И только по полю святая шла любовь...

Наталья Буняева

Памяти Святой Риммы

Римма Иванова перед отправкой на фронт.
Римма Иванова перед отправкой на фронт.

Сегодня исполняется ровно сто лет со дня смерти Ставропольской девы Риммы Ивановой.

...То ли сон, то ли явь заставляют комкать накрахмаленные простыни. Они на изломах штыками врезаются в шею, руки... Потные короткие пряди разметались по подушке, и, наконец, вскрикнув, девушка садится на кровати: страшный сон. Уютное гнездышко, рядом сгорбленная мать... Пытается успокоить свою девочку, которая совсем недавно пришла с войны. С передовой - оттуда, откуда часто не возвращаются. У нее лихорадка, но не болезненная, а совсем другая: надо бежать, собираться и ехать туда, к своим... «Мама! Меня зовут...»

«Доченька! Ради Бога, прости меня, неразумную, но ты же в отпуске, побудь еще немного дома. Дай налюбоваться на тебя, мое дитя...» - «Мама! Как ты не понимаешь?! Они там без меня, мои солдаты! Я могу им помочь, могу принести пользу и Родине, и Богу. А сейчас нежусь вот тут, в чистой кровати, когда они — в окопах...»

Был такой ночной разговор, не был, сейчас сказать трудно. Я думаю, был — ведь это мать и дочь...

Детство Риммы

Наша выдающаяся соотечественница, Римма Михайловна Иванова родилась 15 июня 1894 года в Ставрополе в семье скромного коллежского асессора, казначея духовной консистории Михаила Ивановича Иванова и Елены Никаноровны Ивановой, урожденной Данишевской. Была малого роста, далеко не красавица...

В детстве больше приходилось играть в братом Владимиром: он не сильно церемонился с сестренкой, но и бросить ее в одиночестве не мог. Санки, снежки, катки, лазанье по деревьям, даже драки с мальчишками: такое вот «суровое» братское воспитание.

Все закончилось, как только Римма, названная в честь христианского мученика Римма (когда-то это было мужское имя), пошла в гимназию. Училась легко и охотно. Семья помогала, набожные родители закладывали в маленькое сердечко кирпичики целомудрия, нравственности, богобоязненности, любви ко всем людям. И бесконечной любви к Родине!

Когда у Риммы в шутку спрашивали, кем ты хочешь стать, она неизменно отвечала: солдатом! Удивленные и несколько удрученные родители недоумевали: каким еще солдатом? По окончании гимназии в 1913 году, осенью того же года, Римма стала работать народной учительницей в земской школе села Петровского Благодарненского уезда Ставропольской губернии. Девушка обожала своих маленьких учеников: и хотя не было даже помещения под школу, она сумела дать им первоначальные знания. Учились ее дети во вторую смену, в пустующем классе, даже в коридоре. И показывали весьма недурные результаты.

Война!

Грянула Первая мировая война. Всеобщая лихорадка патриотизма охватила страну. Римма вернулась в Ставрополь и поступила на курсы сестер милосердия, организованные Губернским комитетом Всероссийского Земского союза совместно с местным отделением Общества Красного Креста. Тогда, в порыве бесконечной любви к Родине, сестрами милосердия становились многие девушки, и не имели значения ни их происхождение, ни довоенная жизнь. Достаточно вспомнить венценосных сестер Романовых во главе с их матушкой-царицей. Наша Римма, окончив курсы, служит сестрой милосердия во втором земском епархиальном госпитале в своем родном Ставрополе. В ее обязанности входит присутствие на бесчисленных операциях по ампутациям конечностей. Тогда это был, пожалуй, единственный самый быстрый способ излечения раненых. И она часами стоит у хирургического стола, стараясь не смотреть в ведро с отрезанной человеческой плотью.

Фронт

Внучатая племянница Риммы — Евгения Александровна Трубина (Иванова).
Внучатая племянница Риммы — Евгения Александровна Трубина (Иванова).

И все равно она понимает: не то! В госпиталь свозят солдат и офицеров с полей войны. Измученных, без рук и ног, просящих написать письмо домой, а иногда и умоляющих дать яду... Значит, там, на настоящей войне, просто не хватает рук, способных перевязать раненого на поле боя, спасти хоть еще одну жизнь! И Римма рвется на войну, туда, где девушке, по определению, делать нечего: со всем справлялись санитары-мужчины. Ее это не останавливает: неистовая любовь к раздираемой войной Родине, умирающим где-то далеко людям берет верх. И под именем Ивана Иванова (как и пригрозила когда-то родителям) она едет на войну в составе 83-го Самурского полка. Обман раскрылся быстро, но Римму таки доставили на фронт. Маленькая девушка бесстрашна, она идет на поле за ранеными, перевязывает под пулями и тащит их в специальный окоп: оттуда раненых переправят в лазарет. Солдаты и офицеры видят в ней маленькую сестренку: она и в самом деле была маленькой, на личико — невзрачной, ну как сегодняшняя третьеклассница, что ли... И очень берегли все свою сестричку: жалели, давали отдохнуть после боев: иногда ее санитарный окоп или палатка находились далеко за первыми линиями воюющих. Тяжек труд медицинской сестры: длинное черное платье путается в ногах, белый фартук становится красным от крови, косынка с красным крестом сбивается набок. Маленькие нежные ручки не только перевязывают горячие раны, они и закрывают глаза убитым...

Письма домой

Письма пишет часто. Из письма Риммы начала сентября 1915 года:

«Мои хорошие, милые мамуся и папка! Здесь хорошо мне. Люди здесь очень хорошие. Ко мне все относятся приветливо… Дай вам Господи здоровья. И ради нашего счастья не унывайте». За необыкновенное мужество девушки, под пулями вытаскивавшей наших солдат в безопасное место, ее прозвали Святой Риммой. Еще одно письмо: «Чувствуем себя хорошо! Сейчас спокойно. Не беспокойтесь, мои родные. Целуем. Римма. 8.IX.15». Тут она служит уже с братом, поэтому - «целуем».

К этому времени она вернулась из отпуска на театр боевых действий. Встретившись с братом Владимиром, осталась с ним, в его подчинении, в 105-м Оренбургском полку. И все сначала: война, бои, раненые, которых надо вытащить с поля боя. К тому времени Римма уже была награждена Георгиевской медалью 4-й степени — за вынос с поля боя раненого прапорщика. Вторую медаль ей вручило командование за спасение еще одного прапорщика и восстановление поврежденной линии связи. Вернувшись на фронт, она попадает в 105-й Оренбургский пехотный полк, в котором младшим военврачом служил ее родной брат Владимир. Однако Владимиру Иванову не удалось удержать сестру при полковом лазарете, за что казнил он себя всю оставшуюся жизнь: она снова отправилась на передовую, где в первых же боях заслужила Георгиевский крест 4-й степени за спасение раненого командира полка полковника Граубе.

Святая Римма

И вот наступил последний день. Римма накануне написала отцу и маме письмо, в котором обыкновенно заверила их, что все хорошо, она за линией фронта, бояться нечего. 9 сентября 1915 года 105-й пехотный Оренбургский полк атаковал немцев у села Доброславка, ныне Пинского района Брестской области. 10-ю роту немцы встретили таким огнем, что полк дрогнул. Были убиты два офицера, и солдаты сперва пятились, а потом просто побежали назад, в отступление. Римма прикрывала своих раненых в окопе и когда увидела массовое бегство, грозившее подопечным смертью...

В общем, она вышла из окопа и как-то спокойно, без суеты пошла наперерез отступающим. Шла она без оружия, без сабли и винтовки. Просто шла, подбирая платье, переступая через убитых, по пути помогая добрым словом раненым. Вот здесь есть небольшое расхождение: гибелью Риммы Ивановой историки считают момент ранения в бедро. Семья же уверяет, что, со слов деда, ее подняли на штыки у немецких окопов: брат Владимир, приготавливая тело сестры в последний путь, видел множество сквозных ранений в грудь и живот.. Святая Римма подошла вплотную к немецким окопам, и перепуганные ее появлением немцы, которых уже добивали наши, русские, воины, бросившиеся вслед за «сестренкой», встретили ее штыками. Ярость, боль, слезы были бесконечными... Кто-то плакал, не стесняясь слез, кто-то просто оседал на землю в «бессознании», кто-то целовал холодеющие руки девушки-сестренки. Так не стало Святой Риммы, маленького ставропольского воробушка, без страха отдавшего жизнь за Родину. По свидетельству очевидцев, ее последними словами были: «Боже, спаси Россию».

Домой, в царства мира...

Вез покойную сестру домой сам брат Владимир. До последних дней он считал себя виновником ее гибели: почему отпустил? А мог ли оставить? Думаю, нет... В это время думы одолевали и государя-императора Николая: офицеры и солдаты просят наградить покойную «милосердную сестру» орденом Святого великомученика Георгия 4-й степени. Тогда получается, что даже не дворянка, простая мещанка, будет первой, кроме царицы Екатерины, женщиной в России, награжденной этим бесценным орденом? Крайне редко награждались им высшие офицеры, проявившие недюжинную храбрость в боях. Многие посмертно. А тут — девица... И все-таки царь решился: телеграмма о награждении покойной Риммы одним из самых почетных орденов опередила скорбный поезд.

Поезд с горестным грузом встречал весь город. Задолго до его появления горожане вышли на улицу, туда, где будет проходить процессия. К вокзалу стекался народ, туда же подогнали белый катафалк, запряженный белыми лошадьми. Но он не потребовался: сильные руки подхватили легкий гроб и понесли его вверх, по Николаевскому проспекту, к Андреевскому собору. По мере продвижения процессии к ней присоединялись еще и еще люди, несущие хоругви, знамена... В прощальном слове протоиерей Симеон Никольский сказал: «Франция имела Орлеанскую деву — Жанну д’Арк. Россия имеет Ставропольскую деву — Римму Иванову. И имя её отныне будет вечно жить в царствах мира». Гроб в землю опускали под звуки оружейного салюта. Когда в могилу полетели комья земли, родители не могли разжать рук, беда словно парализовала их...

Память

Вслед за гибелью Ставропольской девы началась вакханалия памяти. Как иначе назвать истерический фильм 1915 года, где главная героиня на высоких каблуках «спасала» раненых, боясь растрепать прическу? Сослуживцы Святой Риммы пообещали поймать антрепренера и дать ему взбучку, заставить съесть пленку, на которой снят «фильм»! Печатались в огромных количествах листовки, лубки-картинки: героиня ведет в бой солдат. И самыми честными оказались те, кто служил с Риммой, кто слагал простые песни о юной девушке, положившей жизнь за Отечество свое:

Под адский шум и визг носилась смерть над боем,
Ища все новых жертв; рекой струилась кровь,
Стон, крики и «ура!» сплошным сливались воем.
И только по полю святая шла Любовь.
Шла женщина без страха и сомненья,
Склоняясь к страждущим, и нежною рукой
Спешила облегчить великие мученья
Иль лаской проводить страдальца на покой…

Грустную песню о подвиге Риммы Ивановой «Милосердная сестра» и сейчас поют многие народные казачьи коллективы. Только теперь в ней оплакивают всех сестер милосердия, санитарок, тащивших с полей боев на своих хрупких плечах воинов. С фронтов будущих еще войн...

Сегодня

Сегодня у Риммы большая семья: внучка брата Владимира, ее сыновья, внуки-правнуки. И они хотят найти архив, отданный когда-то бабушкой, женой Владимира, в музей: «Все должно быть в руках семьи. Для наших детей это осязаемые предметы, которые Римма держала в руках...» Сын Евгении Александровны, внучки Владимира Михайловича, уверен, что Римма как-то охраняет его и помогает. Много раз он говорил об этом... Выходя из церкви, женщины идут к ее могиле, ставят свечи... Хотя там ли ее могила, Бог весть: когда-то кладбище в ограде храма просто снесли. А найти не удосужились: вроде здесь...

Святая

После гибели Римму хотели канонизировать, но ее отец Михаил почему-то отказался и не дал согласия. Прошло время, и, может, есть смысл сделать это сейчас? Ведь святыми становились вовсе не по разрешению родителей.

Евгения Александровна, внучатая племянница Риммы Михайловны (кстати, она очень, как и многие из семьи, похожа на Римму), рассказывала об огромном портрете Ставропольской девы, висевшем в кабинете деда Владимира.

Когда в Беларуси создали фильм «Святая Римма» о подвиге нашей героини, то привезли его и сюда, на родину героини. На просмотр семью не пригласили. Никого. Посмотреть его пришла наша элита. Посмотрели, поговорили и разошлись... И все. Где-то в городе, в самом «низу» ее именем названа улица. То есть на памятник мы не разорились. А вот только на памятную доску на стенах гимназии, да еще школу назвали ее именем... Собственно, и все. Спроси кого, кто такая Римма Иванова? В лучшем случае — пожмут плечами. А ведь еще в 1916 году в Вязьме был открыт главный памятник погибшим в Первой мировой... И там, на одной из сторон, было золотыми буквами выбито имя нашей героини - Римма.

На встрече с семьей Риммы Ивановой мне показали множество фотографий: практически все похожи на Римму... Не имея своих детей, в них она возродилась...

Холодеют степи на ветру.
По земле война идет, лютуя.
Брат везет на родину сестру.
Мертвую. Убитую. Святую.

Насыпи за пасмурным окном
Ускользают вдаль неудержимо.
Спит сестренка непробудным сном.
Младшая сестренка... Римма!.. Римма...

Утренняя поздняя заря.
Паровоз крадется вдоль перрона.
Ставрополь. Начало октября.
Девушку выносят из вагона.

На перроне — мама и отец,
Город весь - от мала до велика.
Тысячи придавленных сердец...
Тишина. Ни шепота, ни вскрика.

Катафалк. В шпалерах — гарнизон.
Тянется процессия на гору.
В черное епископ облачен.
Погребенье у стены собора.

А вокруг церковного двора -
Та, еще живучая держава,
Где свою победу одержала
Римма, милосердия сестра.

День города День края, Георгиевск

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов