И швец, и жнец, и на дуде игрец

Валентина Дубинина
Как-то удивилась, нечаянно услышав разговор в маршрутке:

- Так хорошо посидели вчера на завалинке! Сами попели, послушали, как другие поют…

Что ж за завалинка такая? И очень интересно: где ее нашли горожане? По-моему, исключительно сельский атрибут. Я помню, когда и при каких обстоятельствах впервые услышала это слово, знаю, почему оно мне запомнилось. Однажды в детстве меня отправили на все лето к родственникам в деревню. Только сейчас осознаю, какое прекрасное было то лето: бегай где хочешь, лазай по каким хочешь деревьям, играй в какие хочешь игры, купайся в чистой мелкой речке сколько хочешь. А вечером еще интереснее: уставшие за день любимые тети позволяют себе присесть отдохнуть возле дома. Специально и лавочка была для этого придумана – как бы земляная приступочка возле стены, ее-то и называли завалинкой. Отчасти митинговое место, потому что именно здесь обсуждались все местные новости, но, главным образом, завалинка служила местом отдохновения. Таких песен, как здесь, я потом больше нигде не слышала. Вернее, тексты, конечно, слышала, но исполнение…

Словно в ту далекую деревню детства заглянула, когда в разговоре попутчиков промелькнуло слово 'завалинка'. И так захотелось увидеть ее…Оказалось, 'завалинка' в Ставрополе есть, и найти ее было не так сложно. И вот мы в гостях у (как бы это правильно сказать) хозяина, устроителя 'завалинки'.

Итак, знакомьтесь: Алексей Тимофеевич Шипулин. Официальное место работы – лицей № 32, здесь он трудится старшим мастером по ремонту швейного оборудования. Сначала меня направили в цех. Традиционный грохот станков, стойкий запах железа и машинного масла. Но Шипулина я тут не нашла.

- А может, у него уже репетиция началась? - высказали предположение коллеги. – Тогда вам надо на второй этаж. Ориентируйтесь на звуки музыки…

Немного ошиблись, музыки пока не было, но дух ее витал тут ощутимо, а сам хозяин пристально рассматривал необычный инструмент.

Я инструмент не признала: вроде бы отдаленно похож на банджо, но что-то в его форме было непривычное…

- Так это же мандолина, - засмеялся Шипулин, - неужто не признали? Хотя, конечно, отличается от обычной мандолины. Корпус я сделал сам, решил, что она должна быть электронной, а все остальное оставил, как было. Но послушайте, как здорово получилось! Какой чистый звук!

Удивила меня не только оригинальная мандолина. С чистой совестью могу сказать, что в этом кабинете интересных и необычных вещей немало. Потому что редкая вещь осталась в первозданном своем виде, как была выпущена за ворота завода или фабрики. Многие инструменты испытали на себе либо дизайнерские, либо конструкторские доработки. И, как мне кажется, хуже от этого не стали, скорее, наоборот, стали удобнее для музыкантов, приблизились к идеалу, к которому стремился Шипулин.

Ну что делать, если он просто сам не свой, если не заглянет в нутро баяна или барабана, или той же мандолины, гитары, не убедится собственными глазами, что все работает исправно, как надо.

Поговорка, которая вынесена в заголовок, пришла на ум сразу, когда я начала рассматривать убранство кабинета.

- А как вы бы отнеслись к такому заголовку? - спросила я собеседника.

- В самую точку! – воскликнул он. Но при этом удивился: - А откуда вы знаете, что я еще и швец?

Теперь настала моя очередь удивляться: я и не догадывалась о швейно-портновских талантах собеседника. Просто имела в виду, что человек – на все руки мастер…

- Да вот мои швейные 'произведения', - показал он на разноцветные коврики, расположившиеся на спинке дивана. Коврики довольно смешные: маленькие по размеру, но обильно украшенные разноцветной бахромой.

– Костюмы или там пальто и платья я не шью, конечно, - объяснил Алексей Тимофеевич, - а поскольку имею специальность техника-механика по ремонту швейных машин, люблю возиться с оборудованием. Как-то даже подсчитал, сколько у меня свидетельств о рацпредложениях: 98! Есть несколько свидетельств и на изобретения. Правда, серьезно реализованным оказалось одно – оверлок. Он был очень востребован еще в доперестроечные времена, когда подобных отечественных машинок не было даже на предприятиях легкой промышленности, местпрома, а китайские челноки еще не сориентировались на наш рынок. Было время, когда я пробовал себя в бизнесе, открыл даже свою фирму по производству оверлоков. Фирмы сейчас нет, так что бизнесмен из меня не получился. А придумывать что-то новое или совершенствовать то, что изобрел раньше, мне интересно. Думаете, эти коврики здесь случайно лежат? Ничего подобного: хочу сделать машинку, которая одновременно будет обметывать край ковра и украшать его бахромой.

О швейных машинках и разных приспособлениях к ним Алексей Тимофеевич может говорить долго и с большим увлечением. Слушать очень интересно. Но я-то шла сюда, привлеченная словом 'завалинка'. Так где же она?

- Вот здесь она и есть, - растягивает меха баяна Шипулин. – Не скамеечка возле дома, а содружество музыкантов, любящих музыку, особенно русскую народную. Или, точнее, завалинка – сам процесс общения.

Понятно. Но почему именно такое имя дали своему содружеству музыканты? Все оказалось просто. И сам Шипулин, и его товарищи-музыканты, как уже сказано выше, очень любят национальные инструменты, национальную музыку. Алексей Тимофеевич раньше не пропускал ни одной передачи 'Играй, гармонь' и очень переживал, когда узнал, что погиб ведущий программы Геннадий Заволокин. В тот период в этом кабинете часто звучали мелодии из той передачи. Тогда и решили дать такое имя своей музыкальной группе, которое постоянно напоминало бы и о талантливом человеке, и о том, что родная музыка всегда жива в душе. Так и придумалась 'Завалинка' - и с именем любимого ведущего перекликается, и при подборе репертуара обязывает. Кстати, репертуар самодеятельных артистов весьма широк – от деревенской песни до городского романса, немало песен и собственного сочинения, в основном Алексей Тимофеевич сам пишет и тексты, и музыку.

Название очень полюбилось и зрителям. Завсегдатаи так и говорят: пойдем на завалинку, то есть как бы на музыкальные посиделки. И, надо отдать должное устроителям, они такие посиделки сделали доброй традицией. В определенный день и час в столовой лицея собираются любители музыки.

- У нас есть и своя песня о завалинке, - говорит Шипулин, - и есть еще одна – о нашем ансамбле.

А разве ж это не одно и то же?

Оказывается, нет. 'Завалинка' – как бы клуб, а ансамбль носит имя 'Шик'. Немного неожиданно, но, наверное, можно аргументировать такое имя примерно так: это шикарно – хорошо знать этническую музыку и великолепно исполнять ее…

Алексей Тимофеевич взглянул на меня с легким недоумением: дескать, о чем это вы? Потом, поняв, засмеялся:

- Да нет, мы, конечно, к своему творчеству относимся уважительно, но имя ансамбля расшифровывается иначе: Шипулин и компания. А коротко получается: шик. Согласитесь, интересно, но мне и спонтанная аргументация кажется вполне уместной…

Я уже говорила выше, что изобретатель Шипулин привнес что-то свое во многие инструменты, которыми пользуются музыканты ансамбля. Но, думаю, мимолетным замечанием не обойтись.

Здесь все интересно и необычно. Вот ударная установка, без нее практически не обходится ни один ансамбль. Но с уверенностью могу сказать, что подобной не найдете ни в одном ансамбле. То ли барабан, то ли тамбурин, то ли еще что-то невиданное… Какие-то колокольчики, погремушки, подушечки, дощечки…

- Если честно, - смущается Шипулин, - то все эти придумки – от бедности. Ну нет у нашего ансамбля средств на приобретение новых, современных инструментов! А очень хочется, чтобы песня звучала красиво, чтобы звук был интересный, чистый и красивый. Вот и придумываем… Вот этот большой колокольчик, как вы думаете, откуда? Ни за что не догадаетесь: колпак от старой люстры. И видите, еще как пригодился! А эти маленькие колокольчики я извлек из старого телефонного аппарата… А вот эту погремушку сконструировал сам. Не нравилось, какой звук дает привычный инструмент. Разобрал, усовершенствовал полость – и вот что получилось, - изящный жест рукой – по кабинету рассыпается энергичная мелодия.

Словом, из обычного барабана Шипулин смастерил целый оркестр. Обстоятельства вынудили усовершенствовать и другой инструмент (не знаю, как правильно называется этот клавишный инструмент, но помню, что раньше его называли ионикой). Внешне он изменился мало, но приобрел несомненную уникальность, потому что приспособлен для игры людей с ослабленным зрением. А такие в ансамбле есть. И, по мнению Шипулина, музыканты просто гениальные, с абсолютным слухом и высоким творческим потенциалом. Чтобы музыканту было легче управляться с инструментом, Алексей Тимофеевич придумал удобные скобочки на некоторых рычагах, другие приспособления для усиления или ослабления звука и т.д.

- А свой баян тоже усовершенствовали?

- Конечно! - кивает Шипулин. Поскольку я не только играю, но и пою, и веду концерт, пришлось приспособить микрофон, будете смеяться, но в качестве держателя идеально подошла деталь… от душа. Но это мелочь. Главное, я полностью разобрал весь баян, необходимость в этом была настоятельная. Инструмент довольно 'пожилой', ему не меньше 30 лет, купил я его по случаю всего за 400 рублей. Играть на нем, конечно, было невозможно, но я видел, что инструмент за эти годы не растерял никаких деталей. Все перебрал, отрегулировал, и баян теперь звучит так, как мне нравится. Хотите послушать?

- Конечно.

- Что же вам сыграть? – задумался собеседник. – Наверное, нашу заставку…

Кто угрюм и песен не играет,

Тот в 20 лет совсем уже старик.

Для тех, кто песни

сердцем понимает,

От всей души поет ансамбль 'Шик'.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов