И снова о любви...

Наталья Буняева

Ну вот, радуюсь. Моя подруга Катя наконец-то избавилась от тяжелой и заразной легочной болезни. Вчера пили чай у нее, смеялись и плакали. Где можно подхватить такую дрянь? Да, в общем-то, везде. Но наша Катя легких путей не ищет.

Рано вышла замуж, Вовка родился, когда ей было 19. А потом погиб муж: разбился на машине. Все, с тех пор вдова Екатерина и не пыталась выйти замуж: выучилась на парикмахера, уехала из родного села в Ставрополь. Город встретил ее радушно: на работу устроилась быстро, потом потихоньку из общаги да съемных квартир перебралась в свою «однушку», из «однушки» – в «трешку». Помогали родители, да и сама работала не покладая рук. И в салоне, и дома по вечерам. Мы с ней вместе устанавливали старое кресло и вешали зеркало, клиенты из нашего же дома быстро протоптали к ней дорожку. Катя и стригла, и делала прически, попутно освоила работу маникюрши. Любимый сынок ни в чем не нуждался, разве что папы ему не хватало. Но Катю разве что в кино можно было вытащить кавалеру – много работы, Вова поступает в военное училище, надо столько всего переделать. В общем, на свидания бегать некогда, их, свиданий, время прошло, в кино ходить – время тратить, а ресторанами Катя брезговала. Ну так и катилась жизнь. Мы на разных этажах жили, разница в возрасте тоже немаленькая, десять лет, но вот сдружились же... Каждый вечер сидели друг у друга, пили чай, Катя курила, рассказывала о редких кавалерах. Да вот что-то никто к ней не сватался... Время идет, в огромной квартире одна, ни кошки, ни птички, сын учится аж в Рязани.


И вдруг! Вечно это «вдруг»! Катя пропала: замкнулась в себе, кому-то пишет письма, тайна на тайне. В конце концов выяснилось: ОН нашелся! Единственный и неповторимый мужчина ее мечты, красавец Леонид. Только вот сложности у него нешуточные: он в заключении, где-то под Абаканом, что ли... И сидеть ему еще два года. Но письма! Какие писал письма, со стихами, листочки украшены рисованными иконами и картинами. Что ни письмо, то хоть прямо на выставку, что ли... Писал, что любит, что нашел ее фото в соцсетях (им же вроде запрещено...), что готов ради нее вымостить дорогу от Абакана до Ставрополя. «Катя! Ну успокойся уже, я таких писем в свое время пачки получала! Вон, в подвале лежат. Катя! Это даже не «развод», это просто надо как-то парню скрасить эти два года. Он же молодой, у вас разница в пять лет!»



Любовь, что поделаешь?


Глухо, как в танке. Катя строчит письма и СМСки любимому, а когда подошел отпуск, купила огромную китайскую сумку и стала ее заполнять. В сумку летели десятки пачек чая, недешевого кофе, конфеты, до деревянного стука прокопченные колбасы. И венчали все это великолепие два шикарных спортивных костюма: красивый мужчина везде должен быть красив. В тюрьме тоже. Уехала нагруженная, как вьючный верблюд, в неведомые края.
Туда добралась быстро: на самолете в Москву, из Москвы – в Абакан. Там на попутках уже добиралась. Я бы от страха за свою жизнь умерла, но любовь, оказывается, такая штука, что ведет за собой в любые неведомые края.



Свидание

Дней через десять Катя вернулась. Налегке. Впечатлений – масса: длительное свидание (как это он организовал, будучи не женатым на Кате?!), от зависти к такому «хабару» (подаркам) даже охранники офигевали (не подберу другого слова), их отпускали гулять куда-то за периметр, что-то она еще докупала, ездила в город. Короче, дело, похоже, шло к свадьбе. Парень и правда хорош: высокий, мышцы как плиты, зубы ему Катя вылечила, говорит  он красиво, без всякой там «фени», разбирается в поэзии и архитектуре... В общем, мы, пара подружек, притихли.
 Катя прочесывала свадебные салоны: на ее, прямо скажем, могучую фигуру платья не находилось. Шить – дорого, денег после поездки почти не осталось, так что пришлось знакомиться с экономией. В конце концов платье нашлось. Леонид потерялся: его куда-то отправили по этапу. Кажется, так это называется. Да, еще Катя как-то не учла, что статья у него «тяжелая» – 105-я, убийство. Но он объяснил, что, будучи спортсменом, не рассчитал удар в драке. Ну... Бывает, что уж теперь, когда платье вон висит, а Катя срочно закрашивает седину.
Наконец пришло письмо: теперь надо ехать в Красноярск, там, в области, колония.


И снова – сумка в клеточку, деньги взаймы, чай, конфеты, колбаса... И в дорогу. Туда на самолете, оттуда – как получится. И на поезде, и на перекладных.


Ну что? Замуж не позвал, передачка показалась так себе, но длительное свидание состоялось и там: за кого он выдал Катю – Бог весть...


Здрасьте, забор покрасьте!


Сидим на кухне у Катерины. Она плачет, рыдает просто: «Триста тысяч потратила! Я потратила! Себе на колготки было жалко, а тут... (непечатно)! Вот же сволочь! И ведь предупреждали меня, предупреждали!» Кому-то грозит пальцем в окно. «Но я-то... Умных же провели!» Оказывается, из колонии Катя ехала не одна, с ней была компаньонка – мама молодого мальчишки, севшего за хулиганство на совсем маленький срок. Мама – оптимистка: сына не обижают, зато наука – на всю жизнь. Которую они и устроят вместе с родней. Катя у нее остановилась переночевать, там же в компьютере нашла (по совету мамы мальчика) то ли сайт, то ли форум под смешным названием «Ждуля». Ждуля – женщина, ожидающая заключенного. Есть еще «заочницы», но это в большинстве своем молодые жены, невесты, не успевшие выйти замуж... А она просто – ждуля. Ни то ни се. И тут же в рубрике знакомств увидела своего любимого: он красив, как Бог, он краснодеревщик, с ним с голоду не помрешь и вообще... А ищет скромную, худенькую брюнетку, можно с маленьким ребенком, и вот, извольте, фото соискателя. Он!


Отрыдавшись, Катя заметила, что у нее появился сухой кашель. Не мучительный, а так «кхе-кхе»! Потом стало трудновато дышать. Согрешила на профессию: волос много, может и аллергия начаться. Когда вызвали к терапевту после флюорографии, упала в обморок. А потом все, кто был «контактным», тоже делали снимки. У всех обошлось благополучно.



Болезнь


Лечение было долгим и нудным. Дома Катя появлялась редко, стараясь быть незаметной, поливала цветы, вытирала пыль и снова исчезала. Если приходилось встречаться, предупреждала: болею, не подходи! Не стеснялась. Через полгода уже была дома: болезнь не успела расправиться с легкими. Но кружку для чая я брала свою. Нашли этот предательский сайт, под фото Леонида написали, чтоб начинал лечиться. Ответ пришел быстро: уже в больнице, состояние тяжелое. Так вот... Еще год Катя «сторожилась» людей, хоть и работала. Даже что-то накопила. Безмерно благодарна врачам тубдиспансера: они даже не спросили, откуда болячка-то? Лечили, как родную.

А муж-то рядом был...


А потом она вышла замуж! За нашего, «домового» сантехника, не старого еще бобыля, здоровенного, седого и сутулого. Однажды, по «старости» дома, начали рваться трубы, и пришлось спасаться ночью: из дырки свистел кипяток. Сантехник пришел, головой покачал, заплатку поставил... Потом трубы поменял, потом окно вставил... Ну и все: платье пригодилось. Сантехник на руках внес немаленькую Катю в подъезд! Об ее приключениях знал, но как-то внимания не обращал: мало ли что в жизни бывает? Отъелся, приоделся, отремонтировал квартиру, свою подписал Катиному сыну. Со всем согласен, покладистый, а уж грибы маринует – объедение!


Мораль сей басни проста как мир: берегите себя. Бывает всякое, но кидаться очертя голову в подобные истории весьма опасно для организма. Да и для жизни тоже: статистика неумолима –  много доверчивых женщин погубили те, кто исправляется в местах лишения свободы...

судьба, любовь, семья

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Последние новости

Все новости