КАРТИНЫ ОЖИВАЮТ, КОГДА МЫ СПИМ…

Наталья Буняева

При рождении ее назвали, как маму, Ольгой. И потом всю жизнь обеих, и мать, и дочь, сопровождала некая путаница… Пришлось «переименовываться» в Алену, но и это продержалось недолго – для многих так и осталась Ольгой. Ольгой Глонти.

Вся жизнь для нее – живопись… Хотя нет, увлечений, конечно, много… Но когда входишь в маленькую, аккуратную квартирку, кажется, что вся она заставлена мебелью, книги повсюду… И только осмотревшись, вдруг понимаешь, что это пространство полностью завешено картинами. Да какими! Надо видеть – так и не расскажешь…

Родители Оли, мама-врач и папа-спортсмен, дали маленькой Оле то, что стоит дорого по любым меркам: жизнь в Крыму, на берегу самого синего Черного моря. Южный берег Крыма – Мекка для художников, особенно для маринистов — живописующих море. Детвора с самых пеленок заглядывала в мольберты, не отставала от них и маленькая Оля. Отсюда, наверное, желание стать художницей. И не просто так, а настоящим живописцем.

Детские кружки рисования сменялись курсами и подкурсами, жизнь текла, и однажды семья, претерпев некоторые изменения (мама второй раз вышла замуж – за военного), переехала в Тбилиси.

Пятнадцать лет жизни в столице Грузии сделали из Оли настоящую грузинку. Грузинский – без запинки, обычаи и традиции – пожалуйста! И учиться пошла опять же туда, где «лепят» настоящих художников – в Тбилисскую художественную академию. Но до нее – художественное училище имени Якоба Николадзе.

В том, что в художественную академию поступила очень талантливая девочка, не сомневался уже никто. Особенно преподаватели. Оля рассказывает, как еще в процессе обучения ее рисунки «уходили» со стен академии прямиком в учебный фонд. Педагоги даже согласия не спрашивали: надо, и все!

Помимо любимых натюрмортов Ольга пишет великолепные портреты. Я мало что понимаю во всем этом деле, но честно – один в один! Да еще так, что внутренняя суть человека раскрывается на глазах… И чиновник уже не просто чиновник, а весьма представительный господин или простой, любящий семью, и особенно внуков, дедушка… Такие ассоциации: имею право на свои мысли!

Ну и чтобы уж добавить красок в этот чудесный портрет художницы: ковроткачество, батик, гобелен любых размеров (училась на старинных станках), представьте себе – спорт! Горные лыжи с детства. Вся экипировка, любой склон не страшен.

И еще: Оля реставрирует иконы… Это – для души, для сердца, для успокоения, если хотите… Это как раз то, что придает сил: двести лет икона угасала, темнели лики, осыпалась краска, позолота с нимбов… И вот нашлись маленькие и умелые руки (хорошие реставраторы нынче на вес драгметалла): Оля уже много лет восстанавливает иконы для храмов, а заодно и помогает храмам, чем может. Приходилось реставрировать иконы 15 — 16 веков и в Грузии, и в России…

Вот так мне повезло: Ольга Глонти с недавних пор моя соседка. И если совсем уж прижимает и хочется найти веревку покрепче, иду к ней: вместо веревки – огромная чашка чая, добрейшее существо с хвостиком – чудо-кошка и бесконечные рассказы и мечты…

«Знаешь, я уеду жить к морю… Я знаю даже место, где буду жить: каштановый лес кругом. Маленький поселок, все тебя знают, раскланиваются при встрече… Все всех любят, все всех знают… Для многих – мечты так и остаются мечтами. Для меня – нет. Я знаю, что меня все это ждет: каштаны, море, горы, синее небо над ними… Все, что люблю».

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов