Испытание и возрождение

Елена Павлова

Испытание и возрождение
Грядет праздник Успения. Завтра ранним утром пройдет обряд водосвячения и разольется по округе колокольный звон. А потом будет служба. В Свято-Успенском храме Ставрополя это будет особый день. Таким же праздничным погожим днем при большом скоплении народа 160 лет назад начиналась его история. Тогда горожане собрались на освящение только что построенного храма с одним Престолом во имя Успения Божией Матери.

Впрочем, история его начиналась еще раньше. Здесь было только кладбище, а по православным традициям должна была находиться и церковь, и горожане просили ее построить еще в 20-х годах XIX века. Но начал храм строиться только четверть века спустя — в июне 1847 года. Первый его строитель и жертвователь купец Иван Ганиловский не дожил до светлого дня освящения храма, он видел его возведенным лишь до окон... «Здание было закончено без благочестивого строителя, останки его почивают близ храма», - писали «Епархиальные ведомости».

Церкви строятся на века. Людской же век короток. Немногие из тех, кто был на освящении Успенской церкви тем светлым августовским днем 1847 года, дожили до эпохи мракобесия, эпохи строительства нового строя, когда рушили в прах святыни и создавали земных богов.

...И помещиков с попами 

отправляли в «мир иной»,

Пятилетними шагами 

отмеряя «рай земной».

«Счастья» вдоволь нахлебались,

Слез моря, а не ручьи,

Так в итоге оказались

И не Божьи, и ничьи.

(Из поэмы Николая Мельникова «Русский крест»)

Церквям, которые в золотом XIX веке строились на века, все это довелось пережить. Или не пережить. Из двадцати восьми храмов Ставрополя уцелело два. Успенский ни на один день не закрывался — даже в самые смутные времена. Когда вручную (силами заключенных) разбирались по камням Троицкая, Варваринская церкви, Казанский собор, когда боролась за жизнь 100-метровая красавица колокольня Кафедрального собора, которую с первого раза не смог сокрушить мощный заряд взрывчатки... Да и второй заряд смог лишь оторвать ее от земли и только потом, когда колокольня упала, ее добивали, круша ломами и кирками... И тогда отсюда, из Успенского собора, возносились молитвы: «Прости их, Господи! Не ведают, что творят»...

Почему не тронули Успенский собор?.. «Сохранил Господь», - говорит нынешний настоятель собора протоиерей Павел Рожков...

Священники Михаил Моздор и Василий Архипов поясняют: первыми советская власть уничтожала те храмы, которые стояли на возвышении, на виду. А Успенский — в низинке, в тихом месте, вокруг вековые деревья. Так что спасла его, видимо, неприметность. Однако и долгих лет жизни партчиновники для него не планировали. На излете социалистического строя здание, хоть и было внесено в реестр памятников истории и архитектуры краевого значения, но сохранять его никто, похоже, не собирался. Комиссии, периодически проводившие технические обследования, потихоньку накапливали акты о ветхости, возникающих трещинах и прочих признаках износа строения, видимо, намереваясь признать здание аварийным, дабы на этом основании закрыть...

А потом пришли 90-е — годы больших перемен и больших испытаний. Но они были и временем переосмысления, когда очень многие душой, сердцем и сознанием приходили к Богу.

Отец Павел стал настоятелем собора именно в это время — 20 лет назад. Тогда очень многое здесь было в разрухе и разорении. И кладбище, на котором нашли успокоение многие известные люди дореволюционного Ставрополя, и сам храм. Сделано за эти годы очень много — сейчас это исторический и мемориальный комплекс. Конечно, годы, а может, и десятилетия потребуются на то, чтобы здесь все восстановить и обустроить. Построен и второй Придел, посвященный Божией Матери. В 1999-м это был новый проект, но оказалось, что это строительство будет тоже возвращением к истории, продолжением того, что некогда было остановлено, разрушено, утрачено. Когда стали закладывать фундамент, оказалось, что он уже есть, он был заложен еще до революции.

Теперь Придел возведен, а накануне праздника в витражах храма были выложены мозаичные изображения Божией Матери и Спаса.

Отец Павел с благодарностью говорит о людях, без помощи которых ему никак не удалось бы вывести храм из того плачевного состояния, в котором он пребывал в начале 90-х. Это Михаил Кузьмин (в то время мэр Ставрополя, ныне — депутат краевой Думы), Петр Марченко (Главный федеральный инспектор по СК, тогда — губернатор), директор музея-заповедника Николай Охонько, для которого Успенский храм и создание вокруг него исторического комплекса стало если не делом жизни, то очень важной в этой жизни частицей.

Николай Анатольевич за­остряет внимание на иконостасе. Он в храме Успения уникален своей исторической и философской ценностью.

И, конечно, главное богатство — чудодейственная икона Иверской Божией Матери. Она чудом уцелела в лихолетье 30-х, в храм попала из разрушенного Троицкого монастыря. Это тоже чудо — тот храм был практически разграблен. Только вот те, которые сдирали ее жемчужный оклад, не имели понятия о духовных ценностях и великой силе этой иконы. Уже потом монахини вручную расшили оклад бисером.

И сейчас люди доверчиво обращаются к Иверской Божией Матери, прося благословение на всякое доброе дело, моля об исцелении близких: «Пресвятая Богородица, спаси нас, спаси нас! По милость твою прибегаем», - звучит церковный притч в вечерне. И Богородица исцеляет и защищает от врагов видимых и невидимых, помогая обрести мир и согласие с близкими, с самим собой, давая силы жить, верить и видеть свет.

Фото Александра ПЛОТНИКОВА.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Статья очень даже <a href="http://www.yandex.ru">неплохая</a>. Порекомендую друзьям и близким, [url=http://www.yandex.ru]спасибо[/url] за ваш тяжелый труд!
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов