Из Италии с любовью

Сергей Гаврилюк

Итальянская группа Lithio рассказала о своих приключениях в России

В Ставрополе выступила итальянская группа Lithio в рамках российского тура в поддержку их нового альбома. Эти пятеро парней умеют зажигать и эффектно подавать свой материал. Что ещё интереснее, они исполняют песни на родном итальянском языке, отчего и музыка их звучит экзотично. Парни отыграли убойную программу в баре «Fandor», и после концерта мы пообщались о музыке, стереотипах и красивых русских девушках.

- Парни, сколько лет группе и как она появилась?

ДАНИЭЛЬ: Группа существует с 2002 года. Я был в ней с самого начала, остальные музыканты периодически менялись, но сейчас у нас есть такой состав, с которым мы приехали в Россию. Все участники группы из разных городов, кто-то из Флоренции, кто-то из Пизы, тем не менее Lithio как одно целое живет в Тоскане.

- Что обозначает ваше название?

ДАНИЭЛЬ: Я вырос на музыке «Нирваны», их песня Lithium моя любимая. Я даже сделал себе соответствующую татуировку на руке. Так что это было неким откликом и воплощением юношеского интереса к музыке. Собственно, тогда всё началось с обычной гитары, магнитофона Philips и любви к творчеству Курта Кобейна. Нам хотелось играть гранж, и мы это делали. В 2009 году наш дебютный альбом «Stato d’Anime» принёс свои плоды, мы устроили тур по всей Италии, о нас заговорили. В 2012 году второй альбом «Le Verit Nascoste» помог нам стать победителями конкурсов исполнителей в Италии. Ну а сейчас мы дарим слушателям новый альбом Lithioland.

- Причём теперь уже и российским... 

ВАЛЬТЕР: Российский тур просто потрясный. Мы уже девять дней ездим с шоу по России, играли в Санкт-Петербурге, Москве, Ростове, Краснодаре, Зеленограде, Серпухове. Прошлый концерт был в Сочи. Впереди последний концерт тура в Волгограде. Мы каждый раз встречаем людей, которые с восторгом реагируют на нашу музыку, даже не зная и не понимая языка. Может, кто-то из них даже не увлекается такой музыкой, но мы всегда встречаем благодарную публику. В Италии всё совсем не так, поэтому мы обязательно вернемся в Россию.

МАТЬЕ: Когда мы сюда ехали, у нас была масса вопросов, сомнений: что мы увидим здесь, как нас примут? Но опасения тут же рассеялись, когда на наши концерты пришли слушатели: они поддерживали нас, фотографировались с нами, аплодировали и просто «угорали» под нашу музыку возле сцены. Русские очень открытые. После выступлений им хочется пообщаться с музыкантами.

- Неужели в Италии публика не такая?

АЛЕХАНДРО: В Италии люди больше любят поп-музыку и диско. Эта большая проблема, у нас меньше поклонников рока.

- Но у вас есть мощная метал-сцена, такие группы, как Labyrinth, Rhapsody of Fire. Вокалисты Роберто Тиранти и Фабио Леоне одни из лучших в мире среди металлистов.

АЛЕХАНДРО: О да, эти ребята молодцы. Мы с Вальтером играли вместе с Фабио Леоне. Я ещё знаком с Олафом Торсеном из Vision Divine. Но в целом все равно в Италии с продвижением музыки всё обстоит тяжеловато.

МАТЬЕ: Этот тур стал каким-то откровением для нас, потому что в Италии между исполнителем и слушателем существует стена, из-за которой трудно донести свой материал. Здесь эти границы размыты, у вас легче выйти на слушателя. Мы находимся в непосредственном контакте со слушателями, зрителями.

В послужном списке Lithio три полноформатных альбома, ряд видеоклипов и несколько синглов. Сегодня оригинальный состав группы выглядит следующим образом: Даниэль Скардина — вокал, Вальтер Профети — бас-гитара, Марко Бенвенути — гитара (в российском турне его заменил сессионный гитарист Алехандро), Матье Ангбелетчи — гитара, Леонардо Митидиери — ударные

 

- Когда вы отправлялись в Россию, были ли у вас какие-то стереотипы? Допустим, любят же эту шутку про русских, которые пьют водку и играют на балалайке с ручным медведем.

МАТЬЕ: Это уж слишком (смеется). Мы просто не знали, какие люди здесь живут. Но быстро поняли, что вы, ребята, такие же, как мы: эмоциональные, открытые для общения и безумные в хорошем смысле этого слова. Наверное, даже ещё безумнее.

ДАНИЭЛЬ: Единственная проблема — русские не учат английский. Он же универсален. Мне кажется, тут не обходится без идеологического воспитания. Допустим, мы приезжаем, и нам тяжело общаться, когда к нам обращаются на русском, а нам нужно как-то ответить: то ли по-английски, то ли по-итальянски.

- А русские слова учили?

АЛЕХАНДРО: Да, пару слов знаем: «спасибо», «пожалуйста», «на здоровье». И «рыба»!

МАТЬЕ: Ещё «ты красивая» (смеются). Это очень важно! Девушкам нужно говорить, что они красивые, особенно у вас. У нас в Италии из десяти прошедших мимо девушек только три настоящие красавицы. У вас из десяти прошедших... Девять — это просто... Просто «вау»!

- Иногда даже хочется похитить...

МАТЬЕ: В принципе, да, но мы не такие (смеется). И к тому же это незаконно. Но если очень красивая... Нет, нельзя (смеется).

- Я удивлен, что вас не стали учить ругаться по-русски.

МАТЬЕ: Ну у нас есть свои маты, нам их хватает. Ну и есть в английском f*ck. Его вполне достаточно, чтобы выразить своё отношение к чему-то.

- А российские исполнители проникают в Италию через СМИ или Интернет?

ВАЛЬТЕР: Ну у нас, в принципе, с этим тяжело, у нас свои-то тяжело пробиваются. А уж российские тем более. Зато у вас хорошо знают итальянскую сцену: Адриано Челентано, Тото Кутуньо. Недавно к вам приезжали Vanilla Sky.

ЛЕОНАРДО: Мы очень любим одну вашу группу, 2rbina 2rista. Классные ребята, безумные и очень мощные.

- Почему вы выбрали именно итальянский? Ведь группы, работая на большую аудиторию, частенько выбирают английский.

ДАНИЭЛЬ: Все стараются петь на английском, хотя я этого не понимаю. Ведь у тебя в запасе твой родной язык. На нём легче выразить свои мысли. Для меня показателен пример Rammstein, которые поют на немецком и тем самым делают этот язык популярнее, они несут его в мир. Я стремлюсь к тому же. Сейчас мы погружаем в этот язык российские города, в сентябре — Великобританию.

ВАЛЬТЕР: В Италии, если ты становишься известен благодаря песням на родном языке — это успех. Не так-то просто путешествовать по Европе, исполняя песни на итальянском. - Для нас это все равно звучит очень необычно и экзотично. Благодаря этому вас трудно сравнить с кем-то известным, вы уже выглядите, как уникальная группа.

Но что скрыто за непривычным для слушателя итальянским языком?

ДАНИЭЛЬ: Мы говорим о социальных и личностных проблемах. Мы живем в мире замкнутого круга: встаем по утрам, идем на работу и так далее. Это скучно. Вот из этого нужно выбиваться, искать выход. Об этом, собственно, наш новый альбом Lithioland. Каждая песня — история простого человека, который просто мечтает, воображает и стремится изменить свою жизнь к лучшему, будь то любовь, работа или что-то ещё. Мы своим творчеством стремимся научить слушателей выходить из этого автоматизма.

- Музыка для вас является основным заработком или это лишь часть вашей жизни?

ДАНИЭЛЬ: Мы занимаемся этим профессионально, но это не основная работа. У меня своя компания, и ребята работают вместе со мной. Так что мы очень много времени проводим вместе. И когда нужно разрывать порочный круг, мы просто берем отпуск и отправляемся в тур. Правда, в этот тур наш гитарист Марко не поехал, его заменил Алехандро.

АЛЕХАНДРО: Я вообще в этом плане ребятам очень благодарен, что позвали с собой, я очень давно мечтал увидеть Россию, пообщаться со здешними людьми. А что может быть лучше поездки с друзьями в другую страну, которую всегда мечтал увидеть?

ДАНИЭЛЬ: Да, в этом плане мы одна семья. Когда мы вместе, группа сильна. А это даёт толчок к созданию сильного материала, который оценят слушатели. Подпитываемые чувством поддержки друг друга, мы и на сцене готовы крушить и устраивать настоящий рок-н-ролл. 

Италия, музыка

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Культура»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Последние новости

Все новости