Happy birthday to you

Василий Скакун

Как мудро в своё время заметил Марк Твен: «В жизни каждого человека есть два дня рождения: один - когда он родился физически, а второй - когда осознал, за-чем родился».

Первые дни рождения мы с нескрываемой гордостью отмечаем: нас поздрав-ляют, особенно если это юбилейные даты, дарят подарки, некоторым же перепада-ют даже всевозможные знаки отличия (медали или ордена), чему они несказанно радуются - ещё бы (!), знай наших, не зря живём.

На вторых днях рождения (по М.Твену) в ресторанах не накрывают столов, не готовят дырочки в лацканах пиджака под ожидаемые награды, не несут подар-ков. Вот только весьма понимающие в этом деле люди, духовно проснувшиеся, мо-гут подарить розу, например.

И надо заметить, что второе рождение – оно самое сложное, самое важное и самое ценное, так как оно, в конечном итоге, определяет, не зря ли была прожита жизнь, не вхолостую ли. Ибо это второе, которое ещё можно назвать главной загад-кой и главной надеждой Бога и одновременно целью нашего прихода на Землю. Но, к сожалению, тех, которые сумели достичь этого состояния, на самом деле, уж очень немного. И потому-то в Библии по этому поводу говорится: «Много званых, а немного избранных».

Оказывается, что это не что иное, как своеобразный экзамен, быть может, только с одним вопросом доказательства самому себе, что жизнь первична духом, а не телом. И сложность этого доказательства заключена в том, что весь внешний мир живёт, пытаясь доказать обратное, – главенство материи. На этой теореме многие мировые асы, претендующие на оракулов вечности, разбивали носы. Одним из них был и небезызвестный Карл Маркс, утверждавший, что путь к осознанию жизни со-ответствует формуле: «Бытие определяет сознание», то есть якобы материальность способна управлять совестью.

Следующая сложность познания истины заключена в том, что внутренние силы духа не пытаются доказывать своё превосходство, как это делает физический (материальный) ум. Они готовы подставить плечо помощи, но делают это весьма деликатно и ненавязчиво, чем вводят в заблуждение человека, привыкшего к сило-вому аспекту и в обучении, и в воспитании.

Так как самооткрытие себя в себе довольно затруднительное мероприятие, требующее прохождения многочисленных жизненных опытов с принятием соот-ветствующих (верных) решений, то, как не сложно догадаться, для этого нужны значительные временные затраты, выражаемые в неоднократных приходах кон-кретных душ в жизнь физического тела. Этим-то и объясняется абсолютная пове-денческая разница живущих на планете людей – и всё зависит от чистоты накоп-ленного в предыдущих жизнях опыта.

И, так как многие люди нуждаются в конкретной помощи для понимания су-щества вопроса по открытию и последующему проявлению духовной составляю-щей, на планете постоянно находятся учителя, цель жизни которых - поиск и по-мощь тем, которые уже готовы сделать этот важный шаг в своей жизни.

И вот зарисовка Хорхе Луиса Борхеса на тему «Роза Парацельса».

«В мастерской, занимавшей весь подвал, Парацельс молил Бога, чтобы тот ниспослал ему ученика. Смеркалось. Слабый огонь камина ложился на пол беспо-рядочными бликами. Встать и зажечь железный светильник не было никаких сил. Усталость сморила Парацельса; он забыл о своём молении. И тут в дверь постуча-ли. Полусонный Парацельс встал, вскарабкался по короткой винтовой лестнице наверх и приоткрыл дверь. Вошёл неизвестный. И он тоже выглядел уставшим. Па-рацельс указал ему на скамью. Тот сел и стал ждать. Некоторое время сидели молча.

Первым заговорил учитель. «Я помню лица Запада и Востока, - не без вызова произнёс он, - а твоего не помню. Кто ты такой и чего тебе нужно от меня?».

- Суть не в том, как меня зовут, - ответил тот. – Я шёл три дня и три ночи, что-бы попасть к тебе. Возьми меня в ученики. Отдаю тебе всё, что у меня есть. – С эти-ми словами он извлёк мошну и вывернул её на стол. Дублонов было много, и все золотые.

Парацельс стал к нему спиной и зажёг светильник. Когда он повернулся, в левой руке гостя он увидел розу. Роза его смутила. Парацельс сел и сложил кончи-ки пальцев. «Ты считаешь, я могу изобрести камень, превращающий все элементы в золото, и предлагаешь мне золото. Нет, не золота я ищу, и если тебе важно золото, то тебе никогда не стать моим учеником.

- Не нужно мне золота, - ответил гость. – Эти монеты – знак моей жажды тру-да. Обучи меня Искусству. Дай пройти рядом с тобой по дороге, ведущей к Камню.

Парацельс проговорил с расстановкой:

- Камень – это Путь и начало Пути. Если ты этого не разумел, то ты ещё ниче-го не понял. Каждый твой шаг будет целью.

Гость подозрительно посмотрел на него:

- А разве существует цель?

Парацельс засмеялся: «Мои хулители утверждают, что нет цели, и называют меня лжецом. Я с ними не спорю. Однако вполне вероятно, что я – фантазёр. Да. Путь существует».

Воцарилось молчание. Потом заговорил гость:

– Готов идти с тобой, даже если идти придётся долгие годы. Помоги мне пе-ресечь пустыню. Дай хоть издали взглянуть на землю обетованную, даже если сту-пить на неё не доведётся. Но прежде чем стать на Путь, хочу доказательств.

- Когда?

- Прямо сейчас.

Юноша поднял розу:

- Все знают, что ты можешь сжечь розу и силой своей магии возродить её из пепла. Дозволь мне увидеть это чудо воочию. Сотвори его, и я твой.

Парацельс взял у него розу и стал говорить, вертя её между пальцев.

- Думаешь, я могу её уничтожить?

- Это все могут.

- Ошибаешься. Неужели нечто может быть обращено в ничто? Неужели Адам в Раю мог уничтожить хоть один цветок или травинку?

- Мы не в Раю, - упрямился юноша. - Здесь под Луной все смертны.

Парацельс поднялся.

– Так где же мы, по-твоему? Неужели Божество может создать что-нибудь, кроме Рая? Разве это не грех, полагать, что мы не в Раю?

- Если бросить розу на угли, - продолжил Парацельс, - ты решишь, что она сгорела, а пепел подлинный. Но я тебе отвечу, что роза вечна и что меняется лишь её облик. Стоит мне сказать одно лишь слово – и ты снова увидишь её.

- Одно слово, - удивился ученик. - Как же ты воскресишь её?

Парацельс печально взглянул на него:

- Если бы я поступил так, ты бы сказал, что это одна видимость, обман зрения. Чудо не даст тебе веры, которую ищешь, оставь розу в покое.

И вдруг юноша схватил живую розу, оставленную Парацельсом на подстав-ке, и швырнул её в огонь. Цветок обуглился, осталась одна щепоть пепла. Беско-нечно долгое мгновение он ждал слов и чуда.

Парацельс лукаво произнёс:

- Все медики и аптекари Базилеи твердят, что я – мошенник. Боюсь, они по-пали в точку. Этот пепел был розой, но розой больше не будет.

Юноше стало стыдно. Парацельс – шарлатан, убогий мечтатель, а он, наглец, ворвался к нему и требует признаться, что вся его знаменитая магия – ложь. Он опустился на колени.

- Я вёл себя непростительно. Мне недоставало веры, которой требует от ве-рующих Господь. Пусть пепел останется пеплом. Я вернусь, когда окрепну, и тогда стану твоим учеником и в конце Пути увижу розу.

Оставить Парацельсу деньги - значило унизить его подаянием. Уходя, он сгрёб их в мошну. Парацельс проводил его до лестницы и сказал, что в этом доме ему всегда будут рады. Оба знали, что больше им друг друга не увидеть. Парацельс остался один. Но прежде чем загасить лампу и опуститься в усталое кресло, он вы-сыпал в горсть нежный пепел, и тихо произнёс какое-то слово. Роза воскресла.

P.S. С днём рождения, друзья, кто осознал, что рождён, чтобы расти Духом!

саморазвитие

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»



Последние новости

Все новости