История большой трагедии маленького города

Нина Погребная

Человечество не знало до 1933 года (приход к власти Адольфа Гитлера. – Прим. ред.), насколько жестоким оно может быть, что даже через через много десятилетий весь мир с содроганием произносит слово «холокост». Роль отдельной личности в нашем восприятии ужасов Второй мировой войны мы отодвигаем, сами того не замечая, на второй план: мы видим в первую очередь масштаб, цифры и не всегда задумываемся, что каждая единичка, составляющая страшные семизначные числа, - это человек. Человек с чувствами, планами на будущее, человек, который собирался с силами, чтобы признаться в любви, или новатор с гениальными научными идеями. Нам хорошо известно, как работала фабрика смерти в нацистских концентрационных лагерях, которые находились где-то там, за тысячи километров от нашего города. Но что если такие же зверства происходили не «где-то там», а с соседями наших бабушек и дедушек, с гениальными учеными и хирургами Союза в самом центре Ставрополя?

Фрагмент экспозиции о жертвах холокоста.
Фрагмент экспозиции о жертвах холокоста.

Изучение холокоста в университетах, а тем более в школах, зачастую оставляет без внимания локальную историю, из которой и складывается ужасающая картина. Но гибель невинного человека не может быть более или менее важной! Каждая оборвавшаяся жизнь становится для кого-то немыслимой трагедией. А уж где это произошло, в газовой камере концлагеря Треблинка или в расстрельном рве у горы Кольцо, совершенно не имеет значение. Ни одна незаконно оборванная судьба не должна обесцениваться и пропадать в истории, ведь память о холокосте будет существовать до тех пор, пока помнят об убитых: будь то в огромных лагерях или в лесополосе  возле крохотной деревни.

В Ставрополе группа инициативных ученых уже почти 10 лет по крупицам собирает сведения о тех, кто, отдавая себя самой мирной в мире профессии – врача, погиб от рук нацистских оккупантов. Эти люди создали уникальный музей, экспонаты которого рассказывают об истории Ставропольского государственного медицинского университета, который пережил очень тяжелые времена.

«Война сильно ударила по вузу. Больше нигде в России не погибло столько институтских сотрудников и студентов: 72 человека вместе с семьями»,

– рассказывает руководитель музея СтГМУ Андрей Карташев.

Студентка СтГМУ А.Л Багдасарова заняла 3-е место на Международном конкурсе «Память о холокосте – путь к толерантности», проводимом НПЦ «Холокост». 2019 г.
Студентка СтГМУ А.Л Багдасарова заняла 3-е место на Международном конкурсе «Память о холокосте – путь к толерантности», проводимом НПЦ «Холокост». 2019 г.

Первые выставки здесь начали проходить в 2009 году, за 4 года до официального открытия. Все началось с историй фронтовиков и военных врачей Великой Отечественной войны, а первыми предметными экспонатами стали винтовки, штыки, каски и другие атрибуты сражений. Сотрудники музея сразу же начали работу над Книгой памяти, которую впервые опубликовали в годовщину победы – в 2010 году. Уже при ее составлении стало понято: выставка должна рассказывать не только об участниках боевых действий, но и о жертвах оккупационного режима. К тому же в 2010 году по инициативе тогдашнего ректора Валентины Муравьевой был воссоздан и открыт памятник погибшим сотрудникам и студентам с полным списком имен. Так и начался трудный путь скрупулезных поисков информации о тех, кто не дожил до Дня Победы.

Пытаясь отыскать имена и фамилии, Андрей Карташев и его коллеги тщательно изучали и собирали всю информацию о человеке, но для музейной выставки этого было недостаточно - не хватало визуализации.

«Для нас очень важны фотографии невинно убитых людей, – продолжает историк медицины Андрей Карташев. – Это трогает за душу: на тебя смотрит лицо, полное чувств и энергии, живой человек, чей путь внезапно оборвался. Музей – это не архив и не книжная выставка, это все же и предметы, и фотографии».

Фрагмент экспозиции. В центре - диссертация погибшего при холокосте.
Фрагмент экспозиции. В центре - диссертация погибшего при холокосте.

Теперь перед ставропольскими хранителями памяти стояла непростая задача: отыскать фото или личные вещи. Иногда в реализации благородной цели сопутствовала удача, и родственники сами выходили на связь, как, например, семья Полонских из Волгограда, родственников профессора Алексея Полонского, трагически погибшего в последний месяц оккупации. Они были очень рады такому сотрудничеству и присутствовали на открытии памятника. Сын Алексея Полонского Борис помог воссоздать страшную картину оккупационных будней и стал участником первого документального фильма о сотрудниках СтГМУ, которые стали жертвами холокоста, «Семестр, которого не было».

Писали историкам и из-за границы. Людмила Шварцман, невестка профессора Якова Шварцмана, вышла на связь из израильской Хайфы. Она искала информацию об эвакуированном из Одессы родственнике. Благодаря музею она получила интересовавшие ее данные, а экспозиция пополнилась фотографиями из семейного архива.

Также неожиданно нашлись и фотографии Абрама Френкеля, чей выживший племянник опубликовал воспоминания о тех временах. Сотрудники музея сразу начали поиски автора и натолкнулись на него в телефонном справочнике Москвы. К сожалению, он на тот момент уже умер, но его жена с радостью поделилась координатами детей, который увезли весь семейный архив с собой в Израиль.

Некоторые фотографии находились там, где и не ждали: в фондах краевого музея, на групповых снимках медицинского техникума. Эта удивительно сложная работа позволила в конечном счете переиздать в 2015 Книгу памяти и вывести музей на международный уровень.

«Мемориальный комплекс истории холокоста «Яд Вашем» с радостью принял наш фильм «Семестр, которого не было», ведь они как раз обращают внимание на локальную историю. Мы отправили и Книгу памяти уже в новом издании, и еще одну работу, инициатором которой была ставропольская еврейская община. Это книга об известных евреях Ставрополя, а раздел, посвященный холокосту, сделали как раз мы», 

- говорит Андрей Карташев.

Проект «Семестр, которого не было» дважды представлялся на форуме «Машук» и получил грантовую поддержку, а образовательно-просветительская деятельность музея с прошлого года ведется в сотрудничестве с научно-просветительным центром «Холокост».

За десять лет работы музей собрал достаточно сведений о сотрудниках, студентах, выпускниках и их родственниках, находившихся в Ставрополе во время оккупации, однако, признается Андрей Карташев, искать данные о выпускниках и членах семей сложнее всего. Тем не менее деятельность исследователей продолжает развиваться, на базе музея организуются конференции, презентации и семинары, а материалы были представлены на выставке, посвященной холокосту на Северном Кавказе, в Ростове-на-Дону, ведь информация, нигде более не представленная, должна становиться достоянием общественности, которой предстоит хранить память в веках, и теперь, когда до памятного дня полной и безоговорочной капитуляции нацистской Германии остается меньше двух месяцев, «Вечерний Ставрополь» будет знакомить своих читателей с судьбами, с героизмом, самоотверженностью и преданностью своему делу тех сотрудников Ставропольского государственного медицинского института, которые стали частью трагической истории.

Фото предоставлены музеем истории медицины Ставропольского государственного медицинского университета.

СтГМУ, вторая мировая, война, музей, холокост

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Последние новости

Все новости