«Из Италии я приехал с подсолнухом...»

Татьяна Диева

«Из Италии я приехал с подсолнухом...»

18 января жителей краевого центра ожидает первая большая премьера нового, 2012 года. Впервые в зале Ставропольской государственной краевой филармонии выступит один из самых прославленных виолончелистов современности заслуженный артист России профессор Московской государственной консерватории, почётный профессор Пекинской консерватории и университета Сакуйо (Япония), солист Московской государственной академической филармонии Кирилл Родин. Его концерт станет первым в цикле «Звёзды музыкальной России», посвящённом юбилею Ставропольской филармонии.

Приезд этого артиста в наш, всё ещё весьма отдалённый от магистральных путей музыкального искусства город – это настоящее чудо, ведь у Кирилла Родина день расписан буквально по минутам. Он не только солист, педагог, работающий в нескольких высших учебных заведениях России и дальнего зарубежья, но ещё и организатор, участник нескольких музыкальных проектов: двух трио, а совсем скоро - квартета.

Москва, Япония, страны Европы, снова Москва - лишь небольшая часть географии декабрьских поездок музыканта, во время которых шли и переговоры о приезде К. Родина в Ставрополь.

Взять это интервью удалось лишь поздно вечером, в перерыве между занятиями со студентами, когда совсем ненадолго ему удалось уединиться и найти тихий уголок в переполненных звуками лабиринтах Московской консерватории.

Ещё по общению и работе с этим музыкантом в далёком западном городе Калининграде, куда он неоднократно приезжал с концертами, я знала, что патриотизм, любовь к российским слушателям – одна из главных черт творческого кредо Родина. «В провинцию мы должны ездить не ради гонораров, а ради пропаганды музыкального искусства», - говорил он тогда, в непростые 90-е. Поверьте, что, побывав хотя бы на одном его концерте, услышав, как звучит его виолончель, вы навсегда останетесь в плену этих дивных звуков - чувственных, тёплых, обладающих неповторимой магией звучания человеческого голоса.

Кирилл Родин родился и вырос в Москве, учился в средней специальной музыкальной школе имени Гнесиных (класс В. Бириной), затем в Московской государственной консерватории и аспирантуре в классе профессора Н. Шаховской. Счастливая звезда К. Родина впервые ярко вспыхнула в 1986 году, когда он завоевал звание лауреата VIII Международного конкурса имени П.И. Чайковского.

Мой первый вопрос был связан именно с этим событием:

- Скажите, что дал Вам этот конкурс, насколько удалось реализовать открывшиеся перед Вами возможности и почему Вы больше не участвовали в других музыкальных состязаниях?

- Победа на конкурсе была тем результатом, на который мой педагог, Наталья Шаховская, нацеливала меня с первых шагов. Конечно, это, прежде всего, большой аванс, возможность заявить о себе с одной стороны, а с другой – огромная ответственность, которую я впервые прочувствовал и ощутил на заключительном концерте лауреатов. После такого взлёта опускать «планку» просто немыслимо. Что касается реализации авансов и возможностей, которые дал конкурс, то тогда - в конце 80-х, - мы жили на стыке двух эпох. Наше государство было другим. Существовало централизованное планирование, кому ехать за рубеж, решал исключительно Госконцерт. По этой же причине я не принимал участия в других конкурсах, это было бессмысленно. Хотелось на конкурс имени М. Ростроповича, который проводился один раз в три года в Париже, но это было невозможно по политическим соображениям – Ростропович был ещё лишён советского гражданства.Сейчас победа на конкурсе даёт больше возможностей и в финансовом плане, и общество стало более открытым. Я всегда хотел жить в России, а гастролировать в разных странах мира – желание любого музыканта.

- Расскажите о Вашей первой встрече с М. Ростроповичем.

- Впервые это случилось в 1994 году на фестивале «Золотая афиша», проходившем в Италии. Организатором его был сам Мстислав Леопольдович. На фестиваль он приглашал лауреатов I премий. Тогда вместе со мной приехали скрипач Сергей Стадлер, пианист Борис Березовский. Я должен был играть первый концерт К. Сен-Санса, но волновался тогда по другому поводу: всё не мог представить, как я буду говорить с самим Ростроповичем?! А произошло всё очень просто: «Привет, ты – молодец!», - сказал он мне при встрече и сразу же снял напряжение. Первым впечатлением было ощущение того, что передо мной великий музыкант и, как это ни странно, что я давно его знаю. Конечно, у меня были записи концертов Мстислава Леопольдовича, и я много раз мысленно с ним советовался, но впервые получил советы от него именно тогда, причём во время торжественного приёма. Мы забыли, что сидим на банкете, достали ноты концерта Сен-Санса и увлечённо беседовали. Те полчаса общения дорогого стоят! Словно приоткрылась какая-то потайная дверь, и многие музыкальные тайны вдруг открылись. Позднее я неоднократно встречался с Ростроповичем, он приезжал в Москву, давал открытые уроки, но вот так уединённо, как в Италии, побеседовать с ним не удавалось. На закрытии «Золотой афиши» всем участникам подарили большие подсолнухи – символ фестиваля. Дело в том, что в молодости Мстислав Леопольдович был худым, высоким и лысым. «Подсолнух» - было его прозвище. С таким удивительным сувениром-символом я вернулся в Москву. В аэропорту у меня брали интервью, и было объявлено, что М. Ростроповичу и его жене Г. Вишневской вернули российское гражданство, которого они были лишены в 1976 году за «антисоветскую деятельность».

- Где сейчас больше востребована камерная музыка: в России или за рубежом?

- Музыку для небольших инструментальных составов – трио, квартетов – любят многие, но в России на такие концерты ходит публика не случайная. На Западе ходить на концерты классической музыки очень престижно и модно, там принято посещать академические концертные залы, поэтому публика может быть и случайной. Мне всегда интересно делать эту публику своей. Музыка не требует перевода, поэтому через неё я могу общаться с любой аудиторией напрямую. В столицах и больших культурных центрах есть настоящие ценители виолончельной и камерной музыки. Дело в том, что сейчас и мир, и скорости сумасшедшие, духовное здоровье быстро расшатывается, и тут «общение» с компьютером или с попсой не поможет. Виолончельная музыка – это не только особая тонкая красота, но и терапия, которая оздоравливает наше духовное начало, может быть, потому, что «голос» виолончели наиболее близок голосу человеческому.

- Музыка каких композиторов сейчас наиболее востребована?

- На этот вопрос так просто не ответишь. Могу сказать, что, например, Л. Бетховен – точно композитор XXI века. Музыка А. Пьяццолы находит отклик в самой широкой аудитории.

- А в чём, по-вашему, феномен его музыки?

- В том, наверное, что он возвысил танго до тех высот, до которых в своё время Ф. Шопен возвысил мазурки, ноктюрны, а И. Штраус – вальсы. Если музыка И.С. Баха требует большой интеллектуальной отдачи, то музыка Пьяццолы – это азарт, драйв. Один из моих проектов – трио, в составе которого вместе со мной играют В. Иголинский (скрипка), С. Липс (баян) – связан именно с музыкой этого композитора. На концерте нашего трио, который назывался «Заснеженная Аргентина» (он проходил зимой в Екатеринбурге), в зал были выставлены все стулья, которые были в филармонии! Так велико было желание публики услышать музыку Пьяццолы – эксцентричную и непредсказуемую.

- Вы известный, востребованный виолончелист, много времени отдаёте педагогике. Почему Вы создаёте такие проекты, как, например, «Брамстрио», другие музыкальные коллективы?

- Это связано с желанием самореализации. Виолончельный репертуар, к сожалению, имеет свои границы, а хочется играть и другую музыку. М. Ростропович тоже не ограничивался игрой на виолончели, он великолепно дирижировал, расширяя этим свои музыкальные горизонты.

- А кем Вы сегодня ощущаете себя в большей степени: педагогом или исполнителем?

- Педагогика – это глубокая, очень энергозатратная работа. Когда твой студент играет хорошо – он молодец, когда плохо – виноват педагог. Работая со студентами, я очень многое точнее объясняю и самому себе. Занятия эти сравнимы с работой двух скульпторов: мы вместе «лепим» из музыкальных звуков новый образ, настроение, композицию, которая должна быть убедительной и понятной, с одной стороны, но в чём-то обязательно поразительной и загадочной.

- На одном из своих концертов Вы исполнили хрестоматийный, известный даже школьникам менуэт Л. Боккерини так нестандартно, что даже музыканты были поражены этой изысканной новизной. Какие произведения Вы исполните для ставропольских слушателей?

- Прежде всего, конечно, мне будет интересно исполнить концерт Сен-Санса № 1 с симфоническим оркестром Ставропольской филармонии и замечательным дирижёром народным артистом России профессором Семёном Коганом. В ваш город я приеду со своим концертмейстером – лауреатом Международных конкурсов Анной Вершининой. Одно отделение концерта будет посвящено камерной музыке. Прозвучат и такие известнейшие шедевры, как «Ария» из оркестровой сюиты И.С. Баха, «Пробуждение» Г. Форе, тот самый «Менуэт» Л. Боккерини, из «редкостей» - танго А. Пьяццолы, произведения Р. Штрауса, часть квартета О. Мессиана «На конец времени».

- Разный репертуар Вы исполняете на разных коллекционных инструментах. С какой виолончелью Вы приедете к нам?

– В Ставрополе я буду играть на виолончели XIX века. На концерте она сама расскажет слушателям о себе…

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
СКУЧИЩАААААААААААААААААААААА!
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Кому неинтересно - могут выйти.
1

Другие статьи в рубрике «Культура»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов