К школе и новой жизни готовы

Мария Крюкова

 

К школе и новой жизни готовы
1 сентября на носу. До сих пор вспоминаю, как ждала этот день, несмотря на закончившиеся каникулы и грядущий сезон дождей. Встаешь рано утром, достаешь новую форму, завязываешь новые бантики, мама подает новый портфель и пучок свежесрезанных роз. А потом идешь по дорожке в школу и думаешь, кому из любимых учителей букет подарить.

Интересно, а с какими мыслями идут в школу 1 сентября дети, для которых трезвые родители – уже праздник.

13 августа я отправилась в рейд по неблагополучным семьям. Отправилась не одна, а в составе рабочей группы: главного специалиста организационного отдела администрации Ленинского района и по совместительству председателя совета микрорайона № 9  П. И. Григоренко, инспектора ОДН ОМ № 1 УВД по г. Ставрополю лейтенанта милиции  Е. Г. Черниковой, социального педагога СОШ № 1  А. Б. Быкова и сотрудника управления социальной защиты населения  В. И. Щучкина.

Действовала рабочая группа в рамках межведомственной операции «Безнадзорные дети», инициатором которой выступило Ставропольское УВД.

Петр Иванович Григоренко сразу предупредил, что операция носит профилактический характер, главная задача – помочь нуждающимся семьям, выяснить, что им необходимо. Однако далеко не все захотели идти на контакт.

 

Семья первая

Хозяйка вышла не сразу, а как только увидела камеру (телевидение тоже поучаствовало в рейде), вообще предпочла удалиться. Из-за забора сообщила, что никаких фотографий и фотосъемок не разрешает, в дом пустит только проверяющих. Я никаких подозрений на принадлежность к средствам массовой информации не вызвала, поэтому тоже попала в дом.

Ремонт в самом разгаре. «Готовим комнату сына к учебе, — говорит мама, — главное, к 1 сентября успеть». В доме порядок, только вот ребенка на месте нет. Когда просят как-то найти, позвонить, вызвать, мама начинает нервничать: «Вова ремонтирует скутеры, будет вечером, телефон дома забыл. А что вы у него спрашивать будете?». Елена Геннадьевна успокаивает: «Ирина, мы ведь не отбирать ребенка пришли, а спросить, как у него дела, что к школе нужно, и все в этом роде. Почему же вы так волнуетесь? Вы ведь у нас – положительный пример, давно исправились. Вам гордиться надо!».

Но у Ирины руки все равно предательски трясутся. За несколько лет пристального наблюдения со стороны органов опеки, отдела по делам несовершеннолетних и прочих учреждений она ждет от пришедших только подвоха.

Решили вернуться на обратном пути, чтобы все-таки пообщаться с молодым автослесарем.

 

Семья вторая

Подъезжаем к большому дому. Семей в нем проживает несколько, во дворе – куча детей. Через несколько минут выходит Владислав – молодой мужчина, довольно приятной внешности, только глаза мне показались очень грустными и уставшими. Камера продолжает создавать напряженную атмосферу, опять приходится от нее отказаться. Насчет фотографий Владислав не против, зовет маленького сына. Мальчику еще целый год до школы, но уже есть проблемы с детским садом – нет мест. Отец говорит, что решение нашли – с сыном будет сидеть бабушка.

«А где жена?» — интересуется Петр Иванович. «Болеет, – отрезает хозяин, — выйти не может». По этой же причине нас не впустили в дом. Что ж, кажется, в семье все хорошо, Владислав попросил только помочь с устройством в желаемую школу.

Однако, уже садясь в наш «боливар», Елена Геннадьевна Черникова усмехается: «Болеет… Ну да, я у них была недавно, все с ней было в порядке».

 

Семья третья

К школе и новой жизни готовы
 Здесь нас встречает подросток лет 13. Леша приветлив, приглашает во двор. Он и брат живут с бабушкой, только вот брат с нами разговаривать категорически отказался и ушел. 

Комната у мальчишек большая, учебники, письменный стол, но обед оставляет желать лучшего: килька в томате, макароны и огурцы. Семья живет бедно, на бабушкину пенсию и социальные пособия не разживешься. Петр Иванович оказывает «первую помощь»: представляет бабушку специалисту управления соцзащиты и рассказывает, какие льготы ей положены. Договариваются о встрече в понедельник, чтобы хоть как-то уменьшить коммунальную плату.

Пока решают вопрос с деньгами, Леша провожает нас на улицу и угощает сливами и виноградом. Мелочь, а приятно: тяжелая жизненная ситуация не сломала подростка, не настроила против всего мира, а сделала добрым и умеющим ценить хороших людей и их помощь.

 

Семья четвертая

Галина – бывшая алкоголичка. До ее дома, находящегося в одном из дачных кооперативов, идти достаточно долго, или, как говорят, три дня лесом, два дня полем, и машине там никак не проехать. На полпути Галина с детьми нас встречает и приглашает в дом.

Хозяйка рада нашему приходу, даже слишком рада. Суетится, рассказывает что-то, улыбается. Елена Геннадьевна говорит, что она очень хочет казаться хорошей. «Но если бы видели, в каком состоянии были она и дети, когда мы приехали в семью первый раз, вы бы это никогда не забыли».

А мне было приятно на нее смотреть. Все-таки исправилась, занимается фермерством, если можно так сказать: держит домашних птиц и коз на своем достаточно большом участке. Этим и живут.

Сожителя Галины дома не оказалось, он работает в Невинномысске. Но нам вполне хватило и общества дочек. Уля, старшая, в этом году идет в первый класс. Уже знает все цифры и даже умеет бегло читать. Но больше всего поразили меня безмерно счастливые глаза этой маленькой худенькой девочки, когда она показывала школьные принадлежности. «Это мне мама купила! Фломастеры – две пачки, карандаши, листочки чистые». А когда ребенок достал огромные белые банты и приложил к крошечным мышиным хвостикам, у меня начали сдавать нервы.

Вышла во двор, где в пору снимать фильм ужасов: старые детские качели, обмотанные рваными выцветшими бантами, срубленные из досок стульчики, везде валяются груды открыток и писем. Маленькая Яна в шлепках, больших чем нужно, размера на четыре, показывает мне цветные карточки. Спрашиваю, откуда их столько. «Письма Саша пишет (брат), он родину защищает (в тюрьме). А открытки мы на куче нашли». Уля тут же уточняет, что на свалке, которая недалеко от их дома.

Напоследок хозяйка выносит нам холодного козьего молока, которое, надо сказать, действительно оказалось очень вкусным.

Вот так неблагополучные родители и их дети успели нас и накормить, и напоить. Возвращаясь к машине, Петр Иванович жаловался, что все проблемы этих семей от их собственного бездействия. «Не умеют в двери стучать! А если бы ко мне лично пришли, я бы обязательно помог, чем смог».

 

Семья пятая

Соседи смотрят на нас косо, хотя глаза загорелись. Видимо, не терпится кинуться к представителям власти и перемыть кости бывшему алкоголику. «Кстати, — замечает Елена Геннадьевна, — соседи - иногда лучшие информаторы. От них всегда можно узнать, как на самом деле обстоят дела в семье». Может, и так. Но мне эти пенсионеры не понравились – слишком обозленные на весь свет.

Глава семьи, Николай, отсудил у жены своих детей. Трое – двое мальчиков и девочка. С гражданской женой у них еще одна дочь. Девочки на момент нашего визита были у бабушки, а мальчишки гуляли. Прибежали с улицы, веселые, загорелые и очень голодные. Отец рассказывает, что одному уже все к школе купили, второму в школу еще рано. На очереди покупки для старшей дочери.

Николай неразговорчив и как-то напуган, что ли. Не пьет уже два года, поэтому страдает оттого, что никак не может вернуть доверие. Жены, органов опеки, соседей и, прежде всего, детей. Но сыновья моментально прилипли к папе и не отошли ни на минуту. Какое уж тут доверие, тут настоящая любовь. В доме находиться очень приятно: чисто, опрятно, запах консервированных помидоров – вот они, баночки, стоят в рядок. Уходим со спокойной душой. Крошечный щенок заставляет всех на секунду задержаться – глаз не оторвать. Как и от грустного худощавого мужчины, сумевшего ради собственных детей стать лучше матери-пьяницы.

 

Снова к началу

Вова уже дома. Только вышли из машины – а он уже хвастается своим собственноручно собранным скутером. «Комнату ремонтирую на свои заработанные деньги. Мать ухаживает за двумя дедушками и бабушкой – они у нас инвалиды. Времени у нее нет, а я помогаю, чем могу».

Наталья попросила только помочь с паспортом: сыну уже пора получать, а времени отнести документы нет. Петр Иванович пообещал поспособствовать решению: возможно, получится пройти без очереди. Осенью Вова идет в новую школу, а сейчас в свободное от работы время занимается спортом. Мать молчит, но видно, как она гордится ребенком: раньше был заядлым прогульщиком, часто бродяжничал, а сейчас повзрослел, возмужал и исправился.

 

По дороге домой

Когда все закончилось, в моей голове роилось множество мыслей. Выслушав Петра Ивановича и Елену Геннадьевну, я узнала, что сейчас все эти родители исправились, и проблемы их оттого, что они не хотят бороться за свои права. Елена Геннадьевна считает, что все равно нужен глаз да глаз. «Эти дети из неблагополучных семей особо подвержены негативному влиянию, могут запросто попасть в преступную среду».

А у меня все эти родители (или почти все) вызвали восхищение: ведь смогли же! А сколько еще таких, которые продолжают пить, ломая не только свою жизнь, но и жизнь своего ребенка. А эти взяли себя в руки ради детей, ради жизни и пытаются, борются, стремятся к чему-то.

К школе и новой жизни готовы
Почему отказываются от помощи? Почему не сразу идут на контакт? Просто устали. Устали всем доказывать, что завязали; устали от косых взглядов, от пересудов; устали бояться, что от своей постоянной борьбы могут сорваться.

А мы будем поменьше судить и побольше помогать таким людям, вставшим на путь исправления. Поверьте, никогда не забуду глаза их детей и маленькие ручки, вцепившиеся в папу, бывшего алкоголика. Их любовь сильнее всего, потому что сейчас они по-настоящему счастливы. И хотя бы за это их родители достойны уважения.

 

Итоги

Пресс-служба администрации города Ставрополя сообщила, что члены городской и районной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, инспектора отделов по делам несовершеннолетних ОВД и сотрудники ОВД районов, специалисты здравоохранения, управления образования, учреждений социальной защиты населения, а также представители общественных организаций (всего более 90 человек) посетили 41 неблагополучную семью, 56 подростков «группы риска», 17 несовершеннолетних, имеющих судимость.

Большая часть обследованных семей исправилась: дети присмотрены и ухожены, готовятся к новому учебному году. Тем ребятам, родители которых не могут по каким-либо причинам обеспечить их школьной формой, канцтоварами, учебниками, все это будет предоставлено управлением труда и соцзащиты администрации Ставрополя.

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Текст замечательный - умный, добрый. А фото с девочкой и курицей - вообще супер! Красноречивее всяких слов: ну и что, что килька в томатном соусе и макароны - зато я ДОМА! Умница, Маша!
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов