И прошлого тени кружатся вновь...

Наталья Буняева

И прошлого тени кружатся вновь...

Ставрополец Сергей Чичерин три года назад перебирал семейный архив. И попалась на глаза фотография: молодой паренек, с простоватым крестьянским лицом, сосредоточенно смотрит в камеру. Никаких особых знаков отличия: большая кокарда и что-то вроде аксельбанта. Понятно, что парень призван в армию. Но кто он?

Сергей Леонидович решил выяснить. И расспрашивая родных, потихоньку составлял свое родовое древо. Изображенный на фото солдат, оказывается, приходится ему прадедом. С весьма незавидной судьбой...

Звали его Василием. Василий Иванович Бехтерев родился 28 июля 1880 года в крошечном уральском городке Нязепетровск, что в Челябинской губернии. Крещен в православие 29 июля. Ввиду высокой детской смертности родители старались покрестить детей сразу же после рождения. В большой крестьянской семье он был счастливым подарком: на «мужика» полагался надел земли. Не райские кущи, как на старинном фото, но семья не голодала. Дети, как принято в те годы, поголовно зимой учились, весной и осенью помогали родителям. Думаю, что и эта «детская участь» не обошла нашего солдатика.

Женился он рано. Судя по рожденным детям, лет в 18 он повел молодую жену под венец. И все.

Закончилась мирная и тихая крестьянская жизнь: в 1904 году объявили войну с японцами. Весной он был призван «нижним чином», то бишь рядовым, в действующую армию. Некоторое время эшелон с новобранцами, не ведающими, куда их везут, стоял в Туле. Через полтора месяца «стояния» на запасных путях, 4 июня потянул паровоз поезд с солдатами и командирами на другой конец страны — в Маньчжурию.

Василий Иванович Бехтерев попал в 11-й Псковский генерал-фельдмаршала князя Кутузова-Смоленского пехотный полк, который в мирное время стоял в Туле.

Василий, предположительно, попал в первый батальон полка, под командование офицера со смешной фамилией Гарбуз. Дальше судьба солдата Бехтерева теряется в дебрях русско-японской войны. Ее значение для России до сих пор историки определяют с трудом: на территории нынешнего Китая Российская империя делила Дальний Восток с Японией.

Бои были страшными: японцы те еще вояки. Со своим кодексом, воинскими ритуалами: мужчина должен умереть достойно. Злые, как черти, быстрые, как молнии... Они готовились к этой войне всей своей нацией, в надежде вытолкнуть Россию с Востока.

А наши крестьянские ребята кроме тогдашних винтовок были «вооружены» еще передвижной церковкой да батюшкой. Который в трудные поры подвязывал подрясник и брал, перекрестясь, в руки винтовку. Он же и крестил тех, кто по недоразумению был некрещеным. Но чаще — отпевал. Хоронили павших в бою по всем христианским правилам. Тех, кого могли найти после боя.

Разделяла войска река Шахэ. Там 22 сентября (по старому стилю) состоялось сражение между русской Маньчжурской армией во главе с генералом Александром Николаевичем Куропаткиным и тремя японскими армиями под командованием маршала Ивао Оямы. Вообще следует добавить, что не готова была Россия к войне. Началась она в духе японских самураев: коварно и внезапно. Начальник генерального штаба Ояма руководил вооруженными силами Японии, которые оккупировали Корею и отправились на ее границу с Маньчжурией. Так что не наша была и победа: русские войска с боями уходили в подбрюшье Дальнего Востока, на север Китая к реке Ялуцзян. Там, на Ялу русские войска были разбиты. Теперь уже японской армией командовал умнейший полководец генерал Дзюитиро Куроки. Именно он сбил с толку наших военачальников. И в первую очередь генерала Куропаткина, впоследствии открыто названного предателем интересов России.

В ночь на 19 августа 1904 года Куропаткин отдал директиву об отступлении на главную позицию. Он рассчитывал собрать оставшиеся силы в кулак и снова ударить по японцам. Но дисциплинированных японцев сбить с толку было невозможно: генерал Дзюитиро Куроки начал наступление. Наступали массированно и целенаправленно, умело сочетая удары всеми родами войск.

Армия Куропаткина сохранила превосходство в живой силе, удержала позиции. И тут вновь сработала японская дезинформация. Штаб Куропаткина получил сведения о несметных резервах армии Куроки. Цифры были завышены в полтора раза. Куропаткин посчитал возможным НЕ ПРОВЕРИТЬ, А ПОВЕРИТЬ этим дутым цифрам. Ночью 21 августа 1904 года русские войска стали откатываться к Мукдену. Это был конец нашей армии. Бои под Мукденом окончательно ослабили наши силы, и русская армия снова отошла, собрав в кулак последние силы.

Незаслуженное русскими войсками Ляоянское поражение оказало ужасающее действие на боевой дух русской армии на Дальнем Востоке. Возросли настроения пораженчества и стремление поскорее завершить ненужную войну. Хуже всего было то, что командование Маньчжурской армии в лице генерала Куропаткина было нацелено не на победу. Он выжидал: из ложных донесений было понятно - японцы предпримут опасные маневры. Возможности врага сильно преувеличивались, а достоинства своих войск сильно преуменьшались штабом Куропаткина. Когда Верховное главнокомандование Русской армии разобралось, что к чему, немедленно командующим был назначен полковник Михаил Грулев, умнейший полководец своего времени. Он, кстати, написал книгу о своем 11-м пехотном полку, о своих крестьянских «ребятушках», солдатах, положивших свои жизни за Дальний Восток, так и оставшийся для них чужим и непонятным...

Считается, что Ляоянское сражение является образцом успешного наступления небольшой армии против превосходящего противника. Но битва под Ляояном для японцев обернулась не полной победой, а скорее - явным неуспехом. Главные силы русских не были уничтожены. Русские отошли на другие позиции, сохранив полную боеспособность всех частей. Но это уже не спасло ничего: война завершилась Портсмутским миром, подписанным 23 августа 1905 года и зафиксировавшим уступку Россией Японии южной части Сахалина и своих арендных прав на Ляодунский полуостров и Южно-Маньчжурскую железную дорогу.

Где-то там, между Ляояном и Мукденом, лежат наши солдаты... Там же упокоен, скорее всего, и Василий Иванович Бехтерев, простой русский крестьянин. Нужно отметить, что эти переговоры о мире стали серьезным успехом для российской дипломатической делегации, которую возглавлял противник этой безумной войны дипломат Сергей Юльевич Витте. Заключенный мирный договор вызвал протесты в Токио.

В ходе конфликта был практически уничтожен Тихоокеанский флот России. Война унесла более 100 тысяч жизней героически защищавших свою страну солдат. Была остановлена экспансия России на Восток. Также поражение показало слабость царской политики, что в определенной степени способствовало нарастанию революционных настроений и привело в итоге к революции 1905 года. Витте не раз повторял: «Не Россию разбили японцы, не русскую армию, а наши порядки! Или правильнее - наше мальчишеское управление 140-миллионным населением в последние годы».

Несколько тысяч русских солдат попали в плен. К чести японцев надо сказать, что к солдатам в те времена они относились едва ли не с трепетом: все были вылечены от ран, накормлены и обихожены. Через два года с почестями их отправили домой, в Россию. Василия среди них не было: сестра нашего поисковика Сергея Леонидовича Чичерина каким-то образом нашла списки русских военнопленных в Японии той поры... Была ли официальная похоронка, никто уже не скажет. Ясно одно: его прадед спит вечным сном где-то там, на месте сегодняшнего китайского города Шеньян. Есть сведения, что китайцы высоко чтут павших солдат Русской армии и ухаживают за русскими кладбищами, где упокоены русские воины.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов