Как город распорядится наследством мецената Павлова

Ольга Метёлкина

В Ставропольской городской Думе проявили озабоченность в судьбе памятника культуры «Павлова дача»

Ставрополь – дивный город, который не оставляет равнодушными ни тех, кто приезжает к нам впервые, ни тех, кто здесь родился и вырос. Он до сегодняшних дней сохранил удивительную особую ауру небольшого губернского поселения с типичными купеческими постройками XIX – начала XX века. К сожалению, уходят в прошлое вместе с воспоминаниями старожилов уголки старого города.

Фрагмент карты Ставрополя 1900 года с указанием дачи Павлова (публикуется впервые).
Фрагмент карты Ставрополя 1900 года с указанием дачи Павлова (публикуется впервые).
Строение Павловой дачи с домовой церковью. Начало XX века.
Строение Павловой дачи с домовой церковью. Начало XX века.

Но есть и позитивные моменты в деле сохранения исторического наследия. Так, в Ставропольской городской Думе проявили озабоченность в судьбе памятника культуры «Павлова дача». По инициативе председателя Думы Ставрополя Георгия Колягина состоялось рабочее совещание с участием главы администрации Ленинского района Александра Грибенника, депутатов городской Думы Александра Боблова и Михаила Василенко, директора Ставропольского государственного музея-заповедника Николая Охонько и младшего научного сотрудника музея-заповедника Валерия Ольховского. Участники встречи обсудили концептуальные вопросы благоустройства территории Павловой дачи. Речь шла о том, что этот исторический уголок должен вернуть былую славу комфортного парка для отдыха горожан. Музейщики представили подробную историческую справку о развитии Павловой дачи в XIX – ХХ веках. Были также рассмотрены эскизные проекты, представленные в качестве вариантов обустройства территории памятника.

Предполагаю, что у многих наших читателей может возникнуть вопрос: что это за место такое – Павлова дача, где оно находится и почему носит такое название? Разобраться в этом мы попросили младшего научного сотрудника филиала «Музей-усадьба художника-академиста В.И. Смирнова с мемориалом К.Л. Хетагурова» Валерия Ольховского. Он много работал по этой теме с архивными документами, материалами, предоставленными известным краеведом Германом Беликовым, архивными материалами Елены Громовой и дал ответы на все наши вопросы.

– Валерий Викторович, для начала, я полагаю, следует рассказать нашим читателям о том, где находится Павлова дача и что собой представляет.

– Павлова дача находится к северо-востоку от Мамайского леса на северном склоне ручья Карабинка – левом притоке речки Мамайки. Это комплексная историко-культурная и природно-заповедная территория, которая является объектом культурного наследия регионального значения. Собственно сама дача, созданная по проекту архитектора Георгия Федоровича Прокопца, памятник архитектуры и градостроительства, а также садово-паркового искусства.

– Чем интересна эта территория?

Нижний пруд Павловой дачи. 1910-е годы.
Нижний пруд Павловой дачи. 1910-е годы.

– До основания Ставропольской крепости этот участок являлся частью широколиственного байрачного леса, который впоследствии стали именовать Мамайским. Первым известным нам владельцем этих земель был полковник Таганрогского драгунского полка Карабин, он использовал их как охотничьи угодья. Его имя сохранилось в названии ручья – Карабинка и самого мощного родника – Карабин. В 1805 году драгунский полк был переведён из Ставрополя, и полковник Карабин продал свой участок городскому голове Корнею Чернову. Достоверно известно, что в 1806 году землей владел некто Бородин. Затем хозяином этого места становится статский советник, откупщик питейных заведений Ленивцев. Вырубив значительное количество вековых деревьев, он построил здесь первый пивоваренный завод. В 1816 году завод и земля выставляются на аукцион. В последующем владельцами этого места были штаб-лекарь Гейер, планировавший разводить здесь медицинских пиявок, затем – коллежский советник Новиков, купцы Гордей Анненков и Николай Ермолов.

После смерти Ермолова первый городской пивоваренный завод прекратил существование.

– Но когда же это место стало «Павловой дачей»?

– Облик лесной дачи существенно преобразился после приобретения ее в конце 1850-х годов коллежским регистратором акцизной палаты Лавром Ермоловичем Павловым.

Меценат, большой любитель природы, знаток садово-паркового искусства, Павлов решил превратить лесную дачу в парковую рощу. Исходя из особенностей рельефа местности, было решено создать террасный парк. Для выполнения этой задачи Павлов пригласил известных ставропольских специалистов – архитектора Г.Ф. Прокопца и садовника И.П. Соколова. На склоне балки были созданы две каштановые террасные аллеи. Между вековыми деревьями прежнего девственного леса посадили саженцы кленов, лип и каштанов. Террасные аллеи сообщались между собой каменными лесенками, тропинками и дорожками. Были разбиты цветочные клумбы, устроены изящные беседки, увитые виноградом, хмелем и плющом и гармонично вписывающиеся в парковый ландшафт. На аллеях парка были установлены чугунные скамьи для отдыха.

В верхней части рощи, на месте прежде вырубленных деревьев, были заложены четыре фруктовых сада. Ручей Карабинка в нескольких местах перекрыли дамбами, благодаря чему образовался каскад из пяти прудов. Дно этих прудов было выложено ракушечником. В пруды запустили рыб и декоративных плавающих птиц. Большая работа проводилась и по благоустройству родников, рождающихся из-под северного склона. Был заново обустроен родник Карабин, получивший своеобразное архитектурное обрамление из плит известняка-ракушечника, каптирован родник Северный, который в дальнейшем стали называть Павловским. Через ручьи и ручейки были построены небольшие каменные мостики с ажурными перилами. Дно и борта ручья Карабинка были выложены камнями. Украшением рощи стали многочисленные каменные чаши, наполняющиеся через небольшие фонтанчики родниковой водой. На террасе, вблизи Верхнего пруда, были построены каменный дачный дом и хозяйственные постройки.

– Даже не верится, что в Ставрополе была такая красота!..

Источник и Верхний пруд на открытке начала XX века.
Источник и Верхний пруд на открытке начала XX века.

– Это ещё не всё. В нижней части парковой рощи Павлова располагались плантации ягодных культур и овощей, виноградник и фруктовый сад, где выращивали свыше 1000 сортов яблок, груш, слив, вишен, персиков и абрикосов. Саженцы завозили из Европы, Америки, Средней полосы России и Кавказа. Реконструкция парка была закончена в 1861 году. Спустя 20 лет площадь Павловой дачи увеличилась за счет приобретения дополнительных земель и пустоши, на которых были организованы плодопитомник и опытное поле.

В праздничные и воскресные дни парковая роща была открыта для посетителей. Любой житель города мог бесплатно отдохнуть на тенистых аллеях, испить родниковой воды, откушать ягод и плодов под звуки духового или струнного оркестра, располагавшегося под навесом самой крупной беседки. Любители рыбной ловли могли посидеть с удочкой возле искусственных водоемов.

– Похоже, в то время Павлова дача была довольно популярным в городе местом...

– Это действительно так. В документах Государственного архива Ставропольского края я обнаружил любопытный документ, свидетельствующий об этом. В 1893 году в Ставропольскую городскую управу обратился сын полка из обер-офицерских детей некий Федор Исидорович Маметханов. Он просил разрешения содержать «линейное (омнибусное) сообщение между городом, дачей Павлова, Лагерем, Холодным родником и Иоанно-Марьевским монастырем». Напомню, что омнибус представлял собой многоместную пассажирскую карету на конной тяге, двигающуюся по расписанию и определенному маршруту внутри города. Своего рода современная «маршрутка». Заявитель описывал преимущества этого дешевого и удобного средства передвижения, маршрут следования и стоимость. Так, «плата за одно место от Троицкого собора до Павловой дачи» должна была составлять 10 копеек. Было ли удовлетворено ходатайство Ф.И. Маметханова, в архивных документах не указано. Зато из них явно следует, что Павлова дача в конце XIX века была местом весьма популярным.

– Наш земляк Лавр Павлов был человеком незаурядным, поэтому неудивительно, что за парком на долгое время закрепилось его имя. К тому же, Вы говорите, он был меценатом…

– Действительно, Лавр Павлов многое сделал для Ставрополя. Он и завещание своё составил с особыми указаниями: «Принадлежащую мне в 3-й части города, близ так называемого Карабинского источника, усадьбу, в коей земли двадцать пять тысяч триста двадцать одна квадратная сажень (11,53 га), со всеми постройками, фруктовым садом и дикорастущим лесом, завещаю в неотчуждаемую на вечное время собственность города Ставрополя…». В 1884 году, после смерти Лавра Ермоловича Павлова, дачу взял в аренду садовник И.П. Соколов. Впоследствии, в 1897 году, обустройством рощи занимался известный садовник Бернард Осипович Новак. На основе имеющегося сада он создал самый крупный на Северном Кавказе питомник фруктовых и декоративных деревьев, устроил еще одну террасную аллею. В то время применялась новая методика посадки деревьев: три саженца помещались в одну лунку вплотную друг к другу до их естественного сращивания между собой. Со временем вырастали деревья, имеющие трехгранную форму. Такие дубы, ясени и каштаны и сейчас не увидишь больше нигде в городе, кроме Павловой дачи.

В своём завещании Л.Е. Павлов поставил непременное условие: на подаренной городу земле должно быть выстроено помещение для жилья двенадцати беднейших семейств, не имеющих своего крова, с небольшой домовой церковью Преображения Господня, с установкой в ней двух икон во имя мучеников Евдокии и Лавра (Евдокией звали жену Лавра Ермоловича). Рядом предусматривались помещения для жительства двух престарелых духовных лиц, «где могли бы они успокоить себя в последние дни жизни». И, наконец, на завещанной городу земле Л. Павлов предписывал построить бесплатное двухклассное училище на пятьдесят детей мужского и женского пола, именовав его Александровским приютом для бесприютных сирот. В нем поставить икону святого князя Александра Невского. На постройку всего названного предназначались 25000 рублей, в том числе из суммы, вырученной от продажи двухэтажного каменного дома на Базарной улице Ставрополя.

– Ну и как город исполнил волю покойного мецената?

– Из протокола заседания Ставропольской городской Думы от 10 августа 1890 года мы узнаем, что постройка здания начального училища на даче Павлова закончена. Правда, оно стало именоваться Павловским, ведь Александровским в то время уже называлось училище на 2-й Ясеновской улице – ныне школа № 12. Небольшое одноэтажное здание Павловского училища сохранилось до наших дней, это восточная часть лицея № 10. Со временем помещение оказалось тесным из-за возросшего числа жителей Форштадтских предместий, дети которых учились здесь. Поэтому в 1915 году было построено новое здания училища по проекту архитектора Н. Марченко. И вновь на средства Л. Павлова. Это было оригинальное двухэтажное строение из полированного пелагиадского камня-ракушечника со светлыми классами, рекреационными коридорами и четырьмя удобными квартирами для учителей. Здание сохранилось до наших дней, в нем располагается лицей № 10.

– А что стало с наследством Павлова после революции?

– В 1920-х годах Павлова дача становится приютом для беспризорных детей. В дальнейшем здесь открывают дом инвалидов, а затем – Дом отдыха. Городские власти мало уделяли внимания этому объекту, и он со временем пришел в запустение. Часть фруктовых садов вырубили, а оставшийся старый сад постепенно дичал. Полностью были уничтожены ягодник и плодопитомник, пруды замусорены. В 1930-х годах Дом отдыха был ликвидирован, а на его базе размещена школа партийного актива (партшкола) с прекрасной библиотекой и общежитием для слушателей.

Во время оккупации на Павловой даче располагалась немецкая часть. Многие деревья были вырублены, а территория пришла в запустение. После освобождения Ставрополя жители близлежащих домовладений использовали свободные участки дачи под свои огороды. Летом 1944 года на территории дачи для детей военнослужащих был организован пионерский лагерь. Партийная школа возобновила свои занятия после Великой Отечественной войны.

Во второй половине XX века площадь Павловой дачи значительно уменьшилась из-за наступающих огородов и дач горожан. Уникальный уголок природы все больше стал приходить в запустение. Местные жители без стеснения грабили Павлову дачу, даже больше, чем оккупанты. Постепенно для своих личных нужд они разобрали каменные плиты, которыми были обложены дорожки, лестницы, аллеи, пруды и родники. На бывших террасных аллеях паслись козы, уничтожающие растительный покров. Пруды постепенно заросли тростником, а родники оказались замусоренными.

С 1988 года Павлова дача находится под охраной государства, а в 1989 году сохранившиеся строения и территория упраздненной советской партийной школы были переданы городской детской клинической больнице имени Г.К. Филиппского. Территория была благоустроена, и даже предпринимались попытки возродить некоторые объекты Павловой дачи, но это не всегда шло на пользу памятнику культуры. И теперь заинтересованность в дальнейшей судьбе памятника культуры, проявленная сегодня представителями городской власти, вселяет определенный оптимизм.

Фотоматериалы из фондов Ставропольского государственного музея-заповедника имени Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве.

Ставропольский краеведческий музей, история, памятники, Дума Ставрополя

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Последние новости

Все новости