Как мы убивали вино

Наталья Буняева

Как мы убивали вино

Губит людей не пиво, не вино и даже не водка… Неграмотная политика губит. 26-й год идет с начала знаменитой антиалкогольной кампании, невольно ставшей одним из элементов горбачевской перестройки. Третий десяток лет, казалось бы, вполне достаточный срок, чтобы историки и экономисты расставили все точки над «i». Однако ожесточенные споры о значении той кампании для СССР ведутся по сей день.

 

Ошибка «резидента»…

 

Почему-то все уверены, что автор идеи повсеместной борьбы с пьянством и алкоголизмом — генсек Михаил Горбачев. Это неверно: к тому времени, как вышел знаменитый Указ от 17 мая 1985 года, Михаил Сергеевич всего два месяца руководил страной. За такое короткое время соответствующий указ не сочинить, да и проблем в стране было столько, что новый генсек погрузился в них с головой — в дефиците было все: от ползунков до пива. Комплекс мер по искоренению пьянства начали разрабатывать еще при Брежневе. Не успел Леонид Ильич тогда, умер… А то неизвестно кого бы сейчас поминали недобрым словом производители и потребители «настоящих» вин, не собранных в химлаборатории.

 

Как все начиналось

Основная история началась в 1984 году: для всестороннего исследования проблемы была создана специальная комиссия при Политбюро во главе с Михаилом Сергеевичем Соломенцевым. Итогом ее работы и стали решения ЦК и Совета Министров, опубликованные 17 мая 1985 года. Так что Михаила Сергеевича тут и близко в этой «очереди исполнителей» не стояло. Это уже стереотип сработал: раз позволил допустить развал страны (что тоже еще доказать надо), то и виноградники чуть ли не сам перепахивал… И почему-то именно борьба с пьянством запомнилась многим как основной элемент перестройки. Тоже стереотип: на фоне этой самой борьбы мы многое подзабыли. К примеру, два куска мыла и пачку масла на месяц. Да еще и по талонам… Рыться в исторических файлах полезно: есть возможность хоть что-то исправить.

Вернемся к антиалкогольной кампании

Не шибко Указ обрадовал и самих членов Политбюро и ЦК КПСС. Уже тогда управленцы предприятия под названием «страна» понимали: эта кампания - жесточайший удар и по экономике государства, и по здоровью его населения. Наши тогдашние руководители в подавляющем большинстве были людьми далеко не юного возраста, да что там — престарелые граждане. А у них опыта было ого-го… По сути, страна к тому времени несколько веков боролась с пьянством теми или иными способами. Да что далеко ходить? Царя Николая Второго достаточно вспомнить: накануне Первой мировой он выпускает свой указ, согласно которому жестоким штрафам, а иногда и уголовными делами с каторгой на другой стороне приговора подвергались и те, кто выпускает некачественный «питейный» товар, и те, кто продает. Ну и те, кто покупает… Эти во все века были страдательной стороной: болезни, вызванные алкоголем, неизменны на протяжении всей истории виноделия…

Егор Лигачев

Ярым сторонником Указа от 17 мая был Егор Лигачев. Его современники вспоминают: «На каждом секретариате он кого-нибудь отчитывал - то Грузию, то Молдавию, то Чечено-Ингушетию… Заместитель председателя Гос-плана, который ведал вопросами продовольствия, тоже получал выговоры. Наше государство вообще театр абсурда, а уж тут и говорить не о чем. Не приведи господи, если кто-то употребил шампанское по случаю чьей-нибудь свадьбы или дня рождения, да еще являясь при этом членом партии. Его вызывали на собрание и прорабатывали. В общем, вводилась какая-то антиалкогольная опричнина». Начиналась всесоюзная антиалкогольная истерика. Рассказывать о комсомольских свадьбах поколению «второго возраста» смысла нет. Все помнят эти странные действа: вроде на столе соки-воды, в графинах, в бутылках «Байкал» и ультрадефицитная «Пепси-кола», а народ за столами нестройным хором песни поет. При этом успешно разливая водку-вино из помеченных графинов или вообще под столом.
А Указ-то умный!
А что же Горбачев? А он старался как-то пригасить истерию. В конце концов, указ был достаточно умный: умеренно сокращать потребление, строить дворцы спорта и стадионы, не оставлять молодежь на улице… Он не был сторонником таких мер, он пытался оздоровить население. Имея возможность без конца кочевать из страны в страну, он видел, как «красиво» пьют англичане и немцы, французы и итальянцы. Возможно, он одним из первых и понял, что такое сухой закон, и вводить его не собирался. По-любому, такие меры - это разбазаривание и без того пустой казны государства.  Да и не был он силен до такой степени, чтобы прямо взять и вырвать с корнем виноградники.

Начало.

Сначала была водка. Ограничения фантастические даже по нашим временам!
Цены на «жидкую валюту», куда впоследствие вошли вино и даже пиво, выросли более чем наполовину. Далее: введение всевозможных ограничений на оборот алкогольной продукции. Розничную продажу алкоголя разрешали только после 14 часов, при этом в руки давали по две, а в особо суровые времена по одной бутылке в руки. Но наш народ эти меры не смутили: если нет водки, будем пить! И «в дело» пошли очистители для стекла, всевозможные аптечные настойки, одеколоны. «Тройной», уместный разве что как средство для обработки ран, расходился так, что коньяки в добрые времена позавидовали бы!
Вся кампания переросла в фазу абсурда. Речь идет, в первую очередь, о вырубке виноградников и перепрофилировании заводов алкогольной отрасли. Сейчас ученые- экономисты подсчитали и удивились: до антиалкогольной кампании мы ежегодно получали 5—6 миллионов тонн винограда. Потом посчитали, и оказалось, что те же 5 - 6 миллионов тонн ежегодно получали и в 1985 - 1988 годах. Где же вино? А тут как раз все просто: страна стала урезать закупку оборудования для производства алкогольных напитков. Рубили виноградники… Досталось тогда Молдавии, Грузии, Армении и Крыму. Площади виноградников сократились в несколько раз. Посадки некоторых сортов были практически сведены на «нет». Кстати, на местах, где раньше произрастали элитные технические сорта, зачастую высаживали обычный столовый виноград. Не обошлось без трагедий. Так, например, известный ученый-селекционер из крымского НИИ «Магарач» Павел Голодрига, видя, как под гусеницами бульдозеров гибнет дело его жизни, покончил с собой.

Ставропольский виноград

О том, как на Ставрополье проходил этот процесс «обезвинивания», рассказал Алексей Сергеевич Лысенко, директор ГУ «Ставропольвиноградпром». «К сожалению или к счастью, на Ставрополье лозу не рубили и не запахивали. Я сам вырос, можно сказать, в винограднике, отец всю жизнь занимался виноградарством, так что вся эта кампания перед глазами прошла. Срок эксплуатации промышленных виноградников составляет 20 - 25 лет, и к моменту выхода Указа ставропольские виноградники уже необходимо было менять. А вот менять нам уже ничего не пришлось: старая лоза уходила, новую подсаживали, но в меньшем количестве. Нам пришлось перепрофилировать практически всю винодельческую отрасль. Винные заводы начали лить в бутылки соки… Высококачественное сырье для винодельческой промышленности перерабатывалось на корм скоту. Короче, люди работали, но делали вовсе не то, к чему привыкли… Марочные сорта вина попросту исчезли. Стали выпускаться столовые вина, а, к примеру мускат вообще стал большой коллекционной редкостью… Уходили люди, кто-то на пенсию, кто-то пытался наладить свой бизнес, терялись уникальные рецепты, закрывались хорошие магазины, где можно было не только купить, но и продегустировать вино. К сожалению, сейчас уже поздно говорить об этом. Можно ли сейчас купить настоящее виноградное вино? Можно. В крае работает ряд заводов с полным производственным циклом по производству натуральных вин, есть фирменные магазины. Но, к сожалению, развелось множество (и не только в крае) коммерческих предприятий, где, не имея ни одной лозы, хозяин выпускает миллион бутылок вина. Химическая промышленность не только не сдала позиций, она вон какую силу набрала: спирт, вода, краситель, ароматизатор - вино готово. По техническим условиям, изобретаемым, можно сказать, на месте, в кабинете у стола, можно создать такой напиток, что и опытный дегустатор не поймет, что попробовал!
Чтобы читатель не особо задумывался, какое вино купить к столу, могу сказать одно: читайте внимательно этикетку, не покупайте слишком дешевое вино. А так на ваш вкус: один предпочитает вино за сто рублей, другой за тысячу… В общем, общество само регулирует качество. И не только вина. Надоест обществу есть «коммерческие продукты» и пить такое же вино, будьте уверены: «химия народу» будет служить уже в другом качестве. Государство борется с подделками. Но борется оно — за безопасность! Если все эти добавки безопасны, значит можно. Такая вот эра коммерческого виноделия: пока государство разрешает, ненатуральное вино будет стоять на полках, как бы я лично и мои коллеги ни боролись с этим явлением. Недобросовестное виноделие не имеет никакого отношения к виноделию настоящему. Кстати, в свое время, МОВВ (Международная организация виноградарей и виноделия) возглавлял несколько лет подряд наш соотечественник, выходец из наших южных краев Павленко Н. М.

Итого…

По прошествии четверти века мы поняли, чем явилась для нас антиалкогольная кампания.
Дорогостоящее импортное оборудование заржавело на складах и под открытым небом. В результате перепрофилирования заводов и «разгрома» алкогольной отрасли были утрачены уникальные рецепты и технологии. Не обошлось и без бюджетных потерь: доходы от торговли водкой всегда занимали в российском бюджете весьма заметное место. Сколько потерял бюджет и были ли эти потери роковыми, сказать довольно сложно: по мнению
некоторых аналитиков, ущерб государству составил более ста миллиардов рублей в тогдашних ценах. И не тогда ли зародились все наши финансовые кризисы? А вот полный абсурд: если в кинофильме герои «наливали» — фильм спокойно укладывался «на полку». В МИДе дипломатам не наливали! Даже здесь возникали скандалы - протокол нарушался! В августе 1985 года было создано Всесоюзное общество трезвости, к которой быстро «присоседилась» куча чиновников.
25-летний юбилей антиалкогольной кампании заставляет задуматься над вопросом: нужно ли бороться с пьянством в современной России и не ждет ли нас подобная эпопея в будущем? Действительно, сегодня «алкоголизация населения» стала еще выше, чем была в 1984 году, до «горбачевской» реформы. Согласно данным статистики и оценкам экспертов, россияне выпивают от 14 до 18 литров чистого алкоголя в год! И младенцы, и древние старцы… Однако проведение новой кампании страна уже не потянет: практика показала, что та реформа была неэффективна. Сейчас же, в условиях рынка, государство проиграет всухую. Антиалкогольная кампания сегодня просто не пройдет: необходима проработанная долгосрочная «алкогольная» политика и учет опыта развитых стран.
Вот такая беда стряслась у нас в стране… Все вышенаписанное опирается на исследования экономистов, аналитиков, ученых. Еще много чего можно бы и дописать, но, увы, газетные площади не позволяют. Да и в рекламе могут заподозрить…

 

 

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов