Игрища на руинах

Михаил Василенко

Трибуна депутата. Расследование ситуации вокруг Грушевского городища

Цитадель, погребенная под строительным мусором
Цитадель, погребенная под строительным мусором

«Утка» по-грушевски

Рецепт приготовления газетной «утки» несложен. Берут проблему - подлинную или мнимую, фаршируют передергиваниями и подтасовками. Добавляют фамилии известных людей, подперченные зубодробильными обвинениями и ярлыками. Полученную субстанцию густо присаливают крикливыми заголовками. В качестве обильного гарнира используют голословные предположения, намеки типа «сами понимаете, тут дело нечисто», а то и заурядную ложь. Полученный продукт сервируют на газетной странице.

Судя по ряду публикаций, на кухне «Открытой газеты», где заправляет шеф-повар Людмила Леонтьева, в приготовлении такого рода «утятины» весьма поднаторели. В расчете, видимо, на то, что читатель в подробностях публикации разбираться не станет, ославленные фигуранты судиться не захотят, опасаясь добавки в виде новых порций утиной стряпни, потенциальные жертвы убоятся, а имидж независимого и смелого издания окрепнет. Может быть, это и сходило с рук на фоне иных статей журналистов «Открытой». Но с недавнего времени схема стала давать сбои. Оболганные граждане и юридические лица начали обращаться в суды за защитой чести, достоинства и деловой репутации и, что характерно, выигрывать. Примером тому – дело по иску городского расчетного центра, которое дошло до Верховного суда и завершилось отнюдь не в пользу редакции.

1 - Граница памятника истории. 2 - Участок селища, где ведутся раскопки. 3 - Цитадель с валом и рвом
1 - Граница памятника истории. 2 - Участок селища, где ведутся раскопки. 3 - Цитадель с валом и рвом

Однако урок не пошел впрок. В № 44 за 11-18 ноября сего года в «Открытой» появляется статья Антона Чаблина «Остановить богатых вандалов». Она посвящена судьбе Грушевского городища, места для меня дорогого: в юности три года я участвовал в его раскопках. Понятно, что материал, подготовленный опытным журналистом, да еще так громко озаглавленный, не мог не привлечь моего пристального внимания. Но, к великому разочарованию, оказался очередным неароматно пахнущим блюдом из редакционного меню «Открытой газеты».

Рубрики, ниспосланные к материалу, вопиют: «Беспредельщики», «Криминальная история». И тут же крупно: «Местный олигарх Иван Тимошенко и глава администрации Ставрополя Андрей Джатдоев уничтожают памятник археологии федерального значения – Грушевское городище». Да еще с анонсом материала на первой странице!..

С виду – смело и беспощадно. Да вот незадача: больше недели разбираясь в содержании статьи, я не нашел ничего, что подтверждало присутствие вандализма в действиях названных лиц. И пришел к выводу, что нынешнее бедственное положение Грушевки, по большому счету, «Открытой газете» – до лампочки.

Судьба же городища – по-настоящему трагична. О том «Вечерний Ставрополь» писал на протяжении многих лет. Усилиями нашей журналистки Ольги Метелкиной – она еще и член президиума краевой организации общества охраны памятников истории и культуры – много раз ставился вопрос о спасении гибнущей Грушевки. К сожалению, в статье Чаблина истинные проблемы послужили лишь поводом для каких-то игрищ, связанных с чем угодно, кроме сохранения исторического наследия. Конечно, хорошо, что газета привлекла внимание к бедам Грушевского городища, но сделала все так, что лучше бы вообще ничего не делала.

Поэтому и решился я, как говорят, взяться за перо и в меру сил восстановить справедливую картину произошедшего и происходящего.

История вопроса

Раскопки селища
Раскопки селища

То, что сейчас именуется «Грушевским городищем» и находится на юго-западной оконечности Ставрополя, в VII - III веках до н. э. было поселением людей, близких к племенам кобанской культуры. Поселение состояло из селища, где люди, собственно, жили, и могильника. На высоком мысу, вдающемся в балку реки Грушевой, имелись каменные сооружения, здесь же незадолго до гибели поселения было возведено укрепление с каменной стеной, валами и рвом. Это – наиболее ценная часть памятника, где есть что музеефицировать, где можно создать археологический парк.

В научной литературе Грушевское городище впервые упоминается в 1949 году. Первые раскопки провела профессор Минаева. Затем о городище забыли аж до 1972 года, когда ставропольский археолог Анатолий Васильевич Найденко открыл его, по сути, заново. В 1973-1974 годах он в сотрудничестве с ленинградским археологом Александром Гадло провел новые раскопки, найдя амфоры с греческого Родоса.

Вновь Найденко вернулся в городище в 1977 году. В течение четырех лет силами двух сотен студентов-историков велись масштабные раскопки, которые деятельно поддерживала Лилия Леонидовна Ходункова, в то время – заведующая отделом культуры горисполкома. Тогда же возникли надежды на музеефикацию памятника. По крайней мере, мы восстановили часть крепостной стены и пытались консервировать погребения, обнаруженные на могильнике.

Но городище вновь надолго забросили. И лишь когда значительная часть территории памятника была отдана под строительство гаражного кооператива «Рубеж», провели научные изыскания. «Гаражные» раскопки завершились новым забвением памятника: лишь в нынешнем году археологи вновь появились на Грушевке. Но об этом позже...

В интерпретации Антона Чаблина история как самого памятника, так и исследования его выглядит совсем по-другому. Дело даже не в фактических ошибках, которые можно свалить на отсутствие специального образования. Хотя и они характеризуют поверхностное отношение автора к подготовке материала.

Находки 2015 года
Находки 2015 года

Дело в том, что автор настойчиво искажает масштаб событий. По его версии, раскопки велись десятилетия, хотя заняли они менее десяти полевых сезонов. Чаблин прописал в «оседлой» Грушевке кочевников скифов, и, думается мне, неспроста: мало кто из читающей публики слышал о кобанцах, а скифов в школе проходили все. К тому же подмена позволила для пущей важности притянуть к Грушевскому городищу «цепочку небольших курганов аж с Кравцова озера»: никакого отношения к нашему памятнику «цепочка» не имеет, кобанцы, в отличие от скифов, своих покойников хоронили не в курганах, а в ямах.

Называя Грушевское городище «едва ли не самым известным культурным объектом в Ставрополе», Чаблин утверждает, что находки, сделанные на нем, ни больше ни меньше – «перевернули все представления об истории Северного Кавказа». И не ведает он, что Татарское городище куда как крупнее и значимее Грушевки, хотя, разумеется, каждый памятник археологии важен и значим для науки. Но как бы кому ни хотелось, Грушевка ничего не перевернула в наших знаниях об истории макрорегиона, лишь пополнила научную копилку интересными данными, что само по себе замечательно.

Но Чаблину мало переворота. Ссылаясь на неназванных специалистов, он утверждает, что «научное богатство Грушевского городища немного больше, нежели в Танаисе». Для тех, кто, как и Чаблин, не в курсе: археологический заповедник «Танаис», расположенный в устье Дона, имеет площадь в три тысячи гектаров (Грушевка – 28 га, по официальным данным), содержит артефакты от древнего каменного века до XIX столетия, в том числе и руины древнегреческого города. Сравнивать эти два памятника некорректно с любой точки зрения.

Войдя в преувеличительный раж, Чаблин в одном из предложений поселение у Грушевой балки вообще отважился назвать городом. Вот уж переворот, так переворот, только не в науке: какие-то ставропольские «Помпеи» автор нагородил на месте давным-давно разрушенных кобанских жилищ, от которых местами сохранились лишь глиняные полы.

Спрашивается: для чего все эти гиперболические вольности? Думаю, чтобы возвести в степень масштаб заявленного в заголовке «вандализма»: вот, мол, на что руку подняли.

«Криминальная история» от «Открытой»

Как уже успел заметить уважаемый читатель, Грушевское городище лишь эпизодами пользовалось людской, в том числе властной, благосклонностью, в основном пребывая в забвении. О чем говорить, если памятником федерального значения оно признано только в 1995 году, границы памятника утверждены лишь через девятнадцать лет (!) в 2014 году, а учетная карточка на памятник вообще отсутствует.

Все это время городище оставалось бесхозным, не охранялось, было брошено на произвол судьбы. Что волновало некоторых ученых, журналистов, общественников, да и только. Если Татарское городище довольно давно включено в состав музея-заповедника имени Прозрителева и Праве и тем самым защищено и присмотрено, то Грушевка оставалась и остается «ничейной». По мере приближения городской черты ее участь становилась все более плачевной.

Поскольку чиновники, ведавшие в крае охраной памятников, в течение сорока одного года (с 1973-го по 2014-й) не удосуживались узаконить границы памятника, то на территории селища не прекращалась хозяйственная деятельность, построен уже упомянутый гаражный кооператив впечатляющих размеров, остальная земля оказалась в собственности у разных юридических лиц. И какие к этим лицам претензии?..

Селище сегодня – это большой пустырь, в недрах которого таятся артефакты. И только. Главная трагедия произошла в цитадели. Охраняемая одним металлическим щитом с информацией об археологическом памятнике, с 1982 года она стала местом для костров и пикников. Потом щит украли. Потом украли камни из раскопа, некогда служившие частью сооружений более древних, чем оборонительная стена цитадели. А потом пришла и настоящая беда: несколько лет назад почти весь раскоп, а также северный, наиболее мощный участок стены, ров и вал, расположенные перед нею - словом, все наиболее ценное и значимое, – были погребены под слоем глины и строительного мусора толщиной до девяти метров. Рассказывают, что злоумышленники бульдозером своротили часть стены, создавая проезд для самосвалов, тем же бульдозером разравнивали горы мусора, чтобы больше его поместилось, и действовали подобным образом не один год.

Мы в «Вечерке» тогда еще забили тревогу: совершается уголовно наказуемое деяние, уничтожается памятник, который изначально предполагалось музеефицировать и сделать туристической достопримечательностью Ставрополя. Никто, к сожалению, не отреагировал на наши публикации, как и на протесты научной и краеведческой общественности. В итоге вандалов не нашли.

Теперь, чтобы вернуть цитадель хотя бы к тому виду, какой она имела в 1981 году, надо вложить огромные деньги, которых в городском бюджете нет и не предвидится в ближайшие годы: кризис. Или честно признать, что наиболее ценная часть памятника археологии федерального значения утрачена навсегда. Часть, без которой все остальное, можно сказать, теряет смысл в свою очередь.

Вот где криминал! Но обозреватель «Открытой газеты» Антон Чаблин об этом упоминает вскользь, одним предложением, без эмоций и негодования. Главная проблема и беда Грушевского городища его не беспокоит. Еще чего! Ведь ни Тимошенко, ни Джатдоев к вопиющему акту вандализма, очевидно, никакого отношения не имеют. Настолько никакого, что даже мастера словесной эквилибристики из «Открытой» не смогли притянуть их к факту разрушения цитадели.

Что же инкриминирует «Открытая» «олигарху» и главе администрации? Начнем с уважаемого Андрея Хасановича, поскольку он упомянут в статье, помимо оглушительного заголовка, лишь... единожды. Цитирую: «...это не помешало Андрею Джатдоеву утвердить проект изменений в генплане развития Ставрополя по 529-му кварталу, в котором и расположено Грушевское городище». Все. Статья на целую страницу, а про одного из «вандалов» – семь строчек.

Зато каких: перл даже для «Открытой газеты». В смысле попадания пальцем в небо. Потому что Уставом города глава администрации вообще не наделен полномочиями утверждать изменения в генеральный план. Норма эта действует много лет, и Леонтьева с Чаблиным давно могли бы выяснить: генплан и изменения в него утверждаются городской Думой после целой подготовительной процедуры, включающей в себя в том числе публичные слушания. Дума и только Дума полномочна на решения, касающиеся генерального плана. А Андрей Джатдоев ее депутатом не является и связан с Думой главным образом трудовым договором. «Беспредельщики», «Криминальная история», «вандалы» – помните названия рубрик и заголовок статьи? Ну и что за ними?..

После такого конфуза порядочные люди приносят извинения. Однако боюсь, что Андрей Хасанович извинений от «Открытой» не дождется.

Тень на плетень

Куда же от главной, судьбоносной для городища проблемы уводит нас Чаблин и его газета? А уводят они на периферию памятника или, проще говоря, на самую окраину селища, о музеефикации которой речь никогда и не заходила. Да и что там музее-фицировать – слой чернозема, при отсутствии остатков зданий и сооружений? В отличие от цитадели, где все это есть, но разрушено или разрушается.

Имеется, правда, еще одно отличие. Земельные участки, на которых расположена цитадель, относятся или к лесному фонду РФ, или ни в чьей собственности не находятся и для любой хозяйственной деятельности, кроме разбивки археологического парка, не годятся. А вот земля бывшего кобанского поселения - уже в частных руках: пока чиновники, отвечающие за охрану памятников, десятки лет волокитили определение границ Грушевского городища, земля, что называется, ушла, о чем сказано выше.

Наивно думать, что владельцы участков на теперь уже официально признанной территории археологического памятника не планируют их каким-либо образом использовать для своей пользы. Но пока осязаемо не проявляют свои устремления. Кроме Ивана Михайловича Тимошенко, купившего участок в 2010 году, когда участок не являлся памятником. Вот из-за этого трехгектарного куска земли и поднят весь скандальный сыр-бор.
Формальным основанием для него послужило то обстоятель-ство, что в свидетельстве о госрегистрации права собственности на участок, выданном Тимошенко в 2010 году, записано: «Назначение: для проектирования и строительства жилого массива». А вот кадастровый паспорт того же земельного участка (читаю копию от марта 2015 года) разрешает использовать его только под парки и скверы. Как такое может быть, я объяснить не берусь, но понимаю, что второй документ, так сказать, весомей. Пока в нем записаны «парки и скверы», жилой массив на участке не появится, что бы ни содержали другие документы.

Выяснив, что участок отнесен к памятникам археологии, Иван Тимошенко инициировал раскопки на своем участке и взял на себя все связанные с ними расходы. Для чего в апреле с.г. заключил договор с государственным унитарным предприятием «Ставкрайимущество» на проведение научно-исследовательских спасательных археологических работ (раскопок) части Грушевского городища. Цена договора – пять миллионов рублей, из которых половину заказчик (Тимошенко И. М.) уже заплатил.

В мае с. г. замминистра культуры РФ Е. Б. Миловзорова выдает открытый лист (то бишь разрешение) на право проведения археологических полевых работ на территории Грушевского городища в 529-м квартале Ставрополя сроком по 1 апреля 2016 года. Открытый лист получает сотрудник «Крайимущества» археолог Валерия Николаевна Галаева, до этого добрый десяток лет ведавшая Татарским городищем и имеющая опыт археологических изысканий.

1 июня раскопки начались и велись до конца августа, пока по разным основаниям не были приостановлены: прокуратура Промышленного района начала оспаривать законность договора купли-продажи «тимошенковского участка», а краевое управление по сохранению и государственной охране объектов культурного наследия потребовало доработать необходимую документацию.

При всем при том за лето Валерия Галаева и ее сотрудники сделали немало, следуя, что особенно важно, всем научным правилам и канонам. Впечатляющий по размерам, строго разбитый на квадраты раскоп – тому подтверждение. И если бы не приостановка работ, думаю, все три гектара были бы уже вскрыты исследователями. После чего можно было бы вести речь о дальнейшем использовании изученного участка, из которого наука взяла все, что можно.

Как же все эти события, выдержанные в рамках закона и находящиеся под контролем соответствующего государственного ведомства, выглядят на странице «Открытой газеты» в переложении Антона Чаблина? Прямо скажем, искаженно и передернуто, если так можно выразиться.

Озадачивает уже первое предложение: «сегодня прямо посреди городища может вырасти новый микрорайон, застройщиком которого выступает известный в Ставрополе бизнесмен (и бывший мэр города) Иван Тимошенко».

Ну, во-первых, не «прямо посреди» – смотри карту. Во-вторых, ни проектно-сметной документации, ни разрешительных документов на «микрорайон» нет и не готовится. В-третьих, Иван Тимошенко, хоть и известный бизнесмен, но застройкой никогда не занимался и даже не имеет необходимой для этого лицензии.

Разбираясь в грушевских проблемах, я обратился к самому Тимошенко с вопросом, собирается ли он вести строительство на своем участке. Привожу его ответ: «Я не являюсь застройщиком, строить ничего не собираюсь. Что будет на участке, определит проект планировки территории, основанный на генплане города. Пока такой проект на этот участок даже не начали разрабатывать». Думаю, приведенные слова можно считать официальным и публичным заявлением бизнесмена.

Дальше – веселее. Антон Чаблин уходит в дебри земельных отношений, вопрошая, каким образом земля под объектом культурного наследия оказалась в частной собственности, тогда как «испокон веку являлась муниципальной», о чем имеются «все документы» (цитаты из статьи). Странно, что автор не нашел ответ, лежащий на поверхности. Но мы-то с вами, уважаемый читатель, уже знаем, что краевому министерству культуры понадобилось 19 лет, чтобы провести и узаконить границы памятника, Указом Президента РФ от 20.02.1995 года № 176 поставленного на государственную охрану как объект федерального значения. А когда спохватились, повторю для «ОГ», земля оказалась в частной собственности.

Теперь о муниципальности земельного участка «испокон веку». Не ведаю, какие «все документы» имеются у Чаблина, мне достаточно приказа министра культуры № 249 от 30 апреля 2014 года с названием «О границе территории объекта культурного наследия федерального значения «Грушевское городище, VII-III вв. до н. э.». Того самого долгожданного приказа, который продвинул дело охраны городища и на который обозреватель «Открытой» ссылается в своей статье. Цитирую первый пункт приказа: «Утвердить прилагаемые: границу территории объекта культурного наследия федерального значения «Грушевское городище, VII-III вв. до н.э.», Ставропольский край, Шпаковский район, 3 км юго-западнее г. Ставрополя; правовой режим использования земельных участков в границе территории объекта культурного наследия федерального значения «Грушевское городище VII-III вв. до н.э.», Ставропольский край, Шпаковский район, 3 км юго-западнее г. Ставрополя». Конец цитаты, говорящей, что в упомянутом Указе Президента РФ городище числится еще по своему исконному, шпаковскому адресу. «Прописку» на 529-й квартал Ставрополя оно поменяло лишь несколько лет назад, тогда, естественно, и став муниципальной территорией. Это вовсе не мелочь, а очень даже важное обстоятельство, говорящее, во-первых, где надо отслеживать историю земельных участков, а во-вторых, что автор статьи имеет смутные представления о предмете своих рассуждений...

Продолжим поиск признаков вандализма в действиях Ивана Тимошенко, а заодно заявленные газетой криминал и беспредел. Вот вроде находим нечто, смахивающее на это, но, оказывается, опять не то: Чаблин почему-то приплел далеко не первой свежести историю про участок в Мамайском лесу, которой уделил внимания в разы больше, чем разрушению грушевской цитадели.

Археологи-«вандалы»

После Мамайского леса Чаблин перекинулся на археологические работы, которые летом вело «Ставкрайимущество». Воскликнув «никаких археологов на Грушевском городище быть не должно!» (не поверите, но дословно так в «Открытой»), автор скандального текста окончательно запутывается: «На фото, сделанных под окнами «Олимпийского», видно, как археологи продолжают ударно трудиться на раскопках древней цитадели». В газете – одно фото: некая фигура в одиночестве у края раскопа. А главное – не видно никакой цитадели. Да и откуда ей там взяться, если уже две тысячи лет она располагается в полукилометре южнее нынешних раскопок, затронувших, напомню, только северную периферию селища. Что и подтверждает снимок, приведенный не кем-нибудь из «вандалов», а самой «Открытой газетой».

Не способный (или не желающий) разобраться в простейших вещах, автор вновь, не понятно перед кем, ставит вопросы: «Кто вообще контролирует качество столь сложных работ? Куда отправляются найденные в земле тысячелетние артефакты?» Все эти вопросы остаются без ответов. Для Чаблина без ответа. Мы же находим их не напрягаясь. Контролирует – краевое управление по сохранению и госохране объектов культурного наследия во главе с Татьяной Гладиковой. Контролирует по-настоящему, даже раскопки приостановило из-за изъянов в разрешительной документации. О чем Чаблину хорошо известно и о чем он сам же пишет двумя абзацами выше своих наивных вопросов. Ну и об артефактах: государственное предприятие «Ставкрайимущество» передает их государственному же краеведческому музею-заповеднику им. Прозрителева и Праве. Точка.
Наконец, кульминация археологических измышлений Чаблина: «Вероятнее всего, раскопки вообще ведутся для отвода глаз, для галочки в разрешительных документах – мол, археологический памятник сохранили, а значит, строить здесь жилой массив можно». В том, что это не так, я убедился, пройдясь по грушевской земле, поговорив с Найденко и Галаевой. Но мог бы ничего этого не делать. Потому что чаблинское «вероятнее всего» развенчивает... Антон Чаблин собственной персоной. Бросая тень на археологов в четвертой колонке своего опуса, в первой колонке того же опуса он, доказывая всемирно-историческое наследие Грушевки, сообщает: «А совсем недавно на окраине цитадели нашли погребение двух женщин - умершей своей смертью знатной и умерщвленной вместе с нею рабыни. Там же обнаружили останки жертвенного животного (козла) и богатые женские украшения». «Совсем недавно» – это лето 2015 года. «Нашли» – это экспедиция Галаевой из «Ставкрайимущества» по договору с Тимошенко. Совершить находки для отвода глаз и галочки в документации – такого российская археология еще не знала. Ну и «окраину цитадели» второй раз комментировать не буду, чтобы коллега не выглядел совсем уж нелепо.

Произведение «Остановить богатых вандалов» завершается мутными намеками в адрес суда и прокуратуры, не относящимися к сохранению Грушевского городища. А где же «вандалы»?..

С «вандализмом» Андрея Джатдоева мы все выяснили: домысел, поклеп, притягивание за уши. Тимошенко тоже не типичный вандал: ничего не разрушает, раскопки финансирует. Из действующих лиц остаются только археологи. Видимо, они – оборотни с лопатой, археологи-вандалы, мешают созданию «археопарка», о котором для виду печется «Открытая» со своим обозревателем.

Что в сухом остатке? Газета поскандалила, на ровном месте, в общем-то, ославила известных людей, а также запутала читателей в столь важном и благородном деле, как спасение гибнущего памятника истории. В истинных мотивах статьи разбираться не буду, но, сдается, они страшно далеки от сохранения объектов культурного наследия.

А как быть с городищем, на свою беду оказавшимся под боком у крупного города? Полагаю, его судьба решается именно сейчас, когда есть последний шанс найти разумные компромиссы между сохранением и реставрацией памятника истории, с одной стороны, и современными насущными проблемами Ставрополя - с другой. Для этого как раз и нужен проект планировки территории, которым следует определить зоны, имеющие особую историческую, научную и туристическую ценность, для создания на них археологического парка и филиала краеведческого музея. А также зоны, такой ценности не представляющие и могущие после необходимых изысканий использоваться по другому назначению. Например, под строительство шестиполосной магистрали, призванной спасти Юго-Западный район от пробкового коллапса на дорогах. За счет хозяйственной деятельности на периферии памятника можно было бы изыскать средства для реставрации и музеефикации цитадели.

И последнее. При всей сложности момента, с оптимизмом смотрю на будущее Грушевки. Во-первых, власти города и края поворачиваются лицом к проблемам памятника. Во-вторых, общественность начинает понимать, чего мы лишимся, утратив Грушевское городище. В-третьих, заработал государственный орган в виде упомянутого выше управления, возглавляемого Татьяной Гладиковой. Кстати, по ее словам, собственники земельных участков, на территории которых расположен наш памятник, официально подписали охранные обязательства.

А значит, археологам быть на Грушевском городище. Исследования продолжатся. Будут сделаны новые находки и открытия. Придут к нам из глубин веков следы далеких предков, чтобы навсегда остаться в музейных экспозициях. Кто бы как бы ни наводил тень на плетень, готовя очередную газетную «утку».

Михаил ВАСИЛЕНКО, депутат Ставропольской городской Думы

Открытая газета, расследование, депутат, Грушевское городище

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Последние новости

Все новости