Казачий мир

.

история Отечества

(Продолжение. Начало в №161 от 28 августа 2018 г.)

Устройство внутреннего быта и традиций у донских казаков было в духе древнего Новгородского вече. Главным административным, законодательным и судебным органом являлся Войсковой Круг. Круг назначал походы и производил межевание земельных угодий и водных ресурсов, ему принадлежали утверждения судебных приговоров и смертной казни. В течение многовекового жития у казаков сложились традиции народоправства с выборами своих начальников – атаманов. На Кругу избирались казачьи начальники, а главным исполнителем решений Войскового Круга был войсковой атаман. Кроме войскового атамана, станицы и казачьи городки избирали своих атаманов – эффективный прообраз местного самоуправления. На Войсковом Кругу каждый казак имел право голоса.

Атаман Степан Ефремов.
Атаман Степан Ефремов.

В 1554 году Иван IV (Грозный) задумал завоевание Астраханского государства. Через Посольскую станицу он обратился за помощью к донским казакам. Именно тогда казаки впервые собрались вместе в городке Раздоры на большое мероприятие, которое обозначили как Казачий Круг. На майдане они решили «воспомоществовать царю Ивану IV».

С этого времени словосочетание «Казачий Круг» стало постоянным не только у донских казаков, но и в дальнейшем во всех казачьих войсках. Вскоре Казачьи Круги стали проходить по специальному церемониалу и приобрели форму своеобразной традиции. В первые времена в них принимали участие все казаки не моложе 16 лет, проживающие в главном казачьем городке. Все остальные жители казачьих городков, станиц и всего войска: женщины, работные люди, зажиточные бурлаки, тумы (дети казаков от восточных женщин) не допускались на Круг.

Под звуки церковного колокола на майдан (площадь) со всех сторон казачьего городка стекались казаки. Когда майдан заполнялся, то перед казаками в круг выходил казачий атаман со знаком верховной власти – булавой в руке. За атаманом несли бунчук – символ общевойскового достоинства. Он представлял собой ореховую палку с посеребренным и позолоченным шаром, из которого свисали белые волосы хвостов лошадей, представляющие символ свободы и воли.

Когда атаман и есаул доходили до центра круга, то последний громогласно возглашал: «А ну помолчи, атаманы-молодцы, атаман наш войсковой трухменку гнёт» (трухменка – высокая барашковая шапка-папаха). Атаман обязан был снять с головы трухменку, кланяться казакам на все четыре стороны. Затем все казаки со священником читали молитву. После этого приступали к обсуждению вопросов, которые намечалось рассмотреть на Казачьем Кругу, а также и тех вопросов, которые возникали по мере его проведения. В знак уважения к такому важному событию, как Казачий Войсковой Круг, все вопросы на нём решались казаками стоя. При одобрении обсуждаемого вопроса они кричали: «Любо!». Если же им не нравилось решение, раздавались дружные крики: «Не любо!». Любой казак имел право выступить и высказать всё, что хотел. Обсуждение вопросов шло до тех пор, пока большинство казаков (не менее 2/3 от присутствующих) не выскажется за выгодные обществу решения. Утверждённые решения становились законом, и их обязаны были выполнять все казаки. Тех, кто отказывался исполнять решения Казачьего Круга, ожидало суровое наказание. Со временем подобные Казачьи Круги стали проводиться по тем же традициям и в каждой станице, хуторе.

В 1570 году на Дону после взятия Казани возникло автономное казачье войско с автономным и эффективным военным управлением. Этот год считается годом основания Донского казачьего войска, хотя эта дата чисто условная, так как историки её относят к более древним временам.

Автономия казачьего войска повлияла и на общественное самоуправление, которое осуществлялось от хуторов, станиц до Войскового Круга. К этому времени относится и разделение полномочий между Войсковым Кругом, местными станичными и хуторскими обществами. При этом неизменным оставалось право участия каждого казака на Войсковом Круге. Однако из-за значительного расстояния между столичным казачьим городком, станицами и хуторами, не все они имели возможность присутствовать на Больших Казачьих Кругах. В таких случаях по согласованию со станицами и хуторами на Войсковых Кругах могли участвовать только жители главного городка, а их решения направлялись ниже по инстанции. Дела обыкновенные, частные, не представляющие большую значимость, решались на станичных и хуторских Кругах, так как и там уже повсеместно было установлено общинное самоуправление.

С созданием войскового управления стали проводиться и Валовые Круги (в них участвовали казаки, избранные всеми казачьими обществами). Эти Круги рассматривали в основном гражданские и экономические дела и собирались в особых случаях. В них участвовали казаки, избранные всеми казачьими обществами. Эти Круги являлись своеобразной Высшей Общественной Палатой. Валовой Круг мог отменить или изменить решения Войсковых Кругов, но был неправомочен, если на нём не присутствовал хотя бы один представитель станичных обществ.

После подавления восстания под руководством С. Разина общественное самоуправление в Войске стало заметно снижаться. Московским царям не по нраву была автономность грозного соседа, и они втайне принимали различные меры, чтобы присоединить Донское Войско к своей территории.

В 1671 году царь Алексей Михайлович пригласил в Москву многих влиятельных атаманов. Он принял их радушно, долго беседовал, дал им дорогие подарки и пообещал оказывать донским казакам всяческую помощь, если они дадут присягу ему «на верность». Атаманы, обласканные царём, дали ему обещание, что постараются выполнить его просьбу.

24 августа 1671 года собрался Войсковой Круг, на котором было объявлено о «царской милости» по поводу подавления разинского восстания. Все казаки облегчённо вздохнули. Но когда полковник Григорий Косагов заговорил о присяге с целованием креста, то многие казаки сказали: «Мы рады служить государю, но без крестного целования». Четыре дня продолжался Войсковой Круг. Наконец под давлением домовитых казаков удалось присягнуть «на верность службе государю». Впоследствии такая же присяга «на верность» принималась всем царям.

С принятием Доном присяги русскому царю казакам запрещалось совершать самостийные набеги на суше и море. Серебряные насека и печать стали теперь изготавливаться в Москве и вручаться атаману царскими чиновниками при его избрании.

Неповторимый урон казачьему самоуправлению нанёс царь-император Пётр I. Со времени начала его правления начинается и постепенное, но планомерное расказачивание. За короткий срок Пётр I несколько раз побывал на Дону, ознакомился с бытом, жизнью казаков, познакомился со многими влиятельными атаманами, казаками и стал с их помощью внедрять изменения в общественный уклад жизни казачества. В 1700 году под давлением царя и преданных ему атаманов было  принято решение реформировать Войсковой Казачий Круг. Теперь на Круг имели право собираться не все казаки, а только станичные атаманы и с ними по два старика от каждой станицы. После подавления Булавинского бунта по приказу царя было уничтожено и выслано в Сибирь несколько десятков тысяч казаков. Незначительной их части во главе с атаманом Игнатом Некрасовым удалось бежать на Кубань, а потом в Турцию, откуда их потомки возвратились в Россию только во второй половине ХХ века и поселились в Ставропольском крае.

Расправившись с виновными и невиновными казаками, царь-реформатор приступил к изменениям и в казачьем самоуправлении.

С 1716 года все сношения Дона с Российской империей были переданы в ведение Сената, а с 1723 года в ведение Военной Коллегии. В 1721 году указом императора запрещено проведение Войсковых Казачьих Кругов. Приостановив проведение Кругов, Пётр I с 1723 года стал назначать войсковых атаманов. С этого времени войсковые атаманы получили наименование наказных, т.е. назначаемых. Таким образом, Войско Донское рассматривалось теперь не как иностранное (хотя и вассальное), а как «особый род вооруженных сил Российской империи».

Правление императрицы Анны Иоанновны ознаменовалось тем, что должность атамана стала «жалуемым правительственным чином». Войсковые Круги, как одна из демократических форм самоуправления, с этого времени прекратили своё существование вплоть до 1918 года. Назначаемые войсковые атаманы порой до самой смерти выполняли свои обязанности, а нередко передавали бразды правления своим сыновьям или близким родственникам. В первые времена изменений в казачьем самоуправлении наказные атаманы являлись выходцами из среды казачества, а впоследствии и эта традиция была нарушена. На эту должность назначались видные князья, генералы. Теперь, начиная от чина войскового старшины, казачьи офицеры и генералы получали потомственное дворянство, а вместе с этим большое количество плодородной земли, передаваемой ими по наследству.

Уже в 1811 году император Александр I своим указом приказал оформлять казаков в военное сословие, наряду с другими сословиями. Этот указ запрещал свободную запись в это сословие и выход из него. В течение первой половины XIX века выходит ряд указов императора и постановлений Сената, которые регламентировали военную и экономическую жизнь войска. Гражданская составляющая центральных органов управления упразднялась.

Таким образом, казаки, один из славянских этносов Российской империи, имевшие многовековую самостоятельность, методом подкупа казачьей верхушки и систематической деятельности бюрократического аппарата царской власти постепенно потеряли свою самобытность и превратились в военное сословие.

Во всех казачьих войсках установилась сложная система управления, в корне отличавшаяся от той, которую казаки выстраивали в течение многих столетий. Назначаемые императором атаманы и их правления не были подотчётны казакам и правили войском так, чтобы угодно было царскому правительству, а не обществу.

В 1828 году императором Николаем I было официально принято положение о войсковых атаманах и учреждена войсковая канцелярия. В этом же году утверждена должность Верховного атамана казачьих войск. Эту должность получал наследник императора при смене царской власти.

Несмотря на то, что Войсковые Круги были отменены, царское правительство не решилось отменять станичное и хуторское казачье самоуправление. Здесь Казачьи Круги по-прежнему действовали успешно. Цари и его чиновники знали, что именно в станицах и хуторах создавалось казачье общинное самоуправление, которое казаки ценили. Уничтожение власти в казачьих поселениях могло привести к непредсказуемым бунтам.

Причем нередко бились за казачью демократию не только рядовые казаки, но и атаманы. Атаман Степан Ефремов (1730-1784), приняв атаманскую булаву от своего отца Данилы, оказался атаманом не только властным, но и свободолюбивым. Он направил в Военную Коллегию письмо, в котором требовал расширить права атамана. Коллегия не согласилась с его предложениями и направила на Дон соглядатаев во главе с генералом Череповым. Разумеется, этого свободолюбивый атаман не смог снести. На одном из важных мероприятий он громогласно заявил: «Ежели правительство мне не доверяет и прислало следить за мной своих соглядатаев, то я могу с войском уйти в горы и наделать таких дел, что царица (Екатерина II) меня не забудет... Стоит мне сказать слово Джан Малику-бею (адыгу), как на Дону ни одна московская душа не останется…».

Ефремов отправился по станицам, чтобы поднять Дон против правительства. Генерал Черепов в отсутствие войскового атамана собрал Круг, на котором зачитал указ Военной Коллегии об аресте Ефремова. Казаки этому не поверили, схватили генерала, избили его и потащили к Дону, чтобы утопить. На счастье Черепова, в это время в Черкасск вернулся войсковой атаман Ефремов и спас генерала. Черепов вернулся в Петербург и доложил обо всём Военной Коллегии. Вскоре атаману Степану Ефремову предъявили обвинение в измене императрице. Тайно решено было арестовать войскового атамана.

Капитан-поручик Ржевский с тремя эскадронами ночью захватил его и доставил в крепость св. Димитрия Ростовского (н/в Ростов-на-Дону). Узнав об этом, казаки многих станиц решили освободить своего атамана и осадили крепость. Командир крепости полковник Потапов пытался успокоить казачью толпу, но они не соглашались и хотели приступом взять крепость. Тогда к стенам крепости привели войскового атамана, который стал успокаивать казаков и просил их обратиться к матушке императрице с просьбой возвратить им их атамана.

Вскоре состоялся Войсковой Круг, на котором принято решение о невиновности войскового атамана и разослать письма во все станицы. В письмах сообщалось и постановление «никакого мятежа между собой не иметь». Пока письма обсуждались в станицах, взрыв всеобщего возмущения был погашен, а войсковой атаман тем временем был доставлен в столицу.

22 апреля 1773 года войскового атамана Степана Даниловича Ефремова в Санкт-Петербурге судили военным судом. Он был признан виновным по многим статьям и был приговорён «к лишению живота», т.е. смертной казни. Но, учитывая его многие заслуги, Екатерина II смягчила приговор. Ефремов был сослан на вечное поселение в город Пернов.

Через год дело войскового атамана было пересмотрено, он был возвращён в Санкт-Петербург и прощён. Ему предложили жить в Таганроге, но он пожелал остаться в Санкт-Петербурге, где и умер 15 марта 1784 года. Был похоронен на кладбище Александро-Невской лавры. Казаков, уличённых в противогосударственных выступлений, простили и выпустили из тюрем. Позже в разгар восстания под руководством Е.И. Пугачёва граф Панин сказал, что, «если бы атаман Ефремов в пору схвачен не был, имели б всю Кубань на плечах».

За «Казачий Присуд» пострадало немало как простых казаков, так и казачьей старшины, атаманов, но былой демократии им вернуть так и не удалось.

Петр Федосов, кандидат исторических наук, член Союза журналистов РФ.

(Продолжение следует.)

казачество, история России

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Последние новости

Все новости