Хождение по мукам

Тамара Коркина

Хождение по мукам

Под рубрикой «Стойкость духа» в «Вечернем Ставрополе» публикуется немало статей, зарисовок о людях, стойко преодолевающих выпавшие на них невзгоды. Анатолий Матвеевич Лукьянов попал в поле нашего зрения по подсказке управления труда и социальной поддержки населения. «Сейчас много говорят о детях войны, а по судьбе Анатолия Матвеевича особенно ярко видно, что они перенесли».

Убиты все - мама, сестренки

Наше знакомство с Анатолием Матвеевичем Лукьяновым началось с его усмешливо-смущенного: здравствуйте, а я вот с отметиной… Смотрю — отметина так отметина: нет правого глаза. А он уже сосредоточенно-бережно раскладывает на столе бумаги:

— Всю жизнь по крупицам восстанавливаю, кто я, откуда, кто мои родные…

Моя детская память сохранила небольшой дом, двор, погреб.

Хорошо помню, как ночное небо прорезали лучи прожекторов. И помню еще две висячие ракеты — они сильно освещали все кругом, чтобы было видно, что бомбить.

Отец мой был на войне, мы, четверо детей, оставались с мамой. Как я потом восстановил, сестричке Тамаре на ту пору было шесть лет, мне - пять, Рае - два с половиной годика, Гале — девять месяцев.

В один из дней, 28 июня 1942 года, начался сильный артобстрел.

Мама взяла Галю на руки, меня — за руку, а Тамара бежала поодаль. Рая спала в доме. Мы побежали к погребу, до него оставалось всего ничего, как раздался страшной силы взрыв. Я потерял сознание, когда очнулся — кругом гарь и дым. Маму и Галинку отбросило к забору, я подполз, общупал маму, а она не двигается, мертвая. И маленькая Галя лежит тоже мертвая. А Тамару разорвало на куски, ее нога была на дороге. Я побежал к соседям, они сидели в погребе. Мне перевязали ногу, плечо, руку. Потом дядя Миша взял меня на руки и побежал к дороге. Там как раз проезжала машина с красным крестом, меня посадили в кабину.

Хождение по мукам

Только в 1992 году я узнал из справки Ленинградского военно-медицинского архива, что меня отправили вместе с ранеными солдатами в госпиталь в Липецк.

Анатолий Матвеевич выбирает из папки с бумагами напечатанную на машинке справку.

— Вот справка из госпиталя, которую мне прислали много лет спустя по моим запросам: « Множественные осколочные ранения правого плеча, правой кисти, левого бедра и правого глаза».

Я пробыл в Липецком госпитале год и четыре месяца, лечился вместе с тяжелоранеными солдатами.

«Кто я, откуда?»

А потом Анатолия отправили в Черняновский дошкольный детский дом Тамбовской области. Здесь он встретил День Победы. Ликуя вместе со всеми, едва справлялся с охватившим мальчишескую душу горем: его папы, мамы и сестер уже никогда не будет в наступившем мирном дне.

А потом был другой детский дом — Пахатно-Угловский. Воспитанников, достигших 14 лет, отправляли в школы ФЗО и ремесленные училища. А Толю комиссия отбраковала из-за отсутствия правого глаза. В справке, датированной 1 июля 1948 года, которую он десятилетия спустя получил из архива детского дома, причина его нетрудоустройства объяснялась лаконично: инвалид второй группы.

После окончания восьми классов воспитатель детского дома повез Анатолия в Саратов, в нефтяной техникум.

— Сдал экзамены, поступил. Жизнь текла вроде нормальная, одно только неотступно мучило: кто я, откуда, кто мои родственники? Все время искал, запрашивал, след вывел на Орел.

После окончания техникума Анатолий, прежде чем ехать по распределению, отправился в этот город. Ему порекомендовали обратиться в управление внутренних дел области, к полковнику Саушкину. Сказали, что он занимается розыском пропавших граждан. Стал Анатолий рассказывать о том, что помнил: улица, одноэтажный дом, напротив школа из красного кирпича, магазин. Полковник слушает, а сам хмурится: «Хорошая у тебя память, а зацепиться не за что».

Но все показания записали, с ними работали другие сотрудники - тогда разыскивали многих разбросанных войной.

— И вот, — Анатолий Матвеевич берет в руки ветхий пожелтевший листочек, — в ноябре 1957 года мне приходит от Саушкина бесценное письмо: «Вы являетесь уроженцем города Ливны Орловской области, Лукьянов Анатолий Матвеевич, 6 июля 1937 года рождения. Ваш отец, Лукьянов Матвей Афанасьевич, погиб на фронте в 1941—1945 годах. Мать, Лукьянова Полина Николаевна, погибла при бомбежке в 1942 году с двумя дочерьми - Тамарой и Галей. Ваша сестренка Раиса в 1942 году соседями была сдана в детский дом, мы ее сейчас разыскиваем. В Ливнах проживают ваш дядя (брат отца), Лукьянов Максим Афанасьевич, и ваша тетя — сестра матери Родионова Евдокия Николаевна. Мы им сообщили, что вы разыскиваете родственников, и они давно ждут вашего адреса».

Поскольку в письме были указаны адреса дяди и тети, Анатолий Матвеевич незамедлительно поехал к ним.

Потом Анатолий Матвеевич найдет и сестру Раю. Как - об этом нужно писать еще одну статью. Выжившая под обломками дома девочка попала в детдом, потом ее удочерили. Анатолий Матвеевич потратил немало сил и времени, прежде чем узнал, что Рая живет в Елецке Липецкой области, замужем, имеет дочь. Брат и сестра встретились через 32 года!

Семья, сыновья

Мирная жизнь Анатолия Матвеевича была размеренной и достаточно предсказуемой. Работал на нефтебазах, женился, вместе с Валентиной Михайловной вырастили двух сыновей — Володю и Славу.

Анатолий Матвеевич с гордостью показывает их фотографии. Володя — подполковник, ветеран боевых действий в Чечне. Слава закончил Новороссийскую выс-шую морскую академию, сейчас капитан дальнего плавания. В Ставрополе семья Лукьяновых с 1978 года. Жена Валентина Михайловна работала в 23-й школе, преподавала математику, и, как часто слышал, да и сам знал Анатолий Матвеевич, была учитель от Бога. Потеря ее для Анатолия Матвеевича - непроходящая боль.

«Не можете быть признаны…»

На столе перед Анатолием Матвеевичем лежат две пачки бумаг. В одной — его многолетний трудный путь к самому себе, к своим корням. В другой — многострадальный путь по чиновничьим кабинетам.

В марте 1991 года в газете «Аргументы и факты» Анатолий Матвеевич прочитал статью «Ищите свидетелей». В ней шла речь о таких же, как он, детях войны, пострадавших от военных действий. К этой поре официальных справок, подтверждавших ранения, у него не было. И группы инвалидности - тоже. Анатолий Матвеевич поехал в Ливны, где нашел очевидцев боевых действий, подтвердивших факт его ранения. В Ливнах же он уточнил, где находился военный госпиталь, и обратился в архивы военно-медицинских документов в Ленинграде. Оттуда некоторое время спустя пришло подтверждение ранения и лечения Анатолия Лукьянова.

Собрав документы, Анатолий Матвеевич обратился во ВТЭК за установлением инвалидности. И получил категоричный отказ: «Во время войны вы не являлись военнослужащим, так как были ребенком (в 1942 г. вам было пять лет), поэтому инвалидом войны вы не можете быть признаны».

Девятого мая 2004 года Президентом РФ был подписан Федеральный закон № 36 «О ветеранах», в связи с которым были внесены изменения в статью 1, касающуюся инвалидов с детства вследствие ранения, контузии или увечья, связанных с боевыми действиями в период ВОВ 1941-1945 годов. Они, эти покалеченные войной дети, приравнивались к инвалидам ВОВ.

Воодушевленный справедливым решением государства, Анатолий Матвеевич ищет подтверждающие его военные ранения документы с удвоенной силой. В результате у него на руках — подтверждения об инвалидности второй группы из детского дома, из Госархива Тамбовской области, из Ленинградского архива военно-медицинских документов и так далее. Все это он снова несет в медико-социальную экспертизу. И снова получает отказ: «В соответствии с действующей инструкцией по определению групп инвалидности полная слепота на один глаз при нормальном зрении другого глаза является основанием для установления третьей группы инвалидности бессрочно только в связи с военной или производственной травмой». Истинно, кто не хочет слышать…

Суд удовлетворяет иск

В 2006 году, спустя 64 года после того страшного, покалечившего судьбу и здоровье дня, Анатолий Матвеевич обращается с иском в Промышленный райсуд. Он просит установить юридический факт получения инвалидности с детства вследствие ранения, контузии, увечья, связанных с боевыми действиями в период ВОВ. Судья О. Ситькова, тщательно исследовав все обстоятельства дела, взяв во внимание поддержку истца представителями управления труда, социальной защиты и работы с населением в районах города и управления ПФР по Ставрополю, выносит решение: заявление Анатолия Матвеевича Лукьянова удовлетворить.

Анатолий Матвеевич идет с решением суда в МСЭ и, по его словам, слышит, что «нам суд не указ». Прямое указание законодательства ПФР из общего числа пенсионных дел выбрать пенсионные дела инвалидов с детства в связи с увечьями, полученными в боевых действиях в ВОВ, тоже не действует. От Анатолия Матвеевича все требуют справку МСЭ об инвалидности. Такой вот образовался порочный круг.

На сегодня, согласно медицинской справке, выданной Анатолию Матвеевичу, в проекции правой глазницы и в мягких тканях правой височной области имеются инородные тела металлической плотности, в мягких тканях запястья также определено инородное тело металлической плотности.

Уважаемые чиновники, облеченные властью решать человеческие судьбы, бесценные наши Фомы неверующие! Загляните в изуродованную пустую глазницу семидесятипятилетнего человека, посмотрите на плечо, отмеченное двумя белыми пятнами сквозного ранения, потрогайте запястье, в котором застрял кусок металла. Что вы защищаете от этого искалеченного войной человека?

Какая-то страшная антигосударственная история с чиновничьим беспределом — других мыслей все описанное мной у меня не вызывает.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов