Из тюрьмы не бегут

Наталья Ардалина

В скором будущем численность осужденных в России должна уменьшиться вдвое — с миллиона до пятисот тысяч человек. И произойдет это благодаря реформированию системы, которое идет полным ходом.

Реформа

Как рассказал начальник управления Федеральной службы исполнения наказаний по СК генерал-майор внутренней службы Федор Кренслер, уже сегодня ни в одной ставропольской колонии не содержатся вместе рецидивисты и впервые осужденные люди. Если раньше тюрьма была школой преступного мира, где все раскладывалось «по понятиям», то нынче в каждом исправительном заведении существуют локальные участки для содержания лиц, впервые попавших в места лишения свободы. Теперь в ходе реформирования системы «первоходкам» будут отведены совершенно обособленные колонии — ИК №1 и ИК №11. Так что перенимать «опыт» станет не у кого. А можно, наоборот, научиться кое-чему полезному: все исправительные учреждения края охвачены системой профессионального образования. За прошлый год почти две с половиной тысячи заключенных получили рабочие профессии.

С другой стороны, для рецидивистов (а их в России примерно 30% от всех осужденных) теперь предусмотрено камерное содержание: они будут отсиживать свой срок в камерах на 2—4 человека, так что не смогут поделиться опытом даже в тех тюрьмах, которые останутся «смешанными» (например, в женской, поскольку она единственная в крае).

Уменьшение числа заключенных произойдет и за счет нового вида наказания — ограничения свободы. Как мы уже писали, вопросов по исполнению подобных приговоров в ведомстве не ставят, поскольку уголовно-исполнительные инспекции не работают одни - привлекают участковых, общественность, родственников осужденных.

Жизнь в тюрьме

Несмотря на финансовый кризис, в ставропольских тюрьмах за прошедший год объем производства вырос на 10%. Выросли и заработки осужденных — в среднем на 36%. Однако Федор Кренслер считает, что этого недостаточно, что осужденный должен работать хотя бы для того, чтобы содержать себя. А сегодня — большого секрета в этом нет — заключенных в тюрьмах содержим мы с вами, законопослушные налогоплательщики.

В старинной русской пословице тюрьма и нищета фактически приравнены друг к другу, однако современные осужденные живут в весьма приличных условиях. По словам Федора Кренслера, ставропольские колонии выигрывают в сравнении, например, с некоторыми домами престарелых. В тюремных медицинских частях вы не увидите обшарпанных стен, обваливающихся потолков и продавленных кроватей, что сплошь и рядом можно увидеть в обычных больницах. И питаются осужденные экологически чистыми продуктами: например, во всех ставропольских колониях есть собственные пекарни, где хлеб изготовляют без всяких добавок, и макароны здесь тоже собственного производства.

В каждой ставропольской колонии есть православный храм (кроме нефтекумской, но и там весной планируется начать строительство), а также молельные комнаты для представителей других религиозных конфессий. Начальник управления предлагает, чтобы наряду с психологами в тюремных храмах на постоянной основе работали священники.

Разумеется, не бывает режимных объектов без нарушений режима. За 2009 год на подступах к ставропольским тюрьмам изъяли более полумиллиона рублей, почти 80 литров спиртных напитков, полкило наркотических средств. Чаще всего проверяющим попадались мобильники — 367 штук.

Жизнь после тюрьмы

А вот выходящему на волю человеку зачастую некуда податься, особенно тем, у кого нет близких родственников. Потому-то, как ни странно это прозвучит, бывшие заключенные время от времени просятся обратно в тюрьму. С опаской отправляются на свободу особенно те, кто отбывал большие сроки. «Садился» в одной жизни, а выходить придется совершенно в другую. При этом в советские времена существовал обязательный минимум рабочих мест для бывших «зэков», освобожденный знал, что работой он будет обеспечен. Сегодня даже у вполне законопо-слушных граждан эта проблема на первом месте. Может быть, потому и не сбегают нынче из мест лишения свободы — последний побег случился в 2007 году.

На Западе существуют реабилитационные центры для бывших заключенных. В России таких заведений пока очень мало, в крае же всего один интернат в Кочубеевском районе. И здесь тоже только накормят и дадут крышу над головой, но вряд ли помогут найти работу всем желающим.

В общем, в не очень здоровом обществе не может быть здоровой исправительной системы, в тюрьме все те же проблемы, что и на свободе. И «лечить» их нужно сообща.

Фото Александра Плотникова.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов