Испытано на себе: кого же защищает закон об опеке?

Лариса Ракитянская

С процедурой оформления опекунства я столкнулась еще в мае этого года, когда нотариус отказалась (в очередной раз!) выдать мне генеральную доверенность на три года на получение пенсии мужа. Десять лет он болел после двух инсультов. Последние шесть из них это был ребенок — со всеми проблемами, сложностями, затратами. С каждым месяцем добавлялись лекарства, росла и их стоимость… Это означало одно: пора оформлять опеку и жить на мои 8500…

Началось хождение по мукам. Поиск адвоката, который помог бы составить заявление в суд о признании мужа недееспособным, опускаю. Юрист (с бывшей моей работы) бесплатно все сделала. В июне прошло первое заседание суда (предварительное, как указано в письме), где познакомились со мной судья, представитель из прокуратуры. Дали одну рекомендацию: ждать, когда специалист из Ставропольской краевой клинической психиатрической больницы № 1 побывает у нас дома и сделает заключение. В июле, взяв такси, привезла врача домой на короткое «рандеву» и отправила ее потом по указанному адресу. Все это стоило мне 760 рублей.

И снова — ожидание. В августе новая встреча в суде. Но заседание не состоялось, так как не пришел представитель из совета по опеке. Прождав около часа (для меня, кстати, это была пытка, ведь муж дома один, я его больше чем на 20 минут не оставляла), я узнаю, что суд перенесли. Хорошо, что судья с согласия представителя прокуратуры предложила мне оставить заявление о доверенности суду и рассмотреть дело без моего участия.

В сентябре пришло решение суда: муж признан недееспособным.

Думала: ну все, теперь совет по опеке - и конец мытарствам. Не тут-то было! В совете по опеке мне дали список учреждений, организаций (из более 10 пунктов!), которые я обязана посетить, получить заключения, что я не состою на учете по психическому, венерическому, наркологическому и другим заболеваниям. Даже из милиции надо было справку принести, что я не «числюсь среди убийц».

Поняв, что мне это не под силу, решила возложить проблему на внучку. До конца октября она добросовестно изо дня в день ездила, ходила, звонила, напоминала, собирала справки. Мытарств тоже было немало.

Приведу пример одного из них. Пришел ко мне специалист из Роспотребнадзора, записал метраж нашей однокомнатной квартиры, в которой мы живем 30 лет, отметил, что пол — паркетный, на кухне — линолеум, вентиляция работает, на стенах обои. И все.

Не знаю, кому и зачем это нужно. А ждать этого специалиста пришлось почти месяц…

Или другой пример. Надо было срочно предоставить справку из БТИ, пришлось уплатить за нее 360 рублей…

В конце октября заседание по опеке состоялось, дали «добро». Но получить справку я так и не успела — муж умер.

Вот я и думаю: кому нужна такая процедура оформления опеки? Мне говорили, что она защищает больного от непорядочных опекунов. Согласна! Но кто подумал о тех, кто УЖЕ И ТАК ДОБРОСОВЕСТНО УХАЖИВАЕТ за больным?

На пять месяцев моего мужа фактически лишили пенсии. Усложнили ему жизнь или нет?

Да, мне помогали дочь, зять, внуки, друзья, Союз журналистов России. У мужа были свои средства, заработанные нелегкой службой! Но я все равно чувствую себя наказанной, потому что теперь только в мае 2013 года я получу пенсию мужа. Когда вступлю в наследство. Не вышла у нас «ложка к обеду», когда деньги были так нужны…

Я не обвиняю тех, с кем приходилось общаться во время «опекунской эпопеи». Они сами, как я заметила, от такой процедуры не в восторге.
Я благодарна судье Е. А. Алейниковой, представителю прокуратуры М. К. Протасовой, врачу Н. П. Масловой, юристу Е. И. Сарычевой за их внимательное отношение, сочувствие и поддержку. С пониманием ко мне отнеслись и в совете по опеке. Но этого МАЛО!

Считаю, что надо менять закон об опеке, чтобы он не ущемлял права больного, но и не наказывал тех, кто за ним ухаживает…

Мы с мужем Виктором Павловичем Тлустым прожили вместе более 51 года. Из Ставропольского РТУ (радиотехнического училища) были направлены в Молдавию, через семь лет румынскую границу сменили на японскую. После пяти лет сахалинской жизни вернулись в Киев, закончили службу под Одессой. Сколько же мы вместе пережили трудностей и испытаний! Но какой интересной была наша жизнь, сколько было в ней радости, открытий, сколько мы приобрели друзей. Повидали всю страну, побывав и на Камчатке, и на Курилах, и в Приморье…

И как же обидно теперь становится за наши непродуманные законы!

Тамара Тлустая, член Союза журналистов России.

Комментарий журналиста

«Я волком бы выгрыз бюрократизм…» — сколь актуальна эта строчка Маяковского и сегодня! Думаю, каждому из нас так или иначе приходится сталкиваться с бюрократической машиной. Но что на нее обижаться — она же только железка! Так хочется думать, когда тебя лично не касаются ее жернова!
Все, о чем написала Тамара Алексеевна Тлустая, знакомо многим горожанам. Я с бездушным механизмом законов, правил и инструкций тоже имела дело. Моя мама умерла в конце января 2012 года, а с 16 февраля я активно занялась оформлением права на наследство. Список организаций, которые надо было посетить и принести оттуда справки для нотариуса, оказался тоже весьма внушительным — благо, не все пункты меня касались — из-за того, что не было у мамы машины, дачи, иной недвижимости или собственности. Были только акции одной из крупных компаний, и нотариус писал запрос реестродержателю. И тут вышла ошибка — запрос-то — документ шаблонный, и специалист забыла исправить одну фамилию на другую, когда готовила новый документ. В результате ответ от реестродержателя я получила только в конце августа.

А до этого мне и квартиру, и те же акции оценивали, и справки о заключении-расторжении ее брака я получала в загсе (у нас разные фамилии, да и мама свою меняла после развода с мужем). На все требовалось время — неделька там, три дня тут…

А еще потребовалось получить в БТИ кадастровый паспорт. Спасибо, сотрудник нотариальной конторы предупредила: если у вас такой документ имеется, и он не просрочен, то новый получать не надо, ибо действителен он в течение шести лет с даты выдачи. Не знай я этой детали заранее, пришлось бы платить еще 1800 рублей за кадастровый паспорт — об этом в БТИ меня сразу же предупредили, когда я пришла за другой бумагой и по другому вопросу…

Когда же наступил последний этап (это уже в октябре!) и были получены свидетельства на право наследования части квартиры и акций, тоже пришлось побегать. Дважды приходила в Регпалату, и из-за большой очереди не смогла эти документы сдать на получение «розового» свидетельства. Потом мне сказали: запишитесь через Интернет. Знаете, сказать проще, чем сделать! Около трех часов я на это потратила — ну не получилось у меня, человека, более-менее «дружного» с компьютером, все сделать с первого раза. Пришлось даже звонить консультанту в Регпалату. В результате эта «услуга» для меня по времени оказалась равной тем минутам и часам, которые бы я потратила в очереди — тот же компот!

Это меня особенно сильно расстроило. Потому что еще весной этого года я в этой же «конторе» брала выписку из Госреестра, и процедура эта не была для меня особо мучительной: пришла, записалась заранее на прием к специалисту, получила приглашение, в котором было указано время моего визита. Зная, что мне предстоит поход в эту организацию, спланировала свое время, и все вышло без нервов.

Спрашивается, зачем отменили эту самую предварительную запись в Регпалате? Интернетом у нас еще далеко не все поголовно пользуются, а спроси любого про свободное время, тебе ответят — ты что, мне суток не хватает! Вот и стоят, сидят и прохаживаются граждане по двору и коридорам этой организации — иной день их пушкой не пробьешь! Да еще за госуслугу пошлину теперь не в специальном окошке принимают, а в терминалах. К ним тоже очередь, потому что люди заполняют нужные окошки по нескольку раз — кто-то ошибается при наборе, у кого-то не один объект недвижимости идет на оформление. При мне один из терминалов инкассаторы «доили» — на это тоже время ушло.

А почему бы не оставить одного кассира для приема госпошлины — на случай непредвиденный? Да и для пожилых людей общение с человеком, а не с автоматом гораздо проще. А так у того же терминала тоже вынуждены дежурить две девушки — помогать людям разбираться с техникой. Ну и что же тогда мы выгадали? Одних сократили, других приняли? Не понятно!

Все это я рассказываю к тому, что бюрократическая машина у нас еще не работает как часы. И до получения всех необходимых справок по любому вопросу нужно дойти, доехать, потратив немало времени. И денег, что тоже для многих весьма существенно.

На оформление моего простого вопроса ушло, к примеру, 8 тысяч 300 рублей. Да, я всю сумму не платила сразу — там 200, там 400, там 500. А вот только сейчас специально подсчитала свои растянувшиеся во времени затраты и ахнула...

Что тут еще добавить? Да ничего! Мы пока смиренно бегаем, ходим, звоним, платим… Но от этого желание «волком выгрызть бюрократизм» не пропадает. И остается только желанием — без возможности что-либо изменить.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов