История жизни и смерти...

Наталья Буняева
Тузар Мишостович Гиоев
Тузар Мишостович Гиоев

Есть истории, о которых писать как-то... Не подберу слов, потому что панически боюсь старости. Больше скажу: не хочу ее... Потому что не знаю, что меня ТАМ ждет.

У меня в кабинете хорошая подруга - Светлана Владимировна Хетагурова. Ей за 80, хотя выглядит моложе, и вообще — симпатичная особа. Мне всегда хочется улыбаться, когда вижу, как она из-за чего-то хлопочет. Как мои тетя или бабушка прямо.

Я уже писала о ней: мы искали ее дядю, Тамби Гиоева, погибшего в 1943-м при невыясненных обстоятельствах. Сейчас что-то прояснилось: по последним данным, которые нашлись в архивах, он погиб в Крыму. Вот еще одна польза от присоединения нашего Крыма: архивы дополняются, появляются новые сведения. Связались с поисковиками Крыма, и не один раз. Они не обещают Тамби найти... Но постараются: «Вы же знаете, тут «мясорубка» была, тут ужас был...» Надеемся, что найдут...

Я никогда не интересовалась ее личной жизнью. А надо бы. Светлана Владимировна супруга Тузара Мишостовича Гиоева, балетного премьера Большого театра. До восьмидесятых годов был он в Москве, танцевал, пока не вышел на пенсию.

Детство и юность

Тузару в 1946 году было всего 12 лет, когда его и еще нескольких талантливых ребят из Осетии выбрали для учебы во всемирно известной школе классического танца — Академии русского балета имени Вагановой. Сегодня весь «танцующий» мир учится по системе Вагановой. А Академия считается высшим учебным заведением.

Тузар Гиоев: 1951 год. Академия танца в Москве
Тузар Гиоев: 1951 год. Академия танца в Москве

Кто прошел эту школу, тот навсегда остается верным балету, как единственному делу жизни. Они творцы и художники танца... Таким был и Тузар, выходец из селения Коста, блиставший на сцене Большого в «Лебедином озере», «Спартаке», «Баядерке»... Да во многих спектаклях он буквально парил над сценой. Парил недолго: нужно было искать, где работать — Академия окончена. В Осетии подобного театра нет, применить знания негде. И Тузар едет сначала в Челябинск, потом в Одессу. И, наконец, его призвал на свою сцену Большой театр, где ставил спектакли сам Григорович, который никого и видеть не хотел во многих постановках: «Только Тузар!» Так в репертуаре танцовщика появился балет «Алан», где он танцевал самого себя, сына гор и неба...

Пенсия

«Балетные» рано уходят на пенсию. Для многих это настоящая драма, особенно если танцевал не в кордебалете и мимансе, а был на первой линейке у самой рампы... Так и Тузар Гиоев, расставшись с балетом и уйдя на пенсию, долго не мог прийти в себя. Приехал в Ставрополь в 1980-м. Нашел свою Светлану, женился... Потом (ну не мог на месте сидеть!) вернулся в Осетию, стал главным хореографом национального ансамбля «Алан». До сих пор его с теплотой вспоминают тогдашние танцоры... Вспоминают и о том, что зала, так называемой «базы», для ансамбля не было. Ничего не было: ни зала, ни костюмерной, ни хоть плохонькой гримерки. И на дворе стоял 1996 год, когда точно было не до него и не до ансамбля. Но и в этих условиях Тузар оставался человеком из Большого театра, на всех танцах был отпечаток высочайшего класса.

Случилось так, что его заметили финны! И по приглашению Финляндии он едет и работает с местными ансамблями. И финская пресса буквально «заходится» от восторга: знаменитый танцор и его не менее знаменитый ансамбль буквально делают чудеса на сцене!

Ставрополь

«Большой вальс».
«Большой вальс».

А потом Тузар Гиоев вернулся в Россию, в Ставрополь, и стал работать с нашими ребятами. Был тренером по акробатике, выпустил 35 мастеров спорта по художественной гимнастике. У него брали частные уроки ребята, желающие попробовать себя в балете, поехать на экзамены. Кто-то просто так, для себя... Это убивало бывшего премьера: ну как же так? Он должен танцевать, блистать, его танцоры должны блистать!

В 2007 году Тузар Мишостович умер. Внезапно, неожиданно... И все. Похоронен в Ставрополе.

Его вдова плачет: «Я не знаю, что делать... Умер ТАКОЙ человек, и никто этого не заметил. Никакие театры, никакие власти... А у него могилка без памятника. Вы знаете, что это такое? Не дай Бог, я уйду и не успею поставить ему памятник! И тогда могила моего Тузара, приносившего славу Родине, исчезнет! Она просто сровняется с землей. Детей у нас не было: позаботиться некому. Я собираюсь продавать квартиру, чтобы купить что дешевле, хоть я не знаю, что дешевле? У меня одна комната... И как-то выкроить из этой продажи деньги для моего любимого Тузара...»

Без памяти мы?

Тузар Гиоев: епископ Клод в «Эсмеральде»
Тузар Гиоев: епископ Клод в «Эсмеральде»

Слушаю это все, и вот крутится мысль: мы что, вообще без памяти?! Мы вот живем в этом городе и не можем собрать деньги на надгробие? Светлана Владимировна куда-то ходила, кого-то просила. Потом перестала.

Не знаю, к кому обращаться, честно: неужели не нужен Тузар со своей жизнью и смертью никому? Ну раз уж вдова собралась последнее жилье продавать?

Я делаю попытку, я прошу всех, у кого есть возможность оказать помощь... Давайте поставим памятник и не будем подвергать старую женщину риску быть обманутой при продаже этой квартиры, хлопотам, которые ей давно не по силам...

народная память, балет

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов