И натянута память струной

Елена Павлова

12 июня - День России

В этом материале у меня будет два главных героя – книга и ее автор. Ставропольский писатель Владимир Бутенко и его трилогия «Державы верные сыны», которая возвращает нас на два с половиной века назад, когда в бескрайних степях нынешнего Ставрополья и предгорьях Кавказа только утверждалась Россия.  Время действия - с 1774 по 1783 год. А вот место действия очень обширно: это не бескрайняя степь у речки Калалы, где атаман Платов со своим отрядом обращает в бегство двадцатикратно превосходящее по численности войско Девлет-Гирея, не только Наур-городок, прославившийся беспримерным подвигом простых казачек, не только крепости Азово-Моздокской линии, героически отражавшие нападения горцев. Это и Бахчисарай, и станица Новочеркасская, и  Санкт-Петербург, и Вена, и Париж, и Версаль, и Венеция… Геополитический спектр века восемнадцатого, в котором начиналась наша с вами малая родина, интересен  с исторической точки зрения. И из сегодняшнего дня взгляд на эти события тоже интересен – особенно в свете  демонстративного несогласия мирового сообщества с фактом возвращения Крыма в Россию. А еще книга «Державы верные сыны» богата  личностями – будь-то великий полководец Суворов или вымышленный герой (собирательный образ) сотник Леонтий Ремезов… Они и другие, известные и неизвестные герои тех давних лет – тот самый русский характер, благодаря которому мы выигрываем все войны, та самая загадка, «что веками непонятна чужеземным мудрецам»… Загадка, которая продолжается в ныне живущих. Ведь Россия – это прежде всего люди…

 

Я – кровинка большого народа

Владимир Павлович Бутенко – человек уникальный. По образованию – врач, а по жизни и судьбе – писатель, поэт, бард, лауреат многочисленных литературных премий. Но главное -  он  человек, беззаветно влюбленный в свою Родину, которая начиналась для него в маленьком хуторе Дарьевка Ростовской области. Красоты родных мест, весенние разливы рек навсегда остались к памяти и сердце. Вот и трилогия «Державы верные сыны» начинается  с весеннего половодья в станице…

Писатель, поэт, бард Владимир Бутенко.
Писатель, поэт, бард Владимир Бутенко.

… О Владимире Бутенко можно много хорошего написать, но лучше, чем его собственные стихи, о нем никто не скажет.

Атаманит июнь! И густеют медовые соты.

И распахнута даль, и натянута память струной!

Я не просто степняк. Я - кровинка большого народа,

Поводырь светлых песен в час яростный, ветровой.

Я не просто степняк, у которого руки в мозолях,

Вкус земли познававший не в книгах, а потом, хребтом…

Я – порыв скакуна, я – стремительный сполох на зорях,

Когда, мнится, казак быстрой шашкой махнул за бугром…

Я – цветенье садов, и дома, и деревни, и пашни.

Я несу на плечах не мешок, а истории груз.

Не сманить степняка чужеземщины рядом калашным,

А попробуй пугнуть – неспроста с кулаком поднимусь!

И когда запад вдруг надвигается тучами низко,

И стегают, стегают по улице молний бичи,

Ввысь шеренгой встают по родным хуторам обелиски,

Те, что каждой весной омывают живые ручьи!

И, влеком зовом их, поднимаюсь грозово и круто,

Соколиной державы и подданный, и часовой!

Я в ладони беру, как гнездо, мой родительский хутор,

Степь, страну прикрываю своей несогбенной спиной.

Так стоял и стою! Пусть сжимается сердце от боли,

Пусть неистовый век обжигает могучим крылом!

Мне негромко дано петь средь этих певучих раздолий,

Но всю жизнь мне гореть – хуторским доброглазым окном…

 

Ощутить воздух времени

Об атамане Матвее Платове Владимир Бутенко знал много. Гордился тем, что прославленный генерал в какой-то мере его земляк. Поместье отца Платова  недалеко от его родной Дарьевки…

Схватка.
Схватка.

Но вот о том сражении с Девлет-Гиреем у Калалы  Владимир Павлович не знал… Почему этот факт беспримерного героизма донских казаков столь тщательно замалчивался несколькими поколениями историков, можно только догадываться. Хотя он был описан у Потто. Тем не менее степь между Привольным и Богомолово, где 3 апреля 1774 года тысяча казаков сдерживала натиск 20-тысячного войска Девлет-Гирея, для большинства ставропольцев была  просто степью… Хотя она для Ставропольского края – наше Бородинское поле.

 Только в 2014 году местными казаками здесь был установлен поклонный крест. А в ноябре прошлого года – уже при поддержке государства – открыт памятник атаману Платову. Таким образом, эта славная страница истории государства Российского наконец-таки стала открытой…

 Владимир Бутенко открыл ее для себя немного раньше – в 2011 году. Просто наткнулся на описание этого боя у Потто. Это было как прозрение. Ведь он столько раз проезжал мимо этого места. И редуты, с той битвы оставшиеся, видел. Только думал, что они - с Великой Отечественной…

Читайте также: Государство – это мы.

Это открытие и стало отправной точкой трилогии «Державы верные сыны». Бутенко отправился в Крым, в Бахчисарай… И там узнал много интересного – например, о том, что Кабарда и территория нынешнего Ставропольского края в восемнадцатом веке были по сути вотчиной крымского хана… Эта вассальная зависимость привела к трагедии кабардинского народа, потерявшего в сражениях с русскими лучших своих сыновей, лучших воинов… При этом были князья, которые говорили, что с Россией надо не воевать, а дружить, но массы шли сначала не за ними…

При этом Крымское ханство было на ту пору тоже не очень самостоятельно и очень раздробленно. «Элиты» боролись за власть. С 1774 по 1777 год она там трижды поменялась. И каждый раз это происходило ценой большой междоусобицы и большой крови. При этом тот же Девлет-Гирей, мнивший себя в мечтах новым Чингизханом,  был ставленником Турции, у которой с тех пор и по сей день на Кавказе – особые интересы. Но с тех пор и по сей день  Турция, кто бы ни был ее ставленником, в результате принимает сторону победителя… До поры…

Донцы.
Донцы.

Возвращаясь к событиям апреля 1774 года, надо отметить, что Девлет-Гирей оказался со своим войском в наших степях в тысяче километров от Бахчисарая не случайно. Расчет был на то, что у российской императрицы главным бельмом в глазу является Емельян Пугачев, и ей не до Кавказа. А донцы ослаблены и не выдержат натиска.

При этом  через Кабарду велась активная обработка ногайцев. Те в большинстве хоть и не шибко любили русских, но Девлет-Гирея  совершенно обоснованно опасались.

Все эти хитросплетения геополитических интересов отражены в трилогии. Писатель провел огромную работу в архивах, музеях,  библиотеке.

Но самое сложное было не это.

- Самое главное было, - говорит Владимир Бутенко, - ощутить воздух времени, атмосферу, эпоху, войти в резонанс с образами. Это было тяжело, приходилось первое время продвигаться ощупью,  перелопачивать огромное количество редких книг… И уже в работе над первым романом я понял, что нужно написать несколько, охватив период с 1774 до 1783 года.  В эти девять лет произошло мощнейшее преобразование юга России… Третий роман я закончил. Есть мысль написать четвертый – завершающий…

… Ощутить воздух времени у писателя получилось, и мы, читатели, его тоже вдыхаем. И вместе с героями переживаем эту ночь накануне сражения на Калалы, когда вроде бы еще ничего не случилось, но даже безмолвная степь уже предупреждает казаков о надвигающейся опасности криком птиц и гулом, идущим из глубины земли… И словно не главный герой, а мы сами видим грустные глаза несчастной лошади, которая вместе с другими лошадьми в обозе стала живым оборонительным щитом  вагенбурга (сооруженного казаками укрепления)…

Читайте также: В новый сборник «Белая акация» вошли произведения 60 авторов.

«…Бабахнула пушка, кося картечью атакующих османов. Хором прогремели казачьи ружья и пистоли. Но порыв крымчаков не ослаб. Перепрыгивая через убитых и раненых, тысячная рать бросилась на укрепление донцов. Но добраться до них оказалось непросто! Стрелы вязли в кулях с зерном, пистолеты не достреливали или били мимо, перелезать через огромные телеги, фуры также было опасно - казаки подстреливали таких храбрецов в упор.

 Первый приступ, слаженный и безоглядный, усиливался с каждой минутой. Калга, не жалея себя, был рядом, гнал их вперед, воодушевлял священными словами. Уже с трех сторон был обложен непокорный редут, и слышался нескончаемый лязг шашек, частые выстрелы, вопли раненых. И все это мешалось с одичалым ржанием лошадей, погибавших равно с воинами»…

И так первый приступ, второй… седьмой…

Потом на помощь атаману Платову подоспели отряды Уварова и Бухвостова…  Войско крымского хана было наголову разгромлено.

«… Погибших похоронили на обрывистом речном берегу, в саженях двухстах от полевого бастиона. Во Христе почили ратники и навеки унесли с собой неразгаданную тайну исхода земного. Придет новая весна, промчатся годы, века, имена их сотрутся с могильной плиты, и вовсе не станет этого каменного памятника. А участок степной земли рядом с Черкасским трактом останется святым местом поклонения россиян!»

 

 

Град Креста станет опорой нашего государства на всем Кавказе

Эти слова в книге произносит императрица. И архивные данные свидетельствуют, что Екатерина Великая  хотела, чтобы одна из Крепостей Азово-Моздокской линии называлась Ставрополь.

Ставропольская станица.
Ставропольская станица.

Владимира Бутенко эта тема интересовала давно, писатель ее изучал. Конечно, очень внимательно читал и «Крепость в степи» Иоакима Кузнецова. Испытывая огромное уважение к этому писателю и его творчеству, Владимир Павлович  мечтал написать свою книгу о становлении Азово-Моздокской линии.  Он хотел с позиции времени нынешнего рассказать о героях того судьбоносного времени — известных и неизвестных. Это, например, этнические немцы, честно служившие России, Шульц, Баас, де Медем, Криднер, Гиль и, конечно, Иоганн Гюльденштедт, который, собственно, и определял места будущих крепостей. Знаменательно, что эти имена звучат из уст полковника Ладыженского, который принимал участие в планировании и обустройстве Ставропольской крепости. Он здесь и похоронен. К сожалению, не сохранилась могила. Но Владимир Бутенко говорит, что видел на одной из карт в музейном архиве обозначение этого захоронения. Конечно, это еще нужно перепроверять, исследовать, но карта есть.

И еще Владимиру Бутенко хотелось рассказать об отряде донцов, которые наряду с хоперцами и владимирцами тоже несли здесь службу – в том числе в день, когда полуторатысячное войско черкесского князя Дулак-султана пошло на штурм Ставропольской крепости. Он имел достоверные сведения, что гарнизон крепости малочислен. А «пушки ночью становятся слепыми как кроты».

«… Осада началась вечером. Спешившиеся черкесы, прошивая воздух градом стрел, паля из ружей наугад, приблизились к крепостной стене. Но ответные залпы картечью скосили несколько рядов атакующих. Неудачей окончилась и попытка ворваться в Хоперскую станицу. Дулак-султан отступил на версту, а утром решил «выкурить» казаков из укрытия, поджечь забор из бревен. Наверняка им на выручку выступят из крепости солдаты, и стремительным ударом конницы появится возможность ворваться в цитадель через  открытые ворота.

 Но жажда наживы и ненависть сыграли с Дулак-султаном злую шутку. Когда факельщики стали поджигать палисад, из ворот крепости по склону неожиданно стекли две сотни донцов полковника Кутейникова, за день до этого прибывшие в крепость. Черкесская конница только подтягивалась к месту сбора, и атака казаков застала уорков врасплох. Сабельный бой смерчем пронесся по засеянному пшеницей полю. Сражение длилось почти до вечера, то затухая, то ожесточаясь с новой силой. Погибли лучшие воины Дулак-султана. Опасаясь подкрепления из крепости и прибытия новой партии  донских казаков, он приказал отступать. А затем, дав волю негодованию, развернул войско на север и совершил набег на касайских татар, отказавшихся с ним воевать против русских»…

… Во время работы над произведением писатель проживает судьбы своих героев, проходит с ними и беды, и победы, и печали, и радости. Владимир Бутенко говорит, что это и есть главное – то счастье и тот восторг, когда приходит ощущение единения, сопричастности героям – воинам, которые в бою у Калалы стояли насмерть и не дрогнули, хотя помощи ждать им было неоткуда и надеяться не на кого – только на Господа Бога. А Бог был с ними в тот день.

 - Мне в первую очередь и хотелось рассказать о людях, - говорит Владимир Бутенко, - о тех сынах державы, которые в те далекие времена служили России верой и правдой и отстояли свою землю.

 Я поинтересовалась:

- Трилогия вышла, а кто ее читатель? Точнее – есть ли у нее молодой читатель?

Владимир Павлович отвечает с грустной усмешкой:

Казачий дозор.
Казачий дозор.

- Немного грустный пример. Был я не так давно у поклонного креста на месте боя атамана Платова. Казаки там сбор проводили. По дороге обратно поинтересовался у местного парня – казака хуторского общества: «А что вы знаете об атамане Платове?» Он невнятно как-то отвечает. Я говорю – вот книга вышла «Державы верные сыны»… А казак этот говорит: «Да, нам всем ее раздали – дома она у меня лежит… А читать?.. Нет, не читал. Я лучше в спортзал схожу»… Вы понимаете, мне же не за себя – мне за него обидно… Я много раз говорил и атаманам, и казакам: только песнями и плясками молодежь не воспитать. Я не против песен, с детства их люблю, сам несколько песен о казаках написал… Но молодежь должна знать героев своего Отечества… Владимир Соловьев хорошо сказал: «Школа дает образование, но не создает образ человека»… А это нужно делать…

… Есть, конечно, такая проблема – смс-очное общение, клиповое мышление достаточно большой части молодежи. Но это дело поправимое. И надежды на улучшение есть. Делясь впечатлениями о съезде Союза писателей, Владимир Бутенко рассказал, что издатели отмечают некую обнадеживающую тенденцию. Растет спрос не на бульварную, как раньше, а на качественную историческую литературу. Значит, возрождается интерес к своей истории, к своим истокам и своим героям, верным сынам державы… Таким, как главный герой трилогии Владимира Бутенко сотник Леонтий Ремезов. В конце романа он возвращается домой, в родную станицу, пройдя и пережив сражения, потери, плен…

И вот последние строки трилогии «Державы верные сыны»:

«… Ехал мимо станичный дед на арбе, вез из дола сено. И от удивления даже привстал: что за диво? В стороне от своей гнедой лежит на голощечине кургана молодой казак с раскинутыми руками и обнимает пригретую солнцем землю, как матушку родную»…

День России, Владимир Бутенко, писатель, книги

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»