К 62-й годовщине Великой Победы. Памяти павших

Елена Павлова

(Продолжение. Начало в №№ 163, 171, 179)

Годы тяжелых испытаний…

Возвращаясь немного назад к планам Гитлера об уничтожении сотен миллионов людей в Советском Союзе, Европе и других континентах, что определяло особо непримиримый и ожесточённый характер войны, понятно возмущение автора книги безответственными и кощунственными утверждениями радикально настроенных «демократов» первой волны начала 90­х годов о том, что победа фашизма не была бы чем­то роковым для СССР, поскольку фашизм освободил бы страну от сталинизма…

В последнее время при оценке степени подготовленности к войне нашей страны получили распространение две версии: по одной, что еще СССР к войне серьезно не готовился и не был к ней готов, по другой — вся жизнь Советского государства была подчинена только одной цели — подготовке к войне, но осуществлялась она плохо, бестолково, а ошибки в оборонном строительстве свели на нет достигнутое в этой области.

По мнению авторов книги, обе версии страдают однобокостью и недостаточно объективно отражают действительность. Правда состоит в том, утверждают учёные, что на протяжении всей своей истории Советское государство относилось к защите завоеваний Октябрьской революции, к обороне страны исключительно серьезно и ответственно, как к одной из важнейших и первоочередных задач. Вместе с тем задачи обороны не превращались в самоцель, не приобретали самодовлеющего значения. Советское государство было принципиальным противником разрешения международных споров и политических разногласий между государствами военными средствами. Советская военная доктрина в военно­политическом плане всегда носила оборонительный характер.

Далее авторы делают небольшой экскурс в историю, отмечая, что первоначально идеи социализма связывались с отказом от регулярной армии, заменив её народной милицией, и только навязанная республике гражданская война и иностранная военная интервенция вынудили её пойти на создание такой армии. И всё же по количеству военнослужащих это была самая малочисленная армия в мире. Даже несмотря на нарастающую военную угрозу со стороны Германии, Красная Армия только в 1939 году перешла на кадровую систему, отказавшись от существовавшей до этого территориально­милицейской.

Основные усилия Советского государства были направлены на создание индустриальной, научно­технической и в целом экономической базы. Авторы делают упрёк своим коллегам, учёным­историкам, которые, оценивая подготовленность страны к обороне, забывают о том, какое наследство досталось от царской России, какой истощенной и опустошенной она вышла из первой мировой и гражданской войн. Приходилось практически заново, без всякой помощи извне создавать такие важнейшие отрасли промышленности, как танковая, авиационная, автомобильная, станкостроительная, приборостроительная и многие другие, которых ранее не существовало и в помине. Несмотря на большую отсталость и огромные трудности, к 1941 г. Советское государство сумело создать материально­техническую базу, обеспечившую массовое производство вооружения и военной техники в предвоенные годы и во время войны. В целом в эти годы был сделан огромный скачок в индустриальном развитии страны и укреплении её мощи, заключают авторы.

В то же время советское руководство, надеясь, что в ближайшие 1 — 2 года войны удастся избежать, не торопилось с переводом промышленности на военное положение. Оборонная промышленность, транспортные, авиационные, автомобильные и другие предприятия не имели утверждённого правительством мобилизационного плана на 1941 год. Не учитывалась также необходимость создания запасов вооружения и техники на период, когда должна была осуществляться перестройка народного хозяйства на военный лад…

В этот переломный период развития военной техники требовалось не просто увеличить её производство, а выйти на более высокий уровень, производство новых образцов вооружения, особенно бронетанковой и авиационной техники. К концу 30­х годов значительная часть танкового парка оказалась устарелой, примерно такое же положение было с авиационной техникой. К началу войны было выпущено всего 636 танков KB и 1225 — Т­34, лучших машин к тому времени. За первые шесть месяцев 1941 года промышленность дала армии 1946 истребителей новых типов, 249 штурмовиков Ил­2 и 458 бомбардировщиков Пе­2, таким образом пополнив парк новой техникой всего на 17,3%.

Несмотря на то, что с началом Второй мировой войны Советский Союз был вынужден принять меры к увеличению численности своих Вооруженных сил, дивизии и мехкорпуса не были полностью укомплектованы. В целом на Западе противник превосходил советские войска по личному составу в 1,8 раза, по тяжёлым и средним танкам — в 1,5 раза, по боевым самолётам новых типов — в 3,2 раза. А учитывая, что почти половина личного состава и боевой техники Красной Армии находилась во вновь формируемых соединениях, которые не были боеготовы, фактически общее превосходство в силах и средствах у противника оказалось трёх­четырёхкратным, а на главных направлениях было подавляющим. Одновременная реорганизация и перевооружение большинства частей и соединений в условиях надвигавшейся войны привели к неоправданному распылению сил и средств, повлекли общее снижение боевой готовности войск. По мнению авторов, это была одна из самых крупных ошибок Генштаба и в целом Наркомата обороны СССР.

Согласно оперативным планам, отражение агрессии возлагалось на войска Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов, которые в военное время преобразовывались в Северный, Северо­Западный, Западный, Юго­Западный фронты, а также на Северный, Балтийский и Черноморский флоты и войска западных зон противовоздушной обороны страны (ПВО). В целом правильно оценив создавшуюся военно­политическую обстановку и верно определив западный стратегический фронт в качестве главного в будущей войне, Генеральный штаб ошибочно предполагал, что германской армии потребуется не менее 10 — 15 суток на развёртывание войск, а за это время успеют развернуться и войска Красной Армии, хотя вермахт был уже на военном положении.

Согласно «Плану обороны государственной границы», разработанному в Генштабе, для отмобилизования советских дивизий отводилось 2 — 3 суток, других соединений — 4 — 7 суток, а для всех войск — 15 — 30 суток. Ясно, что для отражения уже подготовленного противника эти сроки не годились, поскольку дивизии первого эшелона должны были немедленно вступить в бой. Генштабом не была разработана чёткая система приведения войск в высшие степени боеготовности. Вместе с тем в войсках и военкоматах такие вопросы, как оповещение, сбор по тревоге, порядок призыва военнообязанных и поставки автотранспорта, были отработаны, и это в основном позволило с началом войны провести отмобилизование Вооружённых сил.

В условиях, когда гитлеровское командование максимальное количество сил вложило для первого удара, в фронтах нашей армии весьма слабыми оказались первые эшелоны. Невыгодное положение войск усугублялось тем, что войска приграничных военных округов имели задачу лишь на прикрытие развёртывания войск. Не была должным образом организована оборона. Её занятие дивизиями первого эшелона предусматривалось только вдоль границ; вариант занятия обороны в глубине не предусматривался, хотя было ясно, что в случае внезапного нападения противника стрелковые дивизии не смогут успеть выйти к позициям у госграницы.

Некоторые участки на направлениях главных ударов противника были практически оголены. В Западном особом военном округе главным танковым группировкам Гудериана и Гота противостояли по одной дивизии. На участке протяженностью 80 — 100 км севернее и южнее Бреста вообще не было войск.

Не отвечали интересам ведения оборонительных операций в начале войны базирование авиации и расположение складов с материальными запасами. Аэродромы строились в непосредственной близости от госграницы, базирование авиации на имеющихся аэродромах было крайне скученным. В результате наша авиация и материальные запасы в первые же дни войны оказались под ударами противника.

В целом у советского руководства были обширные планы по коренному преобразованию и повышению боевой мощи Красной Армии и Военно­Морского Флота, рассчитанные на несколько лет. «Когда же всё это будет нами сделано, — говорил Сталин, — Гитлер не посмеет напасть на Советский Союз».

Но и фашистские заправилы понимали, что через год­два шансов на успех у них будет значительно меньше и поэтому главную ставку делали на внезапность нападения, на использование тех временных преимуществ, которыми они располагали.

Подготовил

Григорий Варлавин.

Продолжение следует.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов