К Тереку за былинами

Лариса Денежная
К Тереку за былинами
Еще в XVIII веке фольклористы утверждали: «Последним исполнителем былин был Садко, больше никого нет». Два с лишним столетия спустя известный исследователь народного творчества петербуржец Юрий Чирков это утверждение опроверг. В 1998 году в Ставропольском крае, в станице Старопавловской, он вместе с фольклорным мужским ансамблем «Братина» записал четыре былины. Об этих и других открытиях президент Российского фонда казачьей культуры, полномочный представитель Российского фольклорного союза по северо-западу (Санкт-Петербург, Архангельск, Новгород, Псков, Республика Коми), заместитель атамана культурно- просветительской инициативы «Походъ» по северо-западу, художественный руководитель фольклорного мужского ансамбля «Братина» Юрий Чирков рассказал во время короткого визита в Ставрополь. Здесь он был по приглашению руководства Ставропольского округа Терского казачьего войска перед тем, как отправиться с фольклорной экспедицией в Чечню. На этой неделе «Братина» уже выступает перед солдатами и офицерами воинских частей в Ханкале и жителями казачьих станиц Ищерской, Наурской и Червленной. Исполнители очень надеются, что станичники и сами вспомнят и споют им старые терские песни, которые пели их деды и прадеды. А наш город, которому руководитель ансамбля хочет передать уникальный архив терско-гребенского фольклора, показался ему очень гостеприимным и красивым. Раньше я был в Ставрополе только проездом, — рассказывает Юрий Ефимович, — по дороге в экспедицию в станицу Галюгаевскую. Сейчас я имел возможность познакомиться с вашим городом поближе и восхищаюсь им. Здесь сохранено очень много славянского, традиционного в архитектуре. И в этом плане даже Питеру есть чему поучиться, хотя он считается культурной столицей… Тем не менее Петербург — это европейский город. Понимаете, там отсутствует русская, славянская аура, хотя сохранена во многих уголках казачья. В Питере много казачьих улиц, переулков, атаманских мостов, бань, проспектов, стадионов… Я к архитектурной среде отношусь серьезно, поскольку формирование личности происходит благодаря ей. Отрицательная среда сказывается на психике людей. Положительная — способствует естественному самоочищению человека. В Ставрополе это ощущаешь, поэтому архитектура вашего города произвела на меня хорошее впечатление. Это была моя многолетняя мечта — приехать сюда, чтобы традиции терских и гребенских казаков, которые мы у себя возрождаем в Питере, наконец спроецировались на свои исконные земли. Питер сегодня захлестнула волна высокой моды на терский и гребенской фольклор. У нас молодежь ходит на «Братину» как на музыку высокой моды. На наших концертах аншлаги, и в основном нас слушают студенты, учащиеся. То есть для них «Братина» сейчас — это супермодно. Мы хотим, чтобы и здесь эта культура стала востребованной не как блестящая обертка, а стала духовной потребностью. — Как вам удалось завоевать молодежную аудиторию? — Наш ансамбль никогда не ставил своей целью пустое концертирование. Мы выступаем один раз, максимум два раза в год. И публика знает, что если «Братина» дает концерт, то ей есть с чем поделиться со своим слушателем. Мы не стремимся к созданию яркого шоу, а терпеливо учим слушателей думать и чувствовать. Песня должна идти от сердца. Не люблю слово «артист». Мы не артисты и не стремимся быть артистами. Но это не мешает нам сниматься в фильмах и выступать с концертами. Сейчас, после экспедиции, будем снимать фильм «Кавказские братья». Казачья культура – это совершенно другой образ мышления, образ жизни. В Питере и даже в Москве это оказывается близко людям. Огромный интерес к песням и обрядам терцев это подтверждает. Мы на концертах это чувствуем. И Ставрополь не должен оставаться в стороне. Мы же здесь все это взяли, значит, сюда и должны вернуть. Именно поэтому ансамбль «Братина» сегодня готов передать бесценные фонды звукозаписей, которые были сделаны в разные годы. Понимаете, в казачьей культуре песня, пляска несут с собой особое мировоззрение, оно касается и вопросов поведения, и воспитания (полового воспитания в том числе). Есть еще один немаловажный аспект. Мы, живя на своей земле, абсолютно незаслуженно даем возможность занять наше собственное место под солнцем общей культуры кому угодно, и это называем толерантностью. На самом деле это толерантность наоборот. Почему сегодня возникают скинхедовские вспышки на национальной почве? Да потому что творится полный беспредел по определению места собственной локальной, национальной культуры. Собственная культура на своей земле должна себя тоже чувствовать хорошо. Только тогда все остальные культуры выстроят диалог, получится взаимопроникновение, взаимоуважение. Сегодня нельзя воспитать молодого человека в духе толерантности и уважения к национальной культуре другого народа, если при этом закрыть ему все входы и выходы в собственную культуру, которую здесь, на этой земле, выстрадало казачество. Ведь речь идет сегодня о культуре, которая имеет масштаб мирового значения. Особенно песни гребенских и терских казаков. Их изучение дарит одно научное открытие за другим. То, что собрано и записано «Братиной» в фольклорных экспедициях, изучается в институтах, в училище им. Гнесиных, в консерваториях. Эта традиция исследуется, и с точки зрения новых открытий, таких как беззачинное пение в станице Наурской, к примеру. Этому была посвящена целая докторская диссертация. Ну как так, всегда казачья песня начиналась с зачина, а в Наурской нет. Все начинают петь одновременно со стройного, красивого многоголосья. Это открытие сделало целый переворот в музыковедении и в истории изучения казачьей традиционной культуры. — В Ставрополе у вас было много встреч. В том числе официальных. Насколько мы знаем, речь шла о пропаганде уникального фольклорного наследия. Договоренности достигнуты? — Конечно. Для всех этнографических и фольклорных материалов, которые мы передаем в Ставрополь, будет создан специальный фонд на базе краевой библиотеки им. Лермонтова. Рассматривается наше предложение о проведении в вашем городе ежегодного фестиваля терской, гребенской казачьей традиции, в котором бы «Братина» с удовольствием принимала участие. Мы готовы проводить также семинары для молодежи. Готовы дать в октябре сольный концерт «Братины» в Ставрополе. И провести творческие встречи. Будет очень интересно. Ведь терско-гребенская традиция уникальна. Эта песенная культура одна из самых древних культур. Это научный факт. Пришла она сюда с Севера. То, что фольклористы записывали когда-то в Червленной, Наурской, – это все отголоски северной мужской воинской традиции. А возрождение мужской певческой традиции сегодня особенно актуально. Поскольку в нашем обществе устои мужского начала сильно пошатнулись. Сейчас утрачено тембральное мужское пение. Послушайте любого певца — вы не обнаружите мужских окрасов в голосе практически ни у кого, осталась только киркоровская слащавость. Мужское пение, к сожалению, ушло вместе с традиционными исполнителями. — Последняя фольклорная экспедиция в казачьи станицы Чечни была сорок лет назад. Тогда песни собирал знаток и ценитель казачьей культуры Андрей Кабанов. А что вы чувствуете, отправляясь туда сегодня? — Для нас эта поездка – своего рода Мекка, очищение от той скверны, которая к нам так или иначе прилипает. И сверка своих ориентиров. Честно признаюсь, без Михаила Ивановича Серкова, атамана Ставропольского казачьего округа Терского казачьего войска, ничего бы не получилось. Сегодня таких людей, как он, единицы. Его уважают в Чечне, его уважают здесь, и вся нелегкая работа по организации экспедиции легла на него. Хочу от всей «Братины» сказать ему огромное спасибо. Мы едем в тот край, который поем. Первых исполнителей терских и гребенских песен давно уже нет в живых, но их голоса звучат в наших душах. Александра Левшакова.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов