ГОВОРЯЩАЯ ФАМИЛИЯ ПОЛЗУНОВ, или Что такое «инновационное общество»?

Вадим Дубило

В конце минувшей недели на Красноярском экономическом форуме преемник действующего президента Дмитрий Медведев заявил, что в основе российской политики должен лежать принцип «свобода лучше, чем несвобода». Причем «речь идет о свободе во всех ее проявлениях: о личной свободе, об экономической свободе, наконец, о свободе самовыражения». И подчеркнул: «Свобода неотделима от фактического признания гражданами власти закона и подразумевает не хаос, а уважение к принятому в стране порядку». Сказано было с акцентом и на необходимость независимого суда. И провозглашенным с трибуны четырем «И» можно, согласитесь, лишь аплодировать: институты, инфраструктура, инновации, инвестиции…

Так вот, к слову о самовыражении. С недавних пор, после некоторого изучения вопроса, меня мучает по-детски обидная мысль: ну почему же все-таки первая паровая машина была придумана на диком Алтае механиком-самоучкой Иваном Ползуновым за двадцать лет до Джеймса Уатта, но по-настоящему, в промышленных масштабах на отечественных просторах она стала использоваться гораздо позже Дикого Запада? Ведь смонтировали на местном заводе в Барнауле, затратив немалые деньги – 7233 целковых, запустили. Едва успели отбить, говоря современным языком, более 11 тысяч – сломалась. Течь в котле была вполне устранима, но в ноябре 1766 года чудо русской теплотехники забросили. Навсегда. Хотя могли, согласно расчетам, получить от внедрения новшества в первый же год эксплуатации до 180 тысяч. А там, глядишь, и паровоз бы отечественный запыхтел пораньше, связывая бескрайние пространства. Нашу гордость и беду. Россия стала лишь третьей в мире, и гораздо позднее лидеров пустила огнедышащее создание имени Черепанова по рельсам. Да и вообще неизвестно, чем будущее обернулось бы: тогда это было что-то вроде нынешних нанотехнологий…

В Академии наук сказали: мол, что за ерундой вы там занимаетесь? И это сыграло огромную роль в прекращении эксперимента. Нет, академики не были тупицами. Просто им и в голову не могло прийти, что нечто подобное может появиться на периферии империи. А в публикациях впервые видевшие машину иностранные инженеры (она весьма отличалась от подобных опытных образцов в промышленно развитой Англии – была, к примеру, из железа, а не из дерева, и предназначалась для целей более широких, чем там предполагали) извратили ее техническое описание, вызвав недоумение ученых. Вдобавок еще и фамилию изобретателя переиначили. К тому же владелец завода знаменитый Демидов как раз в это время отошел в мир иной, и предприятие указом императрицы было передано в казну (отливало в том числе золотые и серебряные монеты-империалы мол, мало ли что?). Говоря нынешним языком, было национализировано. И сам Ползунов прямо накануне пуска помер от туберкулеза – недоедал и работал над созданием махины с трехэтажное здание чуть ли не круглосуточно, как все фанаты. Премия же в огромную сумму – 400 рублей, выписанная ему в ходе эксперимента Екатериной II в награду за заслуги перед Оте-чеством, до изобретателя не добралась. Потерялась. Можно только догадываться где, зная традиции наших чиновников, а уж в период крепостного права… Вот и получилось: два его ученика – молодые рабочие – машину пустили, а отремонтировать поломку – знаний и умений не хватило.

Как это все напоминает что-то… И примерам несть числа. Покинувший родину во время революции русский инженер Сикорский – создатель американских вертолетов. По-нынешнему, экстремист ссыльного «философского парохода» 1922 года Зворыкин – изобретатель телевидения, прописанного в США по месту появления на свет. Лазер изобрели в СССР – промышленное производство с его использованием по-настоящему развернуто на Западе. Да что далеко ходить: основу мобильной связи создал Алферов и его ученики – внедрили не мы, а выходец из Советского Союза Брин стал гордостью Америки, создав в интернете новую поисковую систему Гугл (GOOGLЕ). И это неудивительно, если стипендия аспиранта в знаменитом столичном физтехе тысяча рублей в месяц. Вдумайтесь: 40 процентов мирового рынка высоких технологий приходится на США, не говоря уже о растущей на нем доле Индии и Китая. Мы же имеем… меньше 0,5! Не растем, а ползем просто. Зато мы добываем нефть и газ…

В конце минувшей недели известный академик Сергей Петрович Капица в передаче канала «Культура» сказал: народ у нас чрезвычайно талантливый, но в большинстве своем, увы, бедный и, мол, чиновниками замордованный. Точнее, коррупцией (заметим, инновациями в успешно развивающихся странах в основном занимаются малые предприятия, число которых в целом у нас в стране, в крае в том числе, сокращается). И систему образования, в частности, на его взгляд, не надо бы поспешно переводить сплошь на коммерческие рельсы (наука прирастает провинцией), и курочить ее перманентно и безоглядно – прежняя была не так уж плоха. А если менять, то очень аккуратно, точечно…

Собственно, и Дмитрий Медведев в Красноярске, и действующий Президент Владимир Путин на последнем заседании Госсовета сделали упор в своих выступлениях именно на внимание и вложения в «человеческий капитал». Подав знак обществу: и структура госуправления будет меняться с учетом роста эффективности, включая уход чиновников с руководящих постов в госкорпорациях, и борьба с коррупцией разворачивается широком фронтом. Обещаны снижение налогов и административных барьеров. А самый главный посыл – деньги на развитие науки, образования, здравоохранения и других жизненно важных сфер и областей в стране есть. Но одних средств недостаточно – пора всем выходить из «социальной комы», вспомнив, например, такое слово из прошлого, как энтузиазм, превращаясь в «инновационное общество». Иными словами, общество идей и их практической реализации. Здесь и сейчас… Завтра будет поздно. Отстанем от мировых лидеров навсегда.

Наталья ИЛЬНИЦКАЯ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов