Хвойные леса – беспомощные деревья...

Наталья Буняева

Не знаю... Что-то со мной не так, видимо. Сколько ни пыталась, ну никак не получается разделить безмерную радость по поводу телесюжетов об очередном «срубе» новогодней ели для Кремля. Вроде и правда – ну как детишкам без главной елки страны? С другой стороны  – пилить для этого дерево, счастливо выросшее за 150 лет, видавшее-перевидавшее на своем «деревянном» веку?! Варварство какое-то.

Хвойные леса – беспомощные деревья...

Разве у нас нет инженеров или просто умелых устроителей подобных мероприятий с искусственной елью? Да если ее хорошо украсить – так никто и не заметит, из чего она там сделана.

О том, что стоит нынче вырастить новогоднее деревце, как уберечь плантации от порубщиков-браконьеров и вообще – о лесном новогоднем хозяйстве, мы говорим с лесничим государственного казенного учреждения (ГКУ) «Ставропольское лесничество» Сергеем Зенченковым. Сергей Николаевич в лесном хозяйстве трудится с 1980 года, пришел туда студентом-практикантом. И больше не менял работы: сажает леса, охраняет их бессменно.

В нашей беседе принимает участие и старейшая сотрудница лесничества, можно сказать, ветеран «елочного» движения  – Антонина Васильевна Аксютенко.

Она и поведала о том, как зарождались у нас хвойные леса, в крае, где лесов-то... один процент от общей площади. В 1971 году приехали молодые энтузиасты, специалисты по разведению лесов. Это не огород городить – это оставить после себя вековую, можно сказать, память... «Мы приехали в село Дубовка. Там планировался первый хвойный лес. Встретили нас песчаные барханы: туда-сюда перекатываются... В эти пески и начали мы сажать первые сосны. Брали семена, проращивали, крошечные сеянцы выкапывали и везли на место постоянного проживания. На месте разводили «болтушку»: землю с водой, сажали в нее росточки сосен... А дальше – растили, укрывали, спасали от неблагоприятных погодных условий. Много сосен погибало, но мы все равно сажали. И в конце концов удалось районировать сосну! Стала она приживаться, подлесок превращался в лес. И так мы вырастили немало хвойных лесов. Это такой труд! Это – бессонные ночи, вечная неуверенность и тревога: приживется – не приживется...»

– Сергей Николаевич, к вам вопрос: а что теперь осталось от тех лесов?

– К сожалению, мало что... Лесное хозяйство всегда финансировалось из остаточных средств. А если учесть, что каждое дерево растет не один год, а пятнадцать... Раньше удавалось выращивать целые леса: с грибами, ягодами, свежим воздухом. Теперь – специалистов мало. На нашу зарплату разве самого что ни на есть энтузиаста зазовешь. Если 20 лет назад у нас работали 300 человек, то теперь меньше пятидесяти. Точнее, 45. Много мы насажаем лесов? Помогают активисты зеленого движения: школьники, студенты. Есть целые школьные лесные хозяйства: ребята работают так хорошо, что даже первые премии берут. Как лучшие в крае!

Мы никому не отказываем: хотите оставить о себе память – посадите лес! Если раньше мы закупали семена сосны, то сейчас сажаем из своих семян: собираем шишки, «бьем» их, отделяя семечку. Так что добровольцев снарядим всем необходимым. Только изъявите желание...

– Близится Новый год. Самая, наверное, тяжелая пора для лесничества. Ведь вы конкуренты многим на рынке. Я про елочные базары.

– Да. Мы сажаем плантации специально к Новому году. Тут такая хитрая технология: сажаем очень плотно сосны. А потом прореживаем посадки, и вырубленные деревца идут на елочные базары.

– Не жалко?

– Мне людей жалко. Средняя зарплата по лесничеству пять тысяч рублей за работу на улице, в не самых комфортных условиях, без необходимых механизмов... Не хочу об этом перед праздниками. Продавая сосну, мы хоть как-то порадуем своих работников: зарплату чуть прибавим, премии дадим...

– Вырубили, продали. И все? Место, где были сосны, остается голым и босым?

– Нет, конечно. Я давно практикую такую вырубку, чтобы между деревьями оставались необходимые промежутки в три метра. Как только проредили до таких параметров, перевожу плантацию в разряд «лесной территории». И уже новый лес охраняют лесничие. Там же работают егеря, туда допускаются охотники...

– Перед праздниками нужно спасаться от охотников другого рода: за соснами ведь едут?

– Я никому не показываю плантации. Никто не знает, где они расположены: это великая предновогодняя тайна. Самые главные у нас порубщики – не группа торговцев, а те, кому, грубо говоря, на бутылку не хватает. Бомжи, маргинальная общественность разного толка. Идут с топорами. А мы их встречаем: у леса есть и защитники. Мы заключаем контракты на охрану с казаками, омоновцами, полицией, егерями, охотниками. Со всеми, кто может помочь. И эти люди охраняют не просто лес, они нам же чистый воздух спасают! Выруби одно дерево на планете – и одного микрона кислорода как не бывало. В общем, пока удается борьба с браконьерами: ловим, штрафуем. Если гражданин решил себе сосну с корня прямо снять – штраф от трех тысяч рублей. Если организация отправила порубщика – будет платить от 20 до 30 тысяч штрафа. Если ущерб составит пять тысяч рублей и более – наступает уголовная ответственность. Так говорит закон. А я говорю о том, что лучше честно купить дерево на елочном базаре, чем пробираться неизвестно куда, с неизвестными последствиями: а вдруг омоновец или егерь особо нервные попадутся и «отходят» дубинкой как следует. Да еще и штраф...

– Самый большой ущерб помните?

– А как же! В 2007 году один деятель решил костер развести. Сжег «отдыхающий» 43 гектара... Два дня горел лес: и верховой огонь шел, и низовой. Пожарные не успевали тушить. Гибли птицы, животные и вообще все в лесу живое. Судили злодея. Ему еще долго выплачивать материальный ущерб. А нам восстанавливать утраченное: на сегодня в Ставропольском лесничестве 113 гектаров хвойного леса. Их и бережем. И приглашаем всех желающих на посадку, укрепление нашего лесного массива.

– Давайте вернемся к елкам... Вот смотрите, там, где хвойные деревья используют в качестве рождественских елей, там же есть и закон об утилизации...

– ...Не думаю, что у нас такое будет когда-нибудь. Если будет – ну что же, значит, цивилизация добралась и до нас.

– Сергей Николаевич, как лесничий, ну пожелайте хорошего в Новый год!

– Хорошим людям – хорошие пожелания! Пусть будут все здоровы, больше уверенности в завтрашнем дне, разрешения всех противоречий. Желаю молодым встретиться и создать семьи, старикам – спокойной старости. И всем – чистого воздуха, хорошо проведенных дней под сенью наших лесов.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов