующей» ролью небольших по толщине скальных пластов. Из них самый выраженный — Крепостная гора, небольшая и удивительно схожая контуром с фигурой мыши. Такой же четкий и на том же высотном уровне другой выступ — в районе пересечения улиц Серова, Ашихина, Черняховского. Оба выступа образованы так называемым карабиновским пластом известняка. Недаром некоторые известные личности, побывавшие в Ставрополе, удивлялись тому, что «столица степного края совсем не степной град».

Отсюда начинаются моря

На высоких живописных местах выхода плит известняка на склоны были возведены в свое время несколько православных обителей — Андреевский храм, Спасо­Преображенская церковь, Казанский собор.

В западной возвышенной части города расположен Региональный водораздел трех морей. Он проходит в районе Ботанического сада, на пересечении улицы Ленина и проспекта Кулакова. Этот совсем узкий, около одного километра, перешеек проходит между верховьями рек Ташлы и Буч Гремучки.

Именно отсюда начинаются моря. Многочисленные ставропольские речушки имеют грунтовое питание. До строительства Сенгилеевского водовода краевая столица с населением около 100 тысяч человек имела более 1500 родников и колодцев. Старые родники в верховьях рек Желобовки, Карабинки, Мутнянки ныне не сохранились. Они, как и действующие сравнительно мощные родники «Корыта», «Холоднородниковский» и «Михайловский», приурочены к основному водоносному горизонту, образованному карабиновским ракушечником.

К сожалению, градостроительство в пределах водоразделов и низкая экологическая и бытовая культура населения настолько резко ухудшили состояние зон питания источников, что произошло повсеместное загрязнение ключевой воды. И теперь только как краеведческую легенду можно принимать тот факт, что именно запасы превосходных родниковых вод позволили организовать в городе первый самотечный водопровод и сыграли заметную роль в развитии города в целом.

Каменные «бабы» и добыча камня

Уместно напомнить, что известные древние реаритеты — скульптурные изображения в виде каменных «баб», реже четырехконечных крестов, были изготовлены древними народностями из известняка. Археологи имеют самые разные мнения насчет их названий и назначения. Однако многие сходятся к тому, что наиболее загадочные из скульптур могут относиться к 4 — 3 тысячелетию до нашей эры.

Но нам не надо заглядывать так далеко, чтобы увидеть, как заметно менялся и рос город с началом разработки местных карьеров – каменоломен. Сначала камень шел на одноэтажное строительство, а начиная с 1799 года из него стали строить двух ­ пятиэтажные дома, общественные здания. Многие карьеры располагались на западной возвышенной окраине и в пригородах – хуторе Русском, Пелагиаде, Татарке. Некоторые из них, например, кирпичный завод, были многопрофильными — получали бутовый камень, песок и глину (суглинок) для кирпича.

Каменоломни находились также на юго­западе, в пределах прежней черты Ставрополя – Форштадта. Позже горные выработки были рекультивированы и отданы под частную одноэтажную застройку. Сейчас о них напоминают названия улиц: Горная, Каменоломская, переулок Каменный. Да еще местами выступают столообразные обнажения скальных песчаников, известняков по проезжей части улиц, не закатанные асфальтом.

С прошлым лучше не расставаться

Безусловно, наш город имеет сложную и интересную доисторическую судьбу. К числу природных, в том числе геологических памятников, на мой взгляд, следует отнести Крепостную гору с характерной формой ее рельефа, имеющей историческое название и значение. Специалисты­геологи в разрезе горы впервые выделили и приняли в качестве местного эталона — «Ясеновский» горизонт отложений сармата.

В начале 2001 года в воздухе витали идеи восстановления памятника садово­парковому искусству ­ Павловой дачи. Именно здесь, в ее границах, находятся древние скальные обрывы нашего аборигена. Место это представляет большой познавательный интерес и очень притягательно для посещений. Хотя, конечно, местами оно сильно захламлено мусором с ближайшего новостроя.

Думается, Ставрополю при самом интенсивном его росте не следует сводить природные памятники на нет. Наоборот, надо по возможности стараться подчеркнуть характерные участки рельефа и сохранять горные выработки, когда они вскрывают интересные объекты природы. И как были бы интересны и нам, и нашим потомкам старинные системы водоснабжения! В исторических городах с прошлым, в том числе и очень далеким, обычно не расстаются.

Станислав МИЛАНТЬЕВ,

геолог.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов